Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

«Не задумывались о том, чтобы делать что-то противозаконное». За что подростки в России попадают в колонии и есть ли альтернатива исправительным учреждениям

В 2020 году в России, по данным фонда «Русь сидящая» (организация признана иностранным агентом), осудили более 14 тысяч человек, не достигших 18 лет. Подростки становятся фигурантами политических дел, угоняют автомобили, распространяют наркотики, часто их вовлекают в преступную деятельность мошенники. «Такие дела» попросили экспертов рассказать, как в России привлекают к ответственности несовершеннолетних и что в исправительной системе необходимо менять.  

Во время школьных занятий в воспитательной колонии для несовершеннолетних
Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Кто и какие преступления совершает

По информации юриста фонда «Русь сидящая» Алены Савельевой, чаще всего подростки становятся фигурантами уголовных дел, связанных с кражами и угоном автомобилей.

Читайте также «Неустановленное лицо неустановленным образом»

На втором месте по «популярности» — незаконное приобретение и распространение наркотиков. Многие подростки начинают работать так называемыми закладчиками. Люди, вовлекающие их в эту деятельность, обещают легкий заработок и безопасность. В реальности по статье за распространение наркотиков несовершеннолетнему грозит до 10 лет заключения.

«Именно начиная с возраста 14, 15, 16 лет молодые люди включаются в этот трафик наркотический. Они очень привлекательны для него, потому что взрослый человек может получить до 15 лет [тюрьмы], а подросток — четыре года условно», — рассказала исполнительный директор Центра социальной адаптации святителя Василия Великого Юлиана Никитина. 

Если отбросить политические дела, фигурантами которых часто становятся случайные люди, то и в ситуации реальной вины невозможно представить условный портрет несовершеннолетнего преступника, считают эксперты.

«Раньше говорили, что в основном это дети из неблагополучных семей, где родители пьют и ими не занимаются. Сейчас ситуация другая», — отмечает Никитина. 

Читайте также «Чтобы жизнь была ярче, интереснее, теплее». Как воспитывать детей и не тревожиться?

По словам правозащитницы, участницы «Открытого пространства» Надежды Сидоровой, из-за отсутствия социальных программ многие дети часто остаются одни. Они не знают, чем заняться, при этом в стране сохраняется легкий доступ к алкоголю. Все это вместе с желанием самоутвердиться среди сверстников становится причиной хулиганства и вандализма, отмечает эксперт.

Ситуация может усугубляться отсутствием близкой связи между родителями и ребенком. Некому объяснить подросткам, какие последствия могут быть у их действий, в том числе за совершение преступлений. Многие взрослые тоже обладают низкой юридической грамотностью. Помимо этого, подростковый период связан с серьезным внутренним кризисом. В процессе сепарации от родителей школьники часто ищут поддержки на стороне. Этим могут воспользоваться мошенники и люди, вовлекающие детей в преступную деятельность.

«Я понимаю, что у всех наших детей юношеский максимализм, но [большая часть] из них не задумывалась о совершении преступления. Не задумывалась о том, чтобы делать что-то противозаконное», — отмечает правозащитница.

Особо тяжкие преступления

Для подростков предусмотрены те же меры наказания, что и для взрослых: штрафы, исправительные работы, ограничение свободы. Отличие заключается в том, что, если несовершеннолетний не может оплатить штраф, это делают его родители, а максимальные срокилишения свободы у них ниже, чем у взрослых, и зависят от возраста подростка и состава преступления.

Уголовная ответственность в России наступает с 16 лет, однако есть ряд преступлений, за которые человека могут осудить с 14. 

Летом 2020 года подростки из Канска расклеили листовки, на которых критиковали власть и выражали поддержку политическим заключенным. Одна из этих листовок оказалась на здании ФСБ — это стало началом уголовного преследования. Школьников обвинили в подготовке теракта. По итогам следствия одного из фигурантов дела приговорили к пяти годам колонии, двум другим дали условные сроки. На тот момент им было 14 лет.

Подготовка теракта относится к особо тяжким преступлениям, за них полагаются наибольшие сроки (до 10 лет для несовершеннолетних). 

«К ним также относятся убийство, похищение человека, изнасилование, кража, грабеж, террористический акт, захват заложника, участие в массовых беспорядках, незаконное изготовление взрывчатых веществ и ряд других», — перечисляет юрист Алена Савельева. Подробнее об этом говорится в статье 20 УК РФ. 

Читайте также «Тебе дети звонили? Там теракт». Что вспоминают очевидцы событий в Казани спустя неделю после трагедии

К особо тяжким преступлениям относятся скулшутинги — нападения, происходящие в учебных заведениях, которые устраивают сами школьники или недавние выпускники.

Первым таким случаем в России стала стрельба в московской школе № 263. Тогда ученик старших классов принес на урок географии ружье, убил учителя и взял одноклассников в заложники. После он открыл стрельбу по прибывшим полицейским. Подростка признали невменяемым и освободили от ответственности. Одним из самых массовых случаев стрельбы в школах стала трагедия в Казани, во время которой девять человек погибли и еще 32 получили ранения. Убийцей оказался 19-летний Ильназ Галявиев — его задержали на месте и обвинили по четырем статьям Уголовного кодекса. 

Провокаторы

Всего, по версии МВД, с 2017 года было зафиксировано 70 нападений на школы. 

«Статистика слишком большая. Я не говорю, что этого социального явления нет. Оно есть, и реально в школах начали стрелять. Но невозможно предположить, что за несколько лет мы получили такое количество террористов. Они ж не грибы после дождя», — считает Надежда Сидорова. По мнению экспертов, какие-то из этих дел могут оказаться сфабрикованными. 

Читайте также Матери против 228-й

Преследования саратовского школьника Ивана Петрова началось с доклада. В 2019 году он создал презентацию — что делать, если в твоей школе начинают стрелять. При подготовке молодой человек изучал сайты, посвященные «Колумбайну» (запрещенное в России движение). Этим он привлек внимание силовиков. 

С юношей познакомилась Лиза, которая оказалась провокатором и все время ходила с прослушкой. Девушка позвала Ивана и его друга в бомбоубежище, чтобы пострелять из пневматического оружия. Туда приехали силовики. Юношу обвинили в подготовке массового убийства в собственной школе, 20 апреля суд вынес приговор: три года условно.

Надежда отмечает, что дел с участием провокаторов со стороны правоохранительных органов становится все больше. По ее словам, наиболее частый сценарий такой: сотрудники под видом подростков начинают общение в соцсетях с молодыми людьми, заводят разговоры о терактах, стрельбе, скидывают рецепты «коктейлей Молотова». Цель таких диалогов — спровоцировать подростков на разговор о подготовке преступления, отметила Надежда. Доказать такую провокацию юридически очень сложно. 

«Я знаю несколько уголовных дел, где установили всех участников чата, кроме тех, кто вбросил [агрессивные комментарии, запрещенную информацию]. Да, это предположение, но оно имеет место. Что именно вот такими моментами пользуются сотрудники полиции», — рассказала правозащитница. 

Помимо этого, практически невозможно доказать и невиновность обвиняемых, добавляет эксперт. В 2020 году в России вынесли менее 1% оправдательных приговоров. По словам Надежды, следователи фактически не могут закрыть дело из-за отсутствия состава преступления. В противном случае это будет означать, что либо дело сфабриковано, либо сотрудники плохо выполняли свою работу: не запросили необходимые данные, не провели более тщательную проверку, неправильно оформили документы, объясняют правозащитники.

Как подростки отбывают наказание

Осужденные подростки отбывают наказание в воспитательных колониях. Если человеку назначен длительный срок заключения, то после совершеннолетия его отправляют уже во взрослое учреждение. Согласно статье 139 УИК РФ, после того как заключенному исполняется 18 лет, его могут оставить в воспитательной колонии до окончания срока наказания, но в таком случае находиться он там может только до 19 лет. 

«Осужденные проживают в общежитиях. Там они в обязательном порядке продолжают обучение в школе или профучилище. Распределение по классам происходит не по возрасту, а по уровню знаний. При желании осужденные, не достигшие совершеннолетия, могут работать», — пояснила Савельева. 

Читайте также «Сиди хорошо»

Общежитие представляет собой барак, в каждом из которых проживает по 50 человек — отряд. К отряду приставлены начальник и воспитатель. Также в колонии есть медчасть, столовая, учебные классы, библиотека. 

Осужденные подростки имеют право дистанционно учиться в вузе или колледже. Они самостоятельно занимаются по учебникам и электронным книгам без доступа в интернет. Во время экзаменов учащимся выдают задания, включают видеокамеры, чтобы было видно, что подросток не списывает. После их работы отправляют в учебное заведение на проверку. 

Насколько травматичным окажется пребывание в колонии, зависит от личностных особенностей конкретного подростка, отмечают эксперты.

«Если ребенок быстро адаптируется к какой-либо ситуации, то он, в принципе, может адаптироваться и к жизни там. Причем не для всех них это трагедия. Для кого-то это просто изменение условий мира. Так работает психика ребенка», — отмечает Сидорова.

Необходимость реабилитации

Во время отбывания наказания люди выключаются из привычной жизни, теряют социальные связи. Поэтому после освобождения им необходима помощь. В настоящее время систематическая реабилитация для бывших заключенных, в том числе подростков, в России отсутствует. 

Единственное место, куда несовершеннолетних могут отправить вместо колонии, — Центр социальной адаптации святителя Василия Великого в Санкт-Петербурге. Их туда направляют по суду, обязывая пройти курс реабилитации от девяти до 12 месяцев. 

Дети живут прямо в центре, учатся, занимаются творчеством и спортом, осваивают профессию бариста в благотворительной кофейне. Одновременно с ними работает команда психологов. В центре нет решеток и смотрителей, поэтому подростки сами решают, будут ли они проходить курс реабилитации. Еще одной отличительной особенностью программы Юлиана Никитина называет отсутствие системы статусов — тюремных понятий, которые строятся на доминировании «сильных» над «слабыми». 

«Мы создаем безопасную, терапевтическую, творческую среду для реализации, развития каждого молодого человека. И не передаем никаких административных функций ребятам», — пояснила Никитина. 

Позитивный эффект программы оценивается тем, насколько часто подростки возвращаются в преступную среду после курса. По России повторное уголовное преступление совершают 55% несовершеннолетних, которые не вовлечены в реабилитационные программы, сообщила Никитина. По статистике центра, количество рецидивов среди выпускников их центра составляет около 18%. Но соотносить эти данные все же некорректно. 

В 2011 году сотрудники организации пытались создать аналогичный центр на базе воспитательной колонии. Так осужденные подростки смогли бы проходить реабилитацию параллельно с заключением: работать с психологами, бороться с зависимостями. Тогда руководство ФСИН высказалось категорически против инициативы, и проект пришлось отложить.

Профилактика преступлений

По мнению Сидоровой, разговоры с детьми и выстраивание доверительных отношений с ними — то, что позволит предотвратить множество проблем. 

Эти разговоры могут быть как о будничном (как дела в школе, что чувствует ребенок, кому можно и нельзя доверять), так и на тему юридической грамотности (почему за преступлением следует наказание, какое оно бывает и как повлияет на будущее ребенка, как вести себя при столкновении с полицией). 

Профилактикой детской преступности также может стать повышение психологической и юридической грамотности, считает Никитина. 

«Детям, как и взрослым, стыдно обращаться к психологу для решения своих проблем. Или же бывает так. Родители отводят ребенка в терапию и думают, что на этом их роль окончена, теперь он станет хорошим и послушным. Так не бывает. Взрослым тоже нужно работать над собой и меняться вместе со своими детьми», — отметила эксперт. 

Для повышения юридической грамотности родители вместе с детьми могут читать тематические статьи и смотреть фильмы о защите своих прав.

Что посмотреть? 

Что почитать? 

  • если несовершеннолетний попал в зону внимания правоохранительных органов, стоит ознакомиться с памяткой о том, как работает закон в отношении подростков
  • ознакомиться с общими правилами поведения при обыске;
  • самая важная при задержании статья — статья 51 Конституции РФ: «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников». 

В какие организации обратиться за помощью?

  • «Общественный вердикт»;Некоммерческая организация включена в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента  
  • «ОВД-Инфо»Некоммерческая организация включена в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента  ;
  • «Аксиома».
Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Публикации по теме

Загрузить ещё

Материалы партнёров

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: