Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

В Москве мать приемного ребенка пожаловалась на травлю в школе

Жительница Москвы Ирина Омонова пожаловалась на травлю в начальной школе № 2009, где учатся ее дети. Об этом Омонова рассказала «Таким делам».

У Ирины четверо детей — три дочери и приемный сын Миша. По словам Омоновой, в годовалом возрасте мальчик потерял кровную мать, а его отец «страдал от зависимостей». После смерти бабушки Миша попал в детский дом и до 10 лет жил в учреждениях. Летом 2020 года семья Омоновых забрала его под опеку.

Миша пошел в третий класс школы № 2009 вместе со старшей дочерью Ирины Аней. По словам Омоновой, это ресурсный класс для учеников, которые испытывают сложности в обучении. У Миши — педагогическая запущенность, а у Ани — дисграфия и проблемы с письменными предметами.

«Они учатся в одном классе. Этот класс для детей, у которых есть сложности в обучении. Но не глобальные сложности, а, например, проблемы с логопедией, как у нашей дочки Ани — у нее дисграфия. У Миши проблем в учебе нет, но он недавно у нас в семье, и он травмированный ребенок, много страшных вещей происходило в его прошлом. Конечно, его поведение не совсем приемлемо для обычного класса, поэтому мы его отправили учится в малокомплектный класс», — отметила Омонова.

С чего все началось

Претензии со стороны администрации школы начали поступать в мае 2021 года, рассказывает Ирина. Детей позвали на внутришкольную комиссию ППК, где Миша показал хорошие результаты, а Аня — слабые. Омонова считает, что показатели дочери связаны с поведением председателей комиссии, в частности завуча начальной школы Ольги Курцевой, которые «унизительно общались» с девочкой и ее отцом. «Обесценивали, критиковали, требовали ухода ребенка из школы, угрожали обращением в опеку в случае нашего отказа перейти на другую программу обучения», — вспоминает Ирина. Она добавила, что присутствие на ППК носит рекомендательный характер.

«На психолого-педагогических комиссиях, которые мы, в принципе, не обязаны проходить, завучи по начальной школе — не педагоги — каждый раз говорят: “Вам нужно уходить, иначе вы нарушите права своих детей. Идите в коррекцию”. Они нарушают наше законодательство, прессуя наших детей, и говорят о том, что мы должны уйти из школы», — сказала Омонова.

Она отметила, что у Ани и Миши были заключения из ЦПМПК, согласно которым дети должны учиться по адаптированной общеобразовательной программе с базовыми учебниками для всех учеников. «Они [в ЦПМПК] нам и говорят: “Смысл вам проходить внутришкольные комиссии, если у вас на всю началку есть наши заключения”», — добавила Ирина.

Читайте также Я просто ребенок

После школьной комиссии Аня еще раз прошла ЦПМПК, где решение об обучении ребенка по образовательной программе 7.1 оставили без изменений.

По словам Ирины, сотрудники опеки и классный руководитель поддерживают семью. Инициатором давления на детей выступает завуч начальной школы, считает Омонова.

«Сотрудники опеки на нашей стороне и говорят: “Что, собственно, придираться к вам? Есть другие проблемные дети и семьи, которых действительно нужно направлять”. Наш классный руководитель пытается нас как-то защитить, а вот завуч по начальным классам — инициатор всех этих комиссий и выдавливания нас из школы. В основном от нее это исходит», — говорит она.

«Таких детей, как ваши, в школе видеть не хотят»

В октябре Омоновых снова пригласили на ППК, но семья туда не явилась. «И нам через классного руководителя было передано: “Таких детей, как ваши, в школе видеть не хотят”», — добавила Ирина. Тогда семья приняла решение о переводе Миши и Ани в другое учебное учреждение — с заочным обучением. Ирина отметила, что новая школа уже предоставила справки о готовности принять Аню и Мишу, а в опеке поддержали это решение. Однако администрация 2009-й школы отказалась выдать Омоновым личные дела их детей. Вместо этого в школе решили провести еще одно заседание комиссии.

«Я уже предоставила справки, что мы уходим в “Наши Пенаты”, это дистанционная школа. Вместо того чтобы отдать нам личные дела, нас вызывают на совет по безнадзорности и правонарушениям», — заявила мама Ани и Миши.

«Оказалось, что никаких серьезных нарушений с нашей стороны нет»

На заседании, которое прошло накануне, председатели совета по безнадзорности и правонарушениям встали на сторону Ирины и принесли ей извинения за доставленные неудобства. «Оказалось, что никаких серьезных нарушений с нашей стороны нет», — добавила она. По словам Омоновой, негативно к ситуации отнеслись только завуч Ольга Курцева и председатель школьной ППК. Ирина надеется, что теперь проблем с переводом ее детей в другую школу не возникнет.

«Там были другие председатели совета. Они принесли нам свои извинения за то, что они нас вообще вызвали на этот совет. Мы озвучили свое желание уйти из школы. Со стороны председателя школьной ППК и Ольги Владиславовны Курцевой были попытки нас утопить, но не получилось. Я надеюсь, что теперь они спокойно отдадут нам наши документы», — рассказывает она.

Во время заседания мама Ани и Миши все же указала на то, что комиссии ППК были проведены некорректно по отношению к семье. Омонова отметила, что это утверждение также вызвало недовольство Курцевой.

«Мы озвучили проблемы школы — что на школьных комиссиях некорректное отношение, дискриминация детей с особенностями. К каким-то моим словам пытались прицепиться, и Ольга Владиславовна просила: “Внесите в протокол, что мама не видит необходимости обсудить индивидуальный маршрут ребенка”. Я говорю: “Почему же не вижу? Вижу. И на протяжении двух недель мы будем обсуждать”», — заявила Ирина.

Позиция классного руководителя

Классный руководитель Ани и Миши Мария Иванова (имя изменено по просьбе героини) рассказала «Таким делам», что Омоновы ответственно относятся к воспитанию и обучению детей.

«В плане учебы девочка, Аня, слабенькая — ей тяжело даются математика и русский язык, так как есть определенные проблемы. А Миша — мальчик более сообразительный, но там проблемы другого плана. У мальчика сломана психика — тяжелое детство. При этом я хочу сказать, что семья держит ситуацию под контролем, мы постоянно на связи. Семья заботится о детях, здесь никаких сомнений нет», — заявила она.

При этом учительница уверена, что школа не оказывает давления на семью, а, напротив, пытается ей помочь. По ее мнению, Омоновы чересчур критично отнеслись к рекомендациям сотрудников школы на ППК. «Когда их пригласили в этом году, они отказались приходить, поскольку считают, что это вредит детям», — добавила она.

Классный руководитель отметила, что понимает как обеспокоенность Ирины, так и позицию администрации. Она подчеркнула, что случай Ани и Миши не индивидуальный — по каждому ученику из их класса несколько раз в год проводятся комиссии.

«Никто не хочет навредить, каких-то карательных мер применять и оказывать давление. Просто такая практика. У меня в классе у всех детей есть заключения ЦПМПК. В начале учебного года родителей вызывают на разговор о перспективах обучения детей, в конце года — о том, насколько ребенок освоил программу. Никто никого не обижает», — добавила классный руководитель.

Учительница также заявила, что ничего не слышала о словах администрации по поводу того, что детей Ирины «в школе видеть не хотят». «Я такого не слышала, в моем присутствии такого не было», — пояснила классный руководитель. Она предположила, что фраза могла прозвучать во время собрания в октябре, на котором ее не было из-за болезни.

Приглашение Омоновых на заседание совета по безнадзорности и правонарушениям не связано с переводом Ани и Миши в новую школу, считает педагог. «Там присутствовал момент, что, когда я была на больничном, Миша дверь сломал, бегал по школе и нарушал дисциплину», — сказала она. Омоновых же, по мнению учительницы, смутило название этого заседания.

Она отметила, что школа еще не получила официального заявления о переводе детей, поэтому говорить о препятствии со стороны администрации в этом случае некорректно. «Я думаю, что они немножко сгустили краски, потому что переволновались», — подытожила учительница.

***

Завуч по начальным классам школы № 2009 Ольга Курцева отказалась комментировать ситуацию «Таким делам». Портал направил официальный запрос в администрацию 2009-й школы. На момент публикации новости редакция не получила ответ.

Все новости

Новости

Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: