Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Комментарий

«Дух репрессий витал в этом зале». Юристы и правозащитники — о ликвидации Международного Мемориала

28 декабря Верховный суд России ликвидировал Международный Мемориал. Организация работает с 1987 года, она занималась созданием мемориального комплекса памяти жертв советского террора, архива, музея и библиотеки. Большая часть работы Международного Мемориала связана с просветительской деятельностью. В 2013 году его внесли в реестр инагентов. Что значит ликвидация организации для обычных людей и правозащитного движения в России, рассказали ее руководители, а также правозащитники и юристы.

Судья Верховного суда РФ Алла Назарова (слева) и адвокат «Мемориала» Генри Резник (справа) во время вынесения приговора о ликвидации
Фото: Yuri Kochetkov / EPA / TASS

«Такие дела» считают решение Верховного суда о ликвидации Международного МемориалаНекоммерческая организация включена в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента   политически мотивированным и неправосудным.

Сергей Давидис

член совета и руководитель программы поддержки политзаключенных правозащитного центра «Мемориал»Некоммерческая организация включена в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента  

Решение Верховного суда я оцениваю, естественно, негативно. По поводу Международного Мемориала еще оставалась какая-то надежда, потому что он занимается исторической памятью, не напрямую вступает в конфликт с текущими интересами власти.

В отношении Международного Мемориала было вынесено решение о ликвидации, при этом прокуроры в прениях высказали идеологическую подоплеку этого решения. В самом требовании фактически только процедурные, процессуальные претензии, вполне нелепые. Дефекты маркировки годичной давности, за которые уже было вынесено наказание, исправлены, искажение светлого образа Советского Союза. К сожалению, это элемент идеологической тоталитарности.

Дело не только в желании устранить любого независимого субъекта — заметного, сильного, обращающего на себя внимание и авторитетного, но и в том, что государство желает ограничивать историческую дискуссию очень узкими рамками, ликвидировать ее

И если говорить о репрессиях, то только то и как государство хочет.

Завтра [29 декабря] предстоит решение в Мосгорсуде по поводу правозащитного центра «Мемориал». Сегодняшнее решение не оставляет никаких сомнений по поводу того, какое решение вынесет Московский городской суд. Понятно, что оно будет такое же. Деятельность, связанная с исторической памятью, и деятельность, связанная с текущей защитой прав человека, оказываются неприемлемыми для современной российской власти.

Понятно, что деятельность юридических лиц будет невозможна только после того, как это решение вступит в законную силу. До этого будет подана апелляционная жалоба и жалоба в Европейский суд. Какое-то время уйдет на юридические формальности. Но после того, как они вступят в законную силу, юридические лица уже не смогут работать.

Читайте также Что такое Международный Мемориал?

В то же время дело не только и не столько в юридических лицах, хотя это неприятные удары по организационной структуре, по имуществу и административной конструкции нашей работы. В конечном счете работа держится на людях, с одной стороны, а с другой стороны, на общественном запросе на эту работу. Общественный запрос никуда не девается, и люди никуда не деваются. Работа будет продолжена в каких-то других формах, но понятно, что она станет труднее.

Эффективность работы в какой-то степени снизится. Тем, для кого были значимы исторические данные, которые публиковал «Мемориал», возможность узнать судьбу своих близких и ознакомиться с выставками, с историческими текстами, — для них это станет сложнее. Что касается правозащитного центра, понятно, что все эти пертурбации не облегчат помощи ни беженцам-мигрантам, ни тем, кто нуждается в помощи при обращении в Европейский суд, ни тем, кто стал жертвой политически мотивированных преследований. Эта работа по объективным причинам станет меньше в объемах, медленнее. На это и направлены усилия государства.

Григорий Вайпан

юрист, представляющий интересы Международного Мемориала

Решение неправосудное, и это очевидно всем. «Мемориал» — это архивы, база данных жертв [репрессий], работа по возвращению имен, борьба за компенсации жертвам советского террора, то есть все то, чем упорно не хочет заниматься государство. Теперь продолжение всей этой работы под угрозой.

Ликвидация «Мемориала» выглядит как начало окончательной зачистки независимой правозащиты в России. Больше пока сложно что-то сказать.

Александр Черкасов

председатель совета правозащитного центра «Мемориал»

Разумеется, [решение Верховного суда] я оцениваю, с одной стороны, как абсолютно неправильное, с другой — как абсолютно предсказуемое. Оно направлено на разрушение структуры, которая позволяла вести правозащитную работу. Отнюдь не на то, чтобы эти клейма [инагентов] были развешены там, где надо, и колокольчик в носу соответствовал размеру.

Если граждан хотели спасти от нашего растлевающего влияния и, как говорил один из прокуроров в другом процессе в Верховном суде, «“Мемориал” вызывает депрессию своими материалами без маркировки» — что ж, в создании более комфортного и счастливого мира мы, безусловно, преуспели. Мы ведь как пчелы. Во-первых, мы работаем и работали все эти дни, во-вторых, у нас есть жала — и мы будем обжаловать [решение о ликвидации].

Павел Чиков

председатель международной правозащитной группы «Агора»

Это [решение о ликвидации], безусловно, политическое решение, которое демонстрирует монополию власти на идеологию. Никакой системы ценностей, кроме государственной, быть не может — таков посыл. Тем более открыто получающей поддержку из-за границы и демонстрирующей несогласие с государственной политикой во многих областях. Все подобные организации теперь рискуют оказаться вне закона.

Читайте также ГУЛАГ для них продолжается

При этом ликвидация юридического лица Международного Мемориала сама по себе не смертельна. Люди, репутация, деятельность, поддержка остаются. Уверен, история «Мемориала» сегодня не закончилась.

Анастасия Буракова

юрист

Решение о ликвидации Международного Мемориала не было неожиданным. Когда прокуратура вышла с иском в суд, исход дела был, в принципе, понятен. Я напомню: основная претензия к Международному Мемориалу была в неправильной маркировке материалов как иностранного агента. В том числе прокуратура ссылалась на некие нарушения закона в части оправдания экстремизма и терроризма — касательно списка политических заключенных, который ведет организация. Эти претензии как минимум несостоятельны. Международный Мемориал маркировал все свои материалы, а четких требований в законе о том, какой должна быть маркировка, нет. Есть только по поводу СМИ-инагентов.

Конечно, это несоразмерная мера. Международный Мемориал внес огромный вклад в сохранение исторической памяти. На сегодняшнем заседании прокурор открытым текстом говорил, что государство, репрессировавшее своих граждан, которые впоследствии были реабилитированы, как-то оскорблено тем, что о жертвах этих репрессий благодаря «Мемориалу» помнят. Это страница нашей истории. Да, не самая приятная.

Ликвидация Международного Мемориала — это попытка обелить прошлое

В настоящем, к сожалению, мы видим такие же тенденции. Решение суда, я видела, будет обжаловано, не могу сказать, что есть большие надежды на апелляцию. Вместе с тем «Мемориал» пока еще продолжит работать, пока не прошла апелляция.

Уже уничтожены такие знаковые и важные институты гражданского общества. В том числе мы видели попытки блокировки «ОВД-Инфо»Некоммерческая организация включена в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента  . «Правозащита Открытки»Некоммерческая организация включена в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента  , «Команда 29»Некоммерческая организация включена в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента   также подверглись совершенно необоснованным блокировкам, закрывают независимые медиа. Это общий тренд. Теперь он перекинулся на историю и на попытки переписать прошлое. Еще предстоит заседание по ликвидации правозащитного центра «Мемориал», но, думаю, там тоже чудес ждать не приходится.

Мария Эйсмонт

адвокат Международного Мемориала

Решение знаковое. От того, что оно было довольно предсказуемым, оно не становится менее злым, несправедливым и репрессивным. Это действительно знаковый процесс, когда организация, которая десятилетиями занимается восстановлением исторической справедливости, возвращением людям их имен, достоинства, истории их семьи и правды, обвиняется в том, что не маркирует себя должным образом иностранным агентом, нарушает права граждан на доступ к информации. Это абсолютно циничное, лицемерное обвинение. Напоминает Оруэлла: «Свобода — это рабство, незнание — сила».

Сегодняшние речи наших процессуальных оппонентов очень показательны, особенно [речь] прокурора Житярова, вышедшего за рамки искового заявления, говорившего совсем не то, о чем говорилось в иске. В его речи звучали нотки, напоминающие нотки обвинительных речей тех лет, Большого террора. Дух репрессий витал в этом зале.

[Обычных людей] ждут очень сложные, прежде всего в моральном плане, времена. Их ждет моральный выбор: заметить — не заметить, сказать — промолчать, уехать — остаться, поддержать — не поддержать

Каждый раз этот выбор становится все более сложным и рискованным. В этом смысле очень полезно смотреть на ту историю, которую собирал и сохранял десятилетиями «Мемориал».

Сегодня в речи прокурора очень четко прозвучало, что им не нравится то, что «Мемориал» говорит правду об истории страны, в которой государство не всегда выглядит справедливым, человечным и дружелюбным по отношению к гражданам.

Авторы: Денис Муравлев, Лида Тимофеева

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Публикации по теме

Загрузить ещё

Материалы партнёров

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: