Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Как бы еще гайки не закрутили». КС отклонил жалобу правозащитников на запрет говорить с заключенными о пытках

Конституционный суд отклонил обращение бывших и действующих членов общественных наблюдательных комиссий (ОНК) Москвы и Санкт-Петербурга Евгения Еникеева, Яны Теплицкой и Романа Ширшова. Они жаловались, что сотрудники ФСИН прерывают их беседы с арестантами о пытках. Об этом сообщает «Коммерсантъ».

КС определил, что запрет говорить с заключенными о пытках за пределами СИЗО не нарушает «субъективные конституционные права» членов ОНК. В решении также отмечено, что правозащитники «субъективно» и «абстрактно» трактуют законы.

Юрист Григорий Вайпан, который сопровождал жалобы в КС, заявил, что намерен просить Госдуму, Совет Федерации и региональные заксобрания повторить обращение правозащитников. Суд счел, что заявители ставят вопрос об абстрактном нормоконтроле, поэтому новое обращение должны подавать те, у кого есть такое право, добавил Вайпан.

Что случилось

В октябре 2021 года правозащитники обратились в КС с требованием признать нарушающими Конституцию поправки, которые в 2018 году были внесены в законы «Об общественном контроле» и «О страже». Согласно этим нормам, сотрудники ФСИН могут прервать беседу арестанта с членом ОНК, если «предмет беседы не имеет отношения к условиям содержания».

Первая жалоба была основана на споре с сотрудником ФСИН, который произошел во время визита членов столичной ОНК Еникеева и Александра Бачу в «Лефортово» в 2019 году. Тогда правозащитники посетили Фахраджона Нозимова, обвиняемого по делу о попытке устроить крушение «Сапсана» в 2017 году. Когда Фахраджон начал рассказывать, откуда на его теле синяки, сотрудник СИЗО прервал разговор, отказавшись составлять об этом письменный акт.

Поводом для второй жалобы послужила аналогичная ситуация в СИЗО «Кресты». Там Теплицкая и Ширшов общались с обвиняемым по делу о теракте в метро Санкт-Петербурга 3 апреля 2017 года Аброром Азимовым. Как говорится в жалобе правозащитников, арестант «рассказал заявителям, как его похитили 4 апреля 2017 года и подвергали пыткам в секретной тюрьме недалеко от Москвы вплоть до формального задержания». Сотрудники ФСИН также прервали его рассказ.

К чему может привести запрет на обсуждение пыток

Юрист «Комитета против пыток», член ОНК Москвы Георгий Иванов рассказал «Таким делам», что в «Лефортово» и «Матросской тишине» ему запрещали беседовать с арестантом на темы, которые не имеют отношения к условиям содержания в СИЗО. Иванов уточнил, что запрет прежде всего касается фигурантов резонансных уголовных дел — обвиняемых в госизмене, шпионаже, террористических действиях.

Читайте также «Я хожу ко всем». Почему исключение Марины Литвинович из ОНК ударит по гласности о нарушениях прав заключенных

«Подобные разговоры [о пытках] пресекаются со ссылкой на буквальное толкование закона — о том, что с обвиняемыми допускается беседовать только по вопросам обеспечения прав в местах принудительного содержания. Так как события, о которых они рассказывают, могли происходить во время задержания либо вне изолятора, то эти беседы прерываются. В начале беседы даже делается предупреждение: “В случае если будут затронуты темы, не связанные с изолятором, то мы беседу будем прерывать”», — пояснил юрист.

По словам Иванова, о пытках запрещают разговаривать в изоляторах, которые относятся к центральному управлению ФСИН. В изоляторах же, относящихся к московскому управлению, правозащитник с таким не сталкивался. «Люди спокойно, беспрепятственно рассказывают, потому что, видимо, нет такой жесткой команды», — добавил он. То же самое происходит и с демонстрацией травм заключенных, отметил юрист. Он рассказал, что правозащитники могут просить администрацию изоляторов фиксировать травмы заключенных на видеорегистратор. «И эти фотографии я получал», — говорит Иванов. Юрист выразил надежду, что ситуация в изоляторах, «в которых таких эксцессов не было», не изменится в худшую сторону.

Решение Конституционного суда было ожидаемо и подтвердило буквальное, очень узкое толкование закона, считает Иванов. По его мнению, это противоречит «контексту закона», согласно которому «мы должны обеспечивать права граждан, которые находятся в местах принудительного содержания». Юрист считает, что из-за запрета тем, не относящихся к СИЗО, члены ОНК не могут полноценно помогать заключенным восстанавливать свои права.

«Мы, получается, не можем спросить: “Вы женаты? Ваше образование?” Это не относится к содержанию, если следовать букве закона. А если мы будем следовать духу закона, то, конечно, члены ОНК должны иметь какое-то пространство для маневра», — заключил Иванов.

Он заявил, что темы, которые касаются нарушений прав человека, должны обсуждаться без каких бы то ни было ограничений. Только в этом случае правозащитники «могли бы свои цели более-менее реализовывать», считает Иванов.

«Если сейчас ФСИН увидит, что КС это все одобрил и разъяснил, что в законе все правильно [прописано] и все правильно применяют, — главное, чтобы хуже не стало. Как бы еще гайки не закрутили», — выразил опасение юрист.

Все новости

Новости

Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: