Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

Почему нужно помогать тем, кто проявлял насилие к близким, но хочет исправиться

Кто такие авторы насилия и почему им тоже нужна помощь

Фото: Laura Adai / Unsplash.com

Кто такие авторы насилия?

Ответственность за насилие лежит на тех, кто его совершает. Даже если агрессор раскаивается или испытывает другие негативные эмоции — а причинять другим боль тоже бывает неприятно. Поэтому долгое время существовала позиция, что помогать нужно только пострадавшим: женам, которых избивали мужья, людям, которые столкнулись с психологическим насилием или попали в экономическую зависимость.

Это понятное мнение, поскольку пострадавшим больнее всего. С рациональной точки зрения может казаться, что выгоднее тратить ресурсы на помощь этим людям, а не на работу с обидчиками. Однако насилие — это комплексная проблема. Если обидчики готовы меняться, у них должна быть такая возможность. Это изменит не только их жизни, но и положение общества в целом. Благодаря этому удастся предотвратить возможное будущее насилие.

Читайте также «Все мы жертвы жертв»

Концепция работы с агрессорами достаточно новая: не так много инициатив, психологов и психологинь в России готовы помогать таким людям. Кроме того, существуют расхождения в отношении того, как называть нападающую сторону. Понятия «абьюзер» и «насильник» имеют стойкую негативную коннотацию и словно не дают человеку права на исправление.

«Тот, кто осознал свою проблему и хочет работать над собой и предпринимать какие-то реальные шаги, должен называться по-другому. Чтобы не стигматизировать его и чтобы мы относились иначе к этому поступку (признанию себя автором насилия. — Прим. ТД), поскольку он требует мужества и большой работы», — говорит соучредитель центра «НеТерпи: психологи за отношения без насилия» Татьяна Орлова. Для обозначения тех, кто готов меняться, используется термин «автор насилия».

Впервые в русскоязычном пространстве это понятие начали использовать в 2007 году. Его придумали учредители организации «Мужчины XXI века» и центра «Альтернатива», расположенных в Санкт-Петербурге. Сейчас организация готовит методические материалы для психологов, специализирующихся на работе с насильственным поведением. А центр на платной основе принимает клиентов и обучает специалистов и специалисток.

Как рассказал ТД психолог-консультант, специалист по коррекции деструктивно-агрессивного и насильственного поведения в близких отношениях, соучредитель «Альтернативы» Станислав Хоцкий, формулировка «человек с проблемой деструктивно-агрессивного или насильственного поведения» более точная. Однако она длинная и очень неудобная для использования, поэтому прижился термин «автор насилия». Именно его часто используют в психологической среде, хотя дискуссии о наиболее подходящем понятии ведут до сих пор.

Почему люди совершают насилие?

Автор насилия — это обычный человек, мало отличающийся от большинства. Он может иметь или не иметь зависимости и выстраивать вполне равные отношения с друзьями и коллегами. Как пишет MeduzaНекоммерческая организация, выполняющая функции иностранного агента  , 75% пострадавших от домашнего насилия — женщины, однако агрессором может быть человек любого гендера. А насилие, в свою очередь, происходит не только в партнерских, но и в дружеских, детско-родительских и иных отношениях.

«Я убежден в том, что почти у каждого человека есть опыт применения насилия в близких отношениях, не обязательно жестокого и интенсивного. [Понимание этого] помогает нам с сочувствием относиться к людям, проявляющим такое поведение.

Не для того, чтобы их оправдать. А для того, чтобы иметь возможность помогать им, взаимодействовать с ними»,

— высказался Хоцкий. Эксперт уверен, что каждый человек может изменить свое поведение, если достаточно мотивирован и находится в подходящих для этого условиях.

В своей работе специалисты центра «Альтернатива» выделяют несколько типов авторов насилия. Люди, которые впервые совершают насильственные действия, часто сами пугаются своих поступков. Для них это неожиданно, они готовы регулярно встречаться с психологом, выполнять все рекомендации и домашние задания.

Второй распространенный тип — те, кто выступает против насилия, но временами не находит для себя иного эффективного способа воздействия на собеседника.

Распространенный пример — родитель, который практикует физические наказания детей, потому что верит в жестокость внешнего мира и считает это подготовкой к будущим испытаниям («Уж лучше я, чем они»). У таких родителей зачастую не получается иначе влиять на нежелательное поведение ребенка. Как правило, в основе подобного насилия лежит страх.

Читайте также «Домашнее насилие — это круг, в центре которого власть и контроль»

Есть и авторы насилия, которые не осознают смысл своих действий и не понимают, почему их называют абьюзерами. С ними, как и с предыдущими типами клиентов, центр «Альтернатива» успешно работает, помогая переосмыслить свое поведение в отношениях и принять решение, хотят ли они и дальше так себя вести. Помимо этого, существуют те, кто намеренно совершает насилие, им это нравится, и они ощущают свою безнаказанность. Если такие люди и попадают в программы по работе с авторами насилия, то, по мнению Хоцкого, они уже находятся в тюрьме и, скорее всего, работа с ними будет малоэффективной.

Люди, совершающие абьюзивные действия, чаще всего сами сталкивались с насилием в детстве или в предыдущих партнерских отношениях

Бывают и случаи, когда у человека есть органическое поражение мозга или тяжелое психическое заболевание, однако это скорее исключение. Татьяна Орлова из центра «НеТерпи» призналась, что не встречала таких людей в своей практике. Чаще всего дело именно в опыте травмы.

«У автора насилия есть травматический опыт, от которого он защищается посредством абьюза. Такой человек все время ощущает тревогу и считает мир небезопасным. Как только эта тревога подступает, он тут же применяет насилие в отношении других. Человек будто делает профилактические предупреждающие удары, чтобы не попасть в собственную беспомощность. Его жизнь — бесконечная война и оборона», — говорит Орлова. 

Далеко не все, кто сталкивается с насилием по отношению к себе, сами начинают его применять. Экспертка пояснила, что существует жертвенная и абьюзивная реакция на травму. И вторая проще, поскольку можно сразу отреагировать на происходящее (то есть совершить насилие по отношению к другим) и тем самым вернуть себе дееспособность. Если такой возможности нет, человек будет справляться с помощью жертвенных механизмов.

Признание того, что абьюзеры тоже имеют опыт насилия, не снимает с них ответственности. И эта позиция прежде всего относится к работе психологов и психологинь. С их точки зрения, страдания испытывают как пострадавшие, так и агрессоры, однако негативные последствия для них будут различаться. Авторы насилия, в частности, испытывают сильное чувство одиночества. При этом они могут не понимать, как выйти из абьюзивной позиции и строить отношения иначе. Даже если этого очень хочется.

Как работать с авторами насилия?

В России нет принудительных программ по работе с авторами насилия. Прежде всего это связано с отсутствием государственной финансовой поддержки подобных проектов и соответствующего законодательства. Юридически никто и ничто не может обязать авторов насилия обратиться за помощью. Поэтому какая-либо работа с ними возможна только на добровольной основе: человек должен сам обратиться к специалистам и быть готовым к изменениям.

Часть людей приходит к психологам, потому что осознает свои насильственные паттерны поведения или подозревает их. Так, после фильма Регины Тодоренко о домашнем насилии в центре «Альтернатива» была волна обращений от мужчин, которым казалось, что они могут вести себя подобным образом. Другие идут к психологу из страха потерять партнера/партнерку — порой те ставят условие «или ты обращается к психологу, или я ухожу». Некоторые обращаются к специалисту по рекомендации социальных служб — например, когда преподаватели в школе видят, что ребенок подвергается насилию, однако такое происходит редко. 

Работа с авторами насилия начинается с диагностики. Если человек называет себя абьюзером, это еще не значит, что он или она действительно совершает абьюз. «Насилие предполагает намерение унизить, оно атакует достоинство другого человека. А деструктивно-агрессивная реакция имеет своей целью защитить границы, свою территорию. Как взрыв — “отвалите все от меня”. Человек взрывается, вскидывает руки. И ему совершенно не хочется делать никому плохо. Ему хочется, чтобы от него все отстали», — объяснил Хоцкий. 

Граница между насильственным и деструктивно-агрессивным поведением достаточно условна. Даже если человек не намеревался унизить, другая сторона могла ощущать происходящее как насилие. Поэтому такое разделение важно только в рамках работы с конкретным человеком, чтобы помочь ему разобраться в происходящем, найти причины своей реакции.

К примеру, мать может кричать на своего ребенка, но происходит это потому, что она сама страдает от насилия по отношению к ней. В этом случае ей прежде всего потребуется помощь как пострадавшей, а после уже можно работать с абьюзивным поведением, если в этом будет необходимость. Или же насилие в паре может происходить с двух сторон. Тогда работа должна вестись с обоими партнерами.

Принятие ответственности за свои действия — ключевой этап в работе с авторами насилия. Несмотря на существующие стереотипы, что можно «просто сорваться» или «потерять контроль над собой», чаще всего это не так. Обычно люди осознают свои поступки, хотя, возможно, и не так здраво, как в спокойном состоянии. Разобраться в этом, в частности, помогают точные вопросы: что сказал человек, как громко крикнул, с какой силой бросил предмет. 

«Нам важно не обвинить пришедшего к нам человека, а помочь ему найти иной способ адаптации к реальности, — пояснил Хоцкий. — Потому что насилие — это форма адаптации. Когда-то человек этому научился, потому что он таким образом выживал и в его субъективной реальности это было оправданно. Насилие замечательно подходит для выживания, однако оно совсем не подходит для жизни».

Подход к каждому клиенту индивидуален. То же самое можно сказать о длительности терапии, ее эффективности, наличии или отсутствии рецидивов. Авторы насилия учатся безопасно решать конфликты. Не кричать на партнерку или партнера из-за усталости на работе, а рассказать об этой усталости или предложить вернуться к разговору после. Видимые изменения в поведении в среднем происходят спустя 25 встреч с психологом, сообщил Хоцкий. Но результат в каждом конкретном случае будет разный. 

Куда могут обратиться авторы насилия?

«Альтернатива» — единственный в России центр, специализирующийся только на работе с авторами насилия. Он был создан при поддержке «ИНГО. Кризисный центр для женщин» и изначально ориентировался на работу с мужчинами. Сейчас туда обращаются и женщины. А с родителями, которые хотят преодолеть деструктивные или насильственные действия по отношению к детям, проводится групповая работа. 

Когда центр только появился, туда обращалось всего 3—5 человек в год. В 2020 году запросов было уже около 400. «Если сравнивать нас, например, с Кризисным центром для женщин, то наши результаты весьма скромны. Там тысяча обращений. Это связано, конечно, с тем, что работа с авторством насилия — это весьма новая для России практика, и ее ценность пока всеми не понята», — сообщил Хоцкий, но добавил, что для центра такие результаты — большой прогресс.

С авторами насилия работают и другие организации, фонды и проекты, однако для них это не основное направление деятельности. В Кризисном центре помощи женщинам (Астрахань) действует реабилитационная программа для мужчин-обидчиков «Переосмысленная мужественность». Работа проходит в психологических группах от шести до восьми человек, которые участвуют в дискуссиях, выполняют тренинговые упражнения, получают навыки саморегуляции.

Бесплатные индивидуальные онлайн-консультации для авторов насилия предоставляет и центр «НеТерпи: психологи за отношения без насилия». Как рассказала Орлова, таких клиентов и клиенток у них около 30%. Чаще всего обращаются женщины (всего 7—10% запросов поступает от мужчин — авторов насилия). Она связывает это с тем, что мужчинам сложнее признавать свою слабость и просить о помощи. Чтобы им было проще обращаться, сейчас в центр позвали больше психологов-мужчин. 

«Возможно, в будущем мы создадим группы поддержки [для авторов насилия]. Также думаем о практике равных консультантов. Чтобы те, кому удалось справиться с насилием, могли поддерживать тех, кто двигается по этому пути. Но до этого еще надо наработать практику», — заключила экспертка. 

В Москве авторы насилия также могут обратиться в центр «Насилию.нет»Некоммерческая организация, выполняющая функции иностранного агента  .

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Публикации по теме

Загрузить ещё

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: