Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Почему приемные семьи в селах и малых городах возвращают подростков

На круглом столе в Общественной палате РФ благотворительный фонд помощи детям-отказникам и детям-сиротам «Бюро добрых дел» вместе с Центром доказательного социального проектирования МГППУ представили результаты совместного исследования. Отчет посвящен факторам, которые влияют на возврат приемных детей из семей в сельской местности и малых городах. После презентации исследования эксперты из социально ориентированных НКО и лидеры мнений обсудили проблемы, с которыми сталкиваются приемные семьи.

Данные исследования и обсуждение экспертов в обзорном материале «Таких дел».

Мальчик после тихого часа в центре содействия семейному воспитанию «Центральный»Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Почему детей возвращают в приюты?

В исследовании приняли участие приемные мамы из трех российских регионов, проживающие в сельской местности и малых городах, эксперты с опытом сопровождения приемных семей и возврата, а также руководители и специалисты организаций для детей-сирот.

Среди возможных сценариев возврата исследователи выделили три возможные причины: накопление трудностей (когда конфликты не решаются длительное время), наложение кризисов (когда параллельно актуализируются разные процессы), непростительный проступок (когда какое-то событие, например воровство или насилие, дестабилизирует отношения в семье). Отдельно они обособили пункт «экономическое фиаско», когда происходит несоответствие реального положения дел ожиданиям о хозяйственных и финансовых выгодах от принятия ребенка. 

Специалисты также исследовали внутрисемейные и внешние причины возвратов. Среди первых они выделили завышенные ожидания родителей от приемных детей (75%), низкую компетентность и незрелость родителей в вопросах воспитания и трудное поведение ребенка (по 73%).

«Самая неправильная мотивация именно взятия подростка — что мы берем помощницу, няньку, рабочую силу. Кстати, именно в сельских местностях [это происходит] очень часто. 

И причем народ считает, что это нормально

Вот возьмем себе этих самых подростков, они будут у нас здесь пахать, работать. “Ты мне наемная сила за кров и кормежку. И ты еще должен быть мне благодарен. Я тебя взял из детского дома. Ты должен пахать”. Есть такие установки. Они не проговариваются, но мотивация именно такая», сказал в рамках исследования один из экспертов.

По словам руководителя проекта, методолога центра Алексея Газаряна, для многих родителей возврат это возможность вернуть контроль над ситуацией. «Это возможность для родителя вернуть себя в ситуацию, где есть контроль и комфорт, а также в то место, где есть понимание того, что происходит», отметил Газарян.

Среди внешних факторов исследователи выделили позднее обращение родителей за помощью (75%), слабое межведомственное взаимодействие ответственных служб (38%), нехватку помогающих сервисов и специалистов для приемных семей (36%), недостаток квалификации специалистов, которые занимаются подготовкой и сопровождением (29%).

Причины, по которым приемные родители не обращаются за помощью, связаны с тем, что многие уверены в своих силах и несерьезности проблемы (44%). 24% опрошенных боятся, что информация дойдет до компетентных органов, после чего в отношении семьи могут принять меры. Еще 9% считают, что не надо «выносить сор из избы».

Как компетентные органы относятся к возвратам?

Специалисты, которых опросили исследователи, уверены, что возврат может нанести ребенку и приемным родителям серьезный психологический вред. На вопрос «Какой из тезисов наиболее точно описывает ваше отношение к явлению возвратов детей из приемных семей?» большинство (46%) специалистов ответили, что возврат возможен, если есть угроза жизни и здоровью ребенка. 41% опрошенных сказал, что «возврат не желателен, но возможен, если происходит в интересах ребенка и все попытки сохранить прежние отношения исчерпаны». 10% посчитали, что возврат недопустим совсем, и только 1% заявил, что возврат возможен всегда. 

Алексей Газарян во время выступления подчеркнул, что у специалистов со временем отношение к этому вопросу становится более философским.

«Проблема неоднородная. В ней есть разные категории, стадии, причины. То есть возврат может быть действительно единственным выходом из сложившейся ситуации, чтобы обеспечить ребенку защиту. И бывает возврат там, где недоработали, там, где могли еще сохранить семью, но вернули, чтобы перестраховаться. Кто может недоработать? Как сама семья, так иногда и органы опеки и попечительства», отметил в исследовании один из экспертов.

76% респондентов уверены, что у приемных родителей должно быть обязательное сопровождение. При этом 43% сказали, что сталкивались с негативным и резко отрицательным, осудительным отношением специалистов к приемным родителям, которые задумываются о возврате. Также некоторые специалисты и семьи сообщили, что редко взаимодействуют с помогающими службами, поскольку это воспринимается как наказание и контроль. У кого-то во время взаимодействия произошел конфликт из-за ожиданий специалиста от семьи, у других из-за обсуждения только ребенка, но не чувств родителя, также некоторые воспринимают психолога как психиатра.

Руководитель клуба приемных семей в «Арифметике добра», приемная мама Светлана Строганова поделилась своим опытом и рассказала, что органы опеки «осуждают всех — и тех, кто не возвращает [детей]».

«Мы все время виноватые»

«Ко мне однажды пришли проверять и указали, что кровать сломалась. Ну да, так бывает, это же дети!» отметила Светлана. По ее словам, из-за такого отношения приемные родители в России очень боятся трехсторонних договоров между психологом, службой сопровождения и опекой. Она сказала, что это связано с тем, что опека воспринимается как «карательный орган». При этом Светлана Строганова подчеркнула, что приемная семья это «не просто средство обслуживания приемного ребенка», но и семья. 

Как приемные дети живут в сельской местности?

Газарян отметил, что сельская местность может оказаться рисковой средой для приемного ребенка. Среди сильных сторон проживания на селе эксперты выделили традиции общинного воспитания, эффект социализации средой, общение и дружбу приемных родителей из разных семей между собой, наличие возможности естественного приучения к труду, занятость на селе.

Среди барьеров отсутствие представления о границах, тяжелое переживание сепарации детьми подросткового возраста, сложности с тем, что они «выделяются из толпы», стигма в отношении приемных родителей, страх «позора на всю округу», убеждение, что «сор из избы не выносят», фривольное отношение к теме травмы и опыту сексуального насилия.

«[Приемные родители] долго терпят, потому что это осуждение на селе гораздо страшнее, чем те проблемы, которые у них в семье. Что люди будут говорить об этом? Это прямо очень страшно. Был случай, когда мы отсняли семью для цикла передач про то, как семьи сталкиваются с трудностями и преодолевают их. Мы поехали в район, там трое деток, они маленькие, но очень сложные. И, когда мы показали эту семью, мама позвонила в слезах с вопросом: почему вы нас опозорили на всю область? Хотя опыт-то здоровский, они справились. То есть не “я сама справилась”, а “мне помогли” и “я как родитель будто недостаточно хороша”», говорит один из экспертов.

Исследователи уверены, что специалисты служб подготовки и сопровождения должны обращать внимание и учитывать те риски, которые есть у семей в сельских условиях.

Что не так со школой приемных родителей (ШПР)?

Алексей Газарян рассказал, что многие эксперты, приемные родители и специалисты недовольны качеством ШПР. В среднем они оценили работу школ на 6,6 из 10. При этом 86% уверены, что ШПР играет важную роль в успешности приемной семьи.

Среди негативных моментов респонденты выделили следующие: ШПР проходит «для галочки», на занятиях не разбирают трудности, кризисы и важные для родителей темы. Иногда школа проводится дистанционно без психологической или тренинговой работы с кандидатами.

«Я думаю, что надо время от времени, допустим раз в год-два-три, все хорошо собирать и делиться неприятными вещами, не успехами. Успехи — это хорошо. Оказывается, у всех воруют дети. Я потом узнала, когда стала жаловаться уже. До этого я молчала, мне было стыдно. В школе приемных родителей негатива не показывали. Делали упор на наше восприятие, что мы должны делать. А как мы должны защищаться — этого не было. Надо показывать и негативные стороны. И объяснять, как лучше этого избежать», уверена опрошенная приемная мама.

Светлана Строганова поделилась своей статистикой, согласно которой 70% людей, которые прошли ШПР, в итоге не взяли приемных детей. В «Арифметике добра» они создали группу для родителей, которая основана на принципе «равный — равному». Группы ведут сами приемные родители, которые делятся друг с другом проблемами и поддержкой.

О проблемах с ШПР на круглом столе рассказала приемная мама, идейный вдохновитель и основатель «НЕшколы для неидеальных родителей» Оксана Дмитрова. По ее словам, во время школ родителей часто запугивают будущими проблемами. У этого, по словам Оксаны, есть две стороны: это «отсеивает» тех, кто не готов стать приемным родителем, но, с другой стороны, «у родителей в какой-то момент включается психологическая защита, и они отказываются верить тому, что они слышат в ШПР».

«Основной фокус идет на то, что в период адаптации вы можете встретиться с разными трудностями, говорит Дмитрова. — Но проблема в том, что и после адаптации родители продолжают сталкиваться с проблемами. У родителя нет понимания, что через два года после адаптации ему может понадобиться психологическая поддержка». Также она отметила, что после окончания ШПР большинство родителей забывают полученную информацию. 

Оксана Дмитрова уверена, что для приемных родителей необходимо развивать средства дистанционной поддержки.

Как решать возникшие проблемы?

Приемные родители рассказали исследователям, что помогало им самим преодолевать сложности. Респонденты выделили среди самого основного отказ от образа будущего и формирование гибких и реалистичных ожиданий. Также они отмечали важность установки на долгосрочные отношения с ребенком, родители посоветовали не думать об отказе как о возможном сценарии и не выделять приемного ребенка относительно кровных детей.

Также респонденты заявили, что необходимо проводить семейные советы и выезды на природу, вовлекать обоих родителей в воспитание детей, своевременно обращаться к специалисту, входить в группы поддержки, профильные сообщества, посещать клубы приемных семей и форумы.

Внутри семьи опрошенные выделили важность умения общаться по душам, не затягивать решение трудностей, опыт сопереживания детям, развитие навыка терпения, установку правил и дисциплины.

«Есть хорошие слова: 

“Кто утопающему помощник? Сам он себе и помощник”

У меня подруга — практикующий психотерапевт, и сказала она мне: “Помоги, голубушка, сама себе”. Психолог может тестировать, а помочь? Помочь может только сама семья, если все заинтересованы», считает опрошенная в исследовании приемная мама.

Исследователи выявили запросы на развитие разных навыков у специалистов. Так, 41% опрошенных уверен, что им необходимо научиться распознавать кризисные и конфликтные ситуации в приемных семьях и поддерживать родителей в этот период. 49% заявили, что специалисты должны научиться проводить эффективную подготовку кандидата в приемные родители. 41% посчитал, что надо развивать навыки в реабилитации ребенка после возврата (только 4% сказали, что это же должно касаться и приемных родителей).

При этом сами специалисты хотели бы развить свои навыки в таких сферах: помощь приемным семьям на этапе подросткового возраста приемных детей (52%), воровство у приемных детей и способы его коррекции, агрессия и проявление насилия со стороны приемных родителей и приемных детей (по 41%).

В целом исследователи посчитали, что на уровне государства необходимо разработать общую позицию и стратегию в отношении ситуаций возврата, пересмотреть подход к целеполаганию и оценке качества работы по семейному устройству, совершенствовать работу ШПР, повышать компетентность специалистов сопровождения, образования, органов опеки и попечительства, развивать инфраструктуру профессионального сопровождения приемных семей, поддерживать ресурсы самопомощи среди самих приемных родителей.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: