Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Девчонки, мосты разводите?» Что такое сексуализированные домогательства и почему в России об этом никто не говорит

Жаркая погода располагает к открытой одежде на улице, и это не всегда спокойно воспринимается окружающими. По данным МВД, в 2020 году в России было зарегистрировано больше 3,5 тысячи изнасилований или покушений. В то же время проблема сексуализированных домогательств к женщинам в общественных местах как будто остается незаметной для общества. «Такие дела» попытались разобраться, что такое сексуализированное домогательство и что делать, если вы стали его свидетелем или жертвой.

Фото: Victoriano Izquierdo / Unsplash.com

«Девчонки, мосты разводите?»

Выпускница вуза Ника Кленова рассказывает, как пережила домогательство в общественном транспорте. Когда она ехала на работу, в автобусе близко к ней встал незнакомый мужчина, его член сильно упирался Нике в руку. Девушка попросила отойти от нее и не касаться, на что мужчина ответил, что Ника ему «очень нравится». Она рассказала, что испытала настоящий ужас.

Студентка Ангелина Игошина шла по людной улице и говорила по телефону, когда мимо нее проходил мужчина, который шлепнул ее по попе и пошел дальше. Девушка никак не смогла отреагировать на это. К студентке Асе Соколовой на улице подошел незнакомый мужчина и сказал, что «мужикам сейчас тяжело, все девушки ходят “полуголые” и совращают их». Студентка Настя Муратова рассказывает, что в Петербурге на Дворцовой набережной ей встретились мужчины, которые кричали: «Девчонки, мосты разводите?»

О более жестком варианте домогательств рассказывает инженер Елена Селиванова — ее история произошла в Крыму, когда она с подругой каталась на катере. Мужчина, управлявший катером, по собственному желанию продлил морскую прогулку с оговоренного получаса до двух часов. В ходе беседы мужчина попросил девушек «исполнить его давнюю мечту». «Мы без задней мысли согласились», — рассказывает Елена.

«Мы в открытом море. Он достает свой член и начинает онанировать на нас. Периодически он пытался нас трогать, но мы били его по рукам. Меня он хватал за грудь. Мы надеялись, что он закончит быстрее и мы окажемся на берегу. Мы были в шоке. Это было сродни изнасилованию», — поделилась девушка.

Как это называется?

Прежде всего, необходимо найти слова, которые объясняют, что за насилие совершается над женщиной. В подавляющем большинстве пережившие сексуализированное домогательство не могут даже себе объяснить случившееся.

Сегодня для некоторых видов домогательств в общественных местах нет русских аналогов названий. Но важно говорить о том, какие домогательства бывают, — это поможет женщинам понять, что проблема системная. Так, вербальные приставания на улице носят название «кэтколлинг».

Апскертинг — это фотографирование женщин под юбками в общественных местах. Фроттеризм — притирания, поглаживания женщины без ее согласия в общественном месте

Вуайеризм — тайное подсматривание за интимными действиями других людей, например, в общественных туалетах.

Также к сексуализированным домогательствам на улице относятся комментирование внешности, распространение информации о сексуальном опыте, демонстрация порнографии, прилюдные оскорбления, скрытая съемка, нежелательные прикосновения, преследования, навязчивые просьбы познакомиться и прочее. 

В мире

В США общественная деятельница Софи Сандберг из Нью-Йорка основала проект Chalk Back, который стал началом движения против насилия. Поскольку Софи нередко сталкивалась с сексуализированными домогательствами в свой адрес, она решила написать типичные фразы кэтколлеров на куске картона и снимать видео для инстаграма. Сегодня у нее 170 тысяч подписчиков, а идею поддерживают женщины по всему миру. 

В Германии кэтколлеров и апскертеров с недавнего времени можно привлечь к уголовной ответственности

Это произошло благодаря студентке Антонии Квель, которая в августе 2020 года создала петицию для министра юстиции ФРГ, министра по делам семьи и всего федерального правительства, чтобы акцентировать внимание на проблеме домогательств в общественных местах. По новому закону в Германии за уличные приставания можно получить до двух лет лишения свободы.

В Бельгии с апреля 2014 года преступлением являются не только сексуализированные домогательства в общественных местах, но и открытые призывы к сексу. Максимальный срок заключения по этой статье составляет до одного года.

В Португалии сексуализированные домогательства также уголовно наказуемы, они стали считаться незаконными с 2015 года. В Новой Зеландии, если преступник словесно унижает женщину — допускает пошлые комментарии или выкрики в ее адрес, его действия облагаются штрафом до тысячи долларов.

В 2018 году во Франции кэтколлинг также признали незаконным сексуализированным домогательством, за которое можно получить штраф до 750 евро. В Англии летом 2017 года был принят закон против апскертинга, по нему за приставания к незнакомой женщине можно получить до двух лет лишения свободы.

В Японии существуют вагоны метро только для женщин. Это снижает риск стать жертвой апскертера или кэтколлера. В то же время такие виды домогательств в Японии по-прежнему не являются уголовно наказуемыми. 

В России

В России предложения создать в метро вагоны только для женщин тоже звучали: первый заместитель председателя Общественной палаты Ленинградской области Владимир Петров в июле этого года направил министру транспорта России Виталию Савельеву письмо с предложением провести эксперимент по запуску таких вагонов метро. По словам политика, это могло бы обезопасить беременных женщин, женщин с маленькими детьми, а также тех, кто регулярно сталкивается с сексуализированными домогательствами.

В 2018 году во время чемпионата мира по футболу кризисный центр для женщин в Петербурге «ИНГО» запустил проект Safe Drink, который посвящен защите женщин от нежелательного внимания в ресторанах и кафе. В рамках этого проекта специалисты центра подготовили для сотрудников кафе список рекомендаций, которые помогут предотвратить конфликт или остановить агрессора. Сигналом тревоги в таком случае может стать кодовое слово.

При этом важно, чтобы сами сотрудники клуба и бармены не растерялись в критической ситуации. На каждый конкретный случай им был предложен особый план действий.

«В случае, например, если какой-то мужчина подозрительно долго смотрит на девушку, посылает ей напитки и оказывает повышенное внимание, это может быть началом нежелательного домогательства. Ответственность сотрудников при этом заключается в том, чтобы определить, насколько ситуация безопасна для женщины. Как определить риск, сотрудникам баров и клубов рассказывали на специализированных тренингах. Для женщин, которые опасались оказаться в ситуации домогательства, был создан специальный чат, в котором профессиональный психолог помогал всем нуждающимся в поддержке», —  рассказывает руководительница кризисного центра для женщин «ИНГО» Елена Болюбах.

По ее словам, за время локдауна из-за коронавируса такого рода насилия стало только больше. «В некоторых случаях обидчика все-таки можно призвать к уголовной ответственности», — говорит юрист Алексей Британов.

Например, действия агрессоров могут попасть под статью о развратных действиях, но это будет актуально, только если пострадал ребенок в возрасте до 16 лет. Под статью о нарушении неприкосновенности частной жизни попадает незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни человека, которые составляют личную или семейную тайну. Вероятнее всего, с жалобами об апскертинге жертвы могут обратиться в полицию по этой статье, говорит Британов.

Также в Уголовном кодексе РФ есть статья о незаконном изготовлении и обороте порнографических материалов или предметов, где в пункте «б» части 3 говорится о том, что распространение порнографического материала с помощью СМИ и интернета карается лишением свободы на срок от двух до шести лет.

Информация порнографического характера — это информация, представляемая в виде натуралистических изображений или описаний половых органов человека

При этом если на снимке апскертера девушка в нижнем белье, то, скорее всего, будет очень сложно привлечь нарушителя к ответственности, говорит юрист.

«Самое главное — обратить на ситуацию внимание»

«В прошлом году я возвращался домой с работы от парка Победы. Еду в метро, вижу сидящих девушек. Напротив них — мужчина. Он им подмигивает, кивает, машет. Девушки ему никак не отвечают. Тогда он пересаживается к ним, но девушки тут же выходят из вагона. Видя это, мужчина тоже резко встает и выходит за ними», — рассказывает свидетель домогательства в метро Эрнест Брянский.

«Я вышел следом, чтобы проследить, все ли нормально, подошел к девушкам — спросил, все ли у них в порядке. Они ответили, что не знают этого мужчину, и попросили отвлечь его. Мужчине было лет 50. Я подошел к нему, спросил, куда ему ехать, предложил проводить, довел до вагона, мы немного поговорили. Он рассказал, что ему было просто скучно, а девочки симпатичные. Свидетелям домогательства я бы посоветовал не бояться и импровизировать. Вы можете подойти к обидчику, начать с ним разговор, перевести его внимание на себя», — советует Эрнест.

Фото: Tobias DKly / Unsplash.com

Он также предлагает заговорить с потенциальной жертвой домогательства — чтобы обидчик подумал, что вы ее знакомый.

«Самое главное — обратить на ситуацию внимание, потому что чаще всего домогательства совершаются, когда никто не видит и не слышит. Еще я действую по принципу “если ты этого не сделаешь, этого не сделает никто”.

Иногда, кстати, можно ошибиться, и это тоже нормально. Всегда спрашивайте женщину, все ли у нее хорошо

Однажды я подумал, что мужчина, который навязчиво разговаривает с девушкой, совершает домогательство, но, когда спросил у нее, все ли в порядке, она ответила положительно. Вообще, со мной только один раз случалось такое, что лично меня просили о помощи. Чаще женщины впадают в ступор и не знают, что делать», — поделился Эрнест.

Проблема уличных домогательств реальна и системна, она существует во всем мире, и это далеко не частные случаи, говорит психолог кризисного центра для женщин «ИНГО» Хана Корчемная. Она предлагает свидетелям домогательства универсальную памятку о том, как правильно себя вести.

Корчемная подчеркивает, что неважно, как женщина себя ведет, как выглядит и во что одета — столкнуться с домогательствами может любая. Как и с другими видами насилия и эксплуатации, здесь вся ответственность лежит на человеке, который применяет насилие, а не наоборот.

Это проявление токсичной маскулинности — того самого мировоззрения, где женщина воспринимается как объект, товар или игрушка, существующая для удовлетворения мужских потребностей в любое время

Если женщина сама не сказала «да», значит это не «просто эротическая съемка», не флирт, не юмор — это использование ее тела без ее согласия и, возможно, даже без ведома. 

«В наш кризисный центр обращаются пострадавшие от насилия (преимущественно женщины) с очень разными запросами: это психологическое, физическое, экономическое, сексуализированное насилие и эксплуатация. А также это женщины, пережившие различные виды преследований или домогательств», — делится Корчемная.

«Даже если вы сомневаетесь или не уверены, что произошло что-то плохое, если есть просто ощущение “что-то не так” — вы можете обратиться к психологам и юристам, мы поможем разобраться в ситуации», — говорит психолог.

По словам Корчемной, чаще всего именно равнодушие окружающих заставляет пострадавшую женщину пытаться «развидеть», заблокировать свой страх, тревогу, чувство унижения и стерпеть, отшутиться или молча ускориться, чтобы оторваться от преследователя. Все это может привести к острому стрессу, и в таких ситуациях роль свидетелей очень велика: если обратить внимание на происходящее, спросить, все ли в порядке и нужна ли помощь, с большой вероятностью домогательство можно прекратить. А главное — женщина сможет удостовериться, что она адекватна, что ее чувства реальны и имеют основания, что ситуация не нормальна и беспокоит людей вокруг.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: