Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

В России маленькие дети попадают в больницы без сопровождения взрослых. Почему так происходит и как это исправить?

В российские больницы до сих пор попадают дети без сопровождения взрослых. Одни в медучреждении могут оказаться даже самые маленькие пациенты — новорожденные и груднички. Медперсонал может не реагировать на их плач, а в отдельных случаях даже жестоко с ними обращаться. Не всегда это происходит с детьми-сиротами или с детьми из неблагополучных семей. Оказаться оторванным от родителей, один на один с медперсоналом, страхом и неизвестностью может практически любой ребенок. Разбираемся, почему это так и как этого избежать.

Игрушка в руках медработника и ребенка-пациента
Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

«Ненормально, что дети находятся в больницах одни»

Истории маленьких детей, которые оказываются в больницах без сопровождения взрослых и содержатся в тяжелых условиях, периодически попадают в общественную повестку и вызывают ужас и споры. Последний раз это случилось полгода назад из-за двух скандалов в Петербурге. Мальчика тогда привязали колготками к стульчику в туберкулезном отделении детской инфекционной больницы № 3, а у девочки, попавшей в Филатовскую больницу, волонтер благотворительной организации «Перспективы» Оксана Шелепова обнаружила пролежни.

Читайте также «Никто не согреет смесь малышу, не прижмет к себе». Профессиональные мамы — о том, почему они решили взять под опеку приемных детей

История сразу нескольких крупных российских НКО началась с того, что небезразличные мамы, попавшие в больницу со своими детьми, собственными глазами увидели, в каком бедственном положении находятся одинокие дети. Так появились российское общественное движение «Петербургские родители» и московский фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам», который возглавляет Елена Альшанская.

«Представьте себе, уже семнадцать лет я пытаюсь донести: ненормально, что дети находятся в больницах одни, это очень плохо, — говорит Альшанская. — В самом начале, когда я только пыталась доходить до региональных и федеральных чиновников, мне говорили, что я придумываю, такой проблемы нет. Слава богу, теперь ее признают все. Но все еще как горячий пирожок перекидывают».

У «Волонтеров в помощь детям-сиротам» и «Петербургских родителей» есть свои благотворительные службы для сопровождения детей в больницах. И эти службы очень востребованны: ежегодно только няни «Петербургских родителей» (их около 30 человек) привлекаются на 1200—1500 госпитализаций в одном городе. 

Одновременно представители НКО добиваются принятия законов, в соответствии с которыми в российских больницах не останется одиноких детей. Но диалог с государством строится очень медленно.

Формальное решение

Законный представитель ребенка — чаще всего это родитель — имеет право находиться с ним во время всего лечения, это записано в Федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан РФ» (ФЗ 323). Если пациент младше четырех лет или если есть особые медицинские показания, то родителю должны предоставить спальное место в больнице и питание. Но если представитель не может или не хочет сопровождать ребенка, он может этого и не делать. В медучреждениях специальных сотрудников для присмотра за такими детьми нет.

Читайте также Можно ли в детских домах говорить о семье и праздновать День матери?

Законный представитель детей, оставшихся без попечения родителей, — детский дом. У сиротских учреждений, за редким исключением, нет ресурсов на сопровождение. НКО добивались решения проблемы, и в прошлом году правительство внесло поправку в 481-е постановление, которое регулирует жизнь российских детей-сирот. Ответственность за их сопровождение чиновники возложили на детские дома. Формально вопрос решили, но в действительности ничего не изменилось.

«Поправка не решает ничего с точки зрения появления у учреждений кадров и денег», — объясняет Альшанская. 

По словам руководителя благотворительной организации «Петербургские родители» Лады Уваровой, из ДДИ № 4 (учреждения, из которого поступила девочка с пролежнями. — Прим. ТД) одномоментно бывает по 15 госпитализаций. «Где они возьмут еще 15 сотрудников, если и на месте не очень справлялись

Некоторые инициативные детские дома все-таки направляют сотрудников в медучреждения вместе с детьми. Но они сталкиваются с проблемами в области трудового права, потому что такая работа не входит в обязанности персонала и может нарушать Трудовой кодекс — например, их рабочий день официально длится 8 или 12 часов, а здесь они дежурят круглосуточно. Но самое главное — за пределами 481-го постановления остаются дети, родители которых не лишены родительских прав. Они тоже могут оказаться в больнице одни.

Почему дети, у которых есть родители, оказываются одни в больнице?

В кризисных ситуациях из семей изымают детей при живых родителях — и, прежде чем поместить их в детский дом, проверяют их здоровье. Обычно это длится неделю или две. «Вот у меня была семья: старшей шесть лет, вторая — четыре года, потом два годика и четыре месяца. Мама к ним ни разу не пришла, — рассказывает няня Петербургских родителей” Мадина. — Я им сказала, что она стоит в очереди за справочками».

Читайте также «Семья — это единственная правильная форма жизнеустройства ребенка»

Без Мадины этих и многих других детей никто бы, конечно, не успокоил: младший медицинский персонал перегружен работой, врачам тоже не до того. «Ты только что потерял семью, тебя забрали посторонние люди, а тебя еще и кладут в больницу, где тебе никто ничего не объяснит, — говорит Альшанская. — Это такое, с моей точки зрения, самое настоящее жестокое обращение».

Формально дети, изъятые из семей без явных признаков заболеваний (сыпь, симптомы ОРЗ, сильная худоба), не должны помещаться в больницы. Отмены их первичного освидетельствования в стационарах правозащитники добились еще шесть лет назад. По современным правилам, таких детей должны сразу везти в приюты, помещать в специальные карантинные боксы и уже затем проводить амбулаторное обследование в поликлиниках. Но в действительности это правило практически не исполняется.

«В реальности детей всегда везут в больницу, — объясняет специалист кризисной службы петербургского благотворительного фонда “Родительский мост” Нина Суханова. — Если надо полечить, то оставляют в больнице, а если ничего такого нет, просто обследуют».

Если в больнице, куда попал такой ребенок, нет волонтеров или нянь от НКО, он находится там совершенно один. Его законными представителями остаются родители, а значит, сопровождать его могут только они.

Дети остаются в больницах одни и по другим причинам. «Например, заболела мать, а ребенка некуда деть, тогда бригада скорой помощи отвозит его в медицинское учреждение, — говорит Суханова. — А мать потом, получив выписку из больницы, получает своего ребенка на руки. И это может быть как неблагополучная, так и благополучная семья, просто обстоятельства так сложились: муж — капитан дальнего плавания, например, других родственников нет».

«Просто сидеть с ребенком, книжки читать, менять памперсы»

Родителей стали пускать в стационары только в начале нулевых — до этого либо дети лежали одни, либо же родители могли оставаться в палате по неофициальной договоренности с врачом. Но два года назад родители снова стали массово получать отказы в госпитализации с ребенком. Тогда больницы начали закрывать из-за коронавируса.

В это время свою эффективность и необходимость доказали няни от НКО — сотрудники благотворительных организаций, работающие в больницах на стационарных постах. В отличие от мобильных нянь, которые сопровождают конкретных детей-сирот при плановой госпитализации, няни на постах работают со всеми одинокими детьми в отделении, не покидая его пределы по несколько дней и даже недель. 

Такие няни есть и у «Петербургских родителей» и «Волонтеров в помощь детям-сиротам», но их недостаточно: не так много людей способны на самоотверженный и тяжелый труд за небольшое вознаграждение. Во-вторых, далеко не все больницы охотно сотрудничают с некоммерческими организациями. На то, чтобы добиться их доверия, иногда уходят годы.

«В любом детском отделении должна быть няня на дежурстве ежедневно, круглосуточно, скорее даже не няня, а воспитатель или помощник воспитателя, чья функция будет именно педагогическая, — говорит Альшанская. — Просто сидеть с ребенком, книжки читать, менять памперсы». 

Сложившаяся система, когда больница только лечит, а уход за одинокими детьми в отделении ложится на плечи НКО, в целом работает. Но это происходит далеко не везде. Чем дальше от крупных городов, тем больше историй, похожих на историю с мальчиком, привязанным колготками.

«Перестать делить детей»

Некоторые няни от благотворительных организаций — бывшие медицинские работники, которые хорошо знают, как чистить трахеостому или выполнять другие важные манипуляции с пациентом. Но все-таки они не врачи и не медсестры и многого не могут, например работать с детьми в туберкулезных больницах или других закрытых стационарах. А дети в этих больницах есть, и лежат они там на протяжении многих месяцев совершенно одни.

Читайте также Мало своих

Эта проблемы решились бы, если бы во всех детских больницах были организованы стационарные посты с настоящими медицинскими работниками в качестве нянь. Квалификация здесь очень важна, потому что даже если представить, что каждый детский дом сможет выделять сотрудника для каждого ребенка, это все еще будет воспитатель, а не медсестра. К тому же неохваченными по-прежнему останутся все остальные дети — те, которые оказываются одни из-за госпитализации родителей или же из-за временного изъятия из семьи.

«Мы много лет предлагаем перестать делить детей на какие-то разные категории, а сделать очень простую историю:  базовый персонал во всех отделениях детских больниц, — говорит Альшанская. — А второе — и у приютов, и у детских домов должны быть свободные деньги на сопровождение. Чтобы нанимать внешний персонал или оплатить работу фонду, который и так это делает».

Самая большая проблема для медперсонала больниц — это детский крик, считает руководитель программы «Быть рядом» фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Мария Рыльникова.

«Его сложно и иногда почти невозможно выносить окружающим, — говорит Мария. — Именно поэтому мы слышим от медперсонала: не берите на руки одинокого ребенка, он будет плакать».

Крик отнимает у детей много сил, но для них это единственный способ попросить о помощи. Если к ребенку не подходят, он перестает кричать, потому что устал. 

«Но такая ситуация для ребенка еще более критична: вероятность того, что к молчащему ребенку подойдут, гораздо ниже, — продолжает Рыльникова. — Волонтеры, которые приходят и берут детей на руки, возвращают им право голоса».

Чтобы поддержать организации, помогающие детям в больнице, можно оформить пожертвование или самому стать волонтером. Как правило, для этого не требуется никаких специальных знаний.

Какие организации помогают детям, оказавшимся в больницах без сопровождения взрослых?

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Публикации по теме

Загрузить ещё

Материалы партнёров

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: