Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

Право на опасность. Почему не существует «неженских» профессий

Заговор мужчин, защита здоровья или гендерные стереотипы? Для женщин в России остается под запретом почти 100 профессий, признанных тяжелыми и особо опасными. Считается, что работа в химической, обрабатывающей и подобных отраслях вредит женскому репродуктивному здоровью. Так ли это на самом деле, обсудили на прайд-фестивале «Квирфест», который ежегодно проходит в Санкт-Петербурге.

Помощник машиниста в Центральной пригородной пассажирской компании (ЦППК) Елена Лысенко-Салтыкова.
Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

Когда женщины работали шахтерками

Под землей было страшно и непонятно. Летом 1933 года лидерка стахановского движения Метростроя София Киеня впервые спустилась в кессон — специальную конструкцию для выемки грунта при большом водопритоке. Ее используют, когда, например, работы ведутся непосредственно над водоносным слоем или на дне реки. Этот способ считается особо опасным и используется только в крайних случаях, но Софья добилась разрешения работать наравне с мужчинами и впоследствии руководила сменой шахтеров. Ее бригада, в частности, строила перегон «Бело­русская» — «Динамо».

Поскольку рабочих не хватало, стали принимать и других женщин. В числе метростроевцев — бригада чеканщиц во главе с Татьяной Федоровой, которой в 1936 году было всего 20 лет. В 1961 она стала заместительницей начальника Московского метростроя.

Эти примеры относятся к тому периоду времени, когда в Советском Союзе уже появился первый перечень запрещенных для женщин профессий. Его составили в 1932 году, что, впрочем, не помешало Софье Киеня и Татьяне Федоровой участвовать в строительстве метро. А уже в 1978-м утвердили прообраз ныне действующего списка «неженских» профессий. В дальнейшем он видоизменялся и к началу XXI века включал 456 наименований.

Январь нынешнего года ознаменовался тем, что этот список сократился до минимума: сейчас в нем всего 98 профессий. Среди запрещенных остаются многие специальности в химической, обрабатывающей и добывающей промышленности. Женщинам по-прежнему нельзя управлять строительной техникой, возглавлять судна, тушить пожары, работать грузчицами.

Подобные списки есть и в других странах, однако их состав разнится. Например, в США пожарными женщинам быть можно. Согласно отчету Национальной ассоциации противопожарной защиты, в этой профессии занято около 93 700 американских женщин, среди которых есть как штатные сотрудницы, так и добровольцы.

Читайте также Чумработница третьего разряда

Изначальная цель таких списков – охрана материнства, и в прошлом веке это могло иметь основания, поскольку условия труда были намного хуже. Однако технический прогресс не стоит на месте, и вопрос о том, действительно ли эти профессии опасны именно для женщин, остается открытым.

Так, в 2016 году эксперты ООН запрашивали у России научные доказательства того, что должность «моторист-рулевой», входящая в список запрещенных, вредит репродуктивному здоровью женщин. Подтверждений предоставлено не было, и этот запрет признали гендерной дискриминацией. Схожая ситуация может быть и с другими профессиями из списка.

«Ты куда пришла? Ты себя видела?»

Работать слесарем и заниматься тяжелым физическим трудом можно, а находиться в кабине поезда — нельзя. С таким диссонансом столкнулась первая в России машинистка электропоезда пригородного и регионального сообщения Елена Лысенко-Салтыкова. Путь к желанной должности занял у нее десять лет и начался с того, что ей не давали поступить в колледж. 

 

«Я прихожу с документами, мне говорят: “Нельзя”. — Как это нельзя?»
Читайте также «Водитель меня не слышит»: как люди с инвалидностью по слуху работают в такси

Стала разбираться, и оказалось, что список якобы запрещенных профессий на самом деле не запрещал быть машинистом. Он существовал, там 400 с лишним профессий. В конце абзац о том, что меня могут допустить работать по данным профессиям при условии обеспечения условий по охране труда, по безопасности, [при наличии] заключения госкомиссии и так далее. Которую, конечно, никто не хотел проводить», — говорит машинистка.

Чтобы поступить, пришлось обратиться к вице-президенту РЖД. Учиться ей разрешили, однако на этом преграды не закончились. Перед выпуском Лысенко-Салтыковой запретили проходить производственную практику, и она не смогла получить документы на специальность помощника машиниста. Пришлось устроиться слесарем. Эта работа, по словам девушки, была сложнее, чем обязанности машиниста или помощника машиниста, но по закону была разрешена. 

Следующий этап борьбы — добиться права пройти практику, обойти все депо Москвы и Московской области, сдать экзамен (на котором девушку намеренно валили). После множества отказов Елену Лысенко-Салтыкову приняли в одну из частных компаний. Проработав несколько лет помощницей машиниста и столкнувшись со множеством предубеждений, в 2020 году она наконец стала сама управлять электропоездом.

«Сейчас среди моих коллег адекватные люди, которые привыкли меня видеть и нормально ко мне относятся, — рассказывает машинистка. — Но и среди них, бывает, что-то всплывает. Кто-нибудь может сказать: “А как ты ночуешь в отдыхаловке?” — “С закрытыми глазами, чувак”».

Все четыре года, что Елена Лысенко-Салтыкова работает по специальности, она ждет, когда же станет тяжело, как ей предвещали. Не становится. Сложные внештатные ситуации происходят, и машинистка успешно с ними справляется. 

Профессионализм, а не гениталии

Существование списка запрещенных для женщин профессий HR-консультантка Екатерина Артемьева называет прямым нарушением конституционных прав. «Я должна сама выбирать, где я могу и хочу работать. Я сама вольна выбирать, хочу я защищать свою репродуктивную функцию или не хочу», – комментирует экспертка и добавляет, что пример Елены Лысенко-Салтыковой иллюстрирует то, насколько женщине тяжелее добиться своего. Мужчине было бы достаточно поступить в учебное заведение и устроиться по специальности.

Вторая проблема — причем не только в России, но и в мире — связана с дискриминацией в зарплате. Мужчины получают больше. В том числе потому, что женщин реже продвигают по карьерной лестнице. Соответственно, и заработки отличаются. К тому же есть тенденция к тому, что женщины могут соглашаться на более низкие зарплаты. 

Помощница машиниста Оксана Соколова во время тренировочного осмотра локомотива. С 1 января 2021 у женщин появилась возможность работать в локомотивных бригадах пассажирских поездов дальнего следования и пригородного сообщения на сети РЖД.
Фото: Донат Сорокин / ТАСС

Что касается тяжелых условий труда, то это не должно становиться причиной запрета на работу. Наоборот, задача руководителя — создать первоклассные условия и, возможно, отказаться от каких-то функций производства, добавляет Артемьева. Большинство компаний на это не идут, поэтому и женщины не могут претендовать на «опасные» должности. 

К тому же, говоря о вредности тех или иных производств, будто бы забывают о мужчинах, которые тоже имеют право на безопасные условия труда. Автоматизация процессов пойдет на пользу всем, поскольку нажать на кнопку сможет любой человек вне зависимости от гендера, комплекции или физических особенностей.

«Для меня нет таких должностей, куда бы я взяла женщину. Нет таких должностей, куда бы я взяла мужчину. И вообще кого-либо. Когда мы принимаем на работу человека, мы берем профессионала или профессионалку. Главное, чтобы это был специалист в этой стезе», — рассуждает HR-консультантка. 

С тем, что профессии не делятся по гендеру, согласна и директорка «Хосписа на дому» Екатерина Овсянникова. В сфере медицины и паллиативной помощи работает немало мужчин. И они, полагает экспертка, не менее заботливые, внимательные или сочувствующие. Одновременно это физически сложная работа: суточные дежурства, необходимость переворачивать тяжелых пациентов, с чем справляются как мужчины, так и женщины.

Выбор профессии, по мнению Овсянниковой, зависит сугубо от личных предпочтений человека. «Людям нравятся разные вещи, и это нормально, — продолжает экспертка. — Мой ближайший друг — инженер, он тащится от своей работы, ему прикольно.

Никто не подойдет к нему и не скажет: «А что это ты инженером стал? У тебя все нормально вообще в жизни было? Может, тебе мама что-то в детстве сказала такое, что ты стал инженером?»

Ну то есть это нормальная обычная профессия. Я, например, не могу понять, как можно быть воспитателем, но некоторым это нравится». 

В основе равноправия лежит торжество профессионализма и справедливости, говорит Елена Лысенко-Савельева. Если есть сомнения, справится ли человек с той или иной работой, можно проверить его профессиональные навыки, физическую подготовку или эмоциональную стабильность. Если же рассматривать ограничения по поднимаемым тяжестям, то в повседневной жизни никого не смущает женщина, идущая с коляской и несущая на себе пять пакетов.

Путь к гендерному равенству

Отсутствие дискриминации на рабочих местах благоприятно влияет на экономику страны в целом. Исследование Европейского института гендерного равенства показало, что при достижении гендерного равенства рост ВВП на душу населения в странах ЕС составит 6,1-9,6% к 2050 году. Кроме того, это создаст около 10,5 миллиона дополнительных рабочих мест, что будет выгодно как мужчинам, так и женщинам. 

Как же добиваться этого гендерного равенства? Как HR-консультантка Екатерина Артемьева предлагает рассматривать резюме соискателей вне контекста гендера и фотографии, ориентируясь исключительно на опыт человека. Одна из существующих практик — обезличивание резюме, когда тимлидам команды отправляют только портфолио или выполненное тестовое кандидата. 

«Они просто оценивают профессионала, а потом уже спрашивают: “А кто это?” И мы начинаем рассказывать о кандидате. Бывает и такое, что мы получаем резюме [без имени] сами. Допустим, вместо фамилии-имени там [указано] One One, но при этом такой крутой опыт и такое крутое портфолио, что это (гендер кандидата. — Прим. ТД) неважно», — поясняет экспертка. Далее, на собеседовании, достаточно просто узнать, как к кандидату или кандидатке лучше обращаться. 

В случае когда человек сталкивается с гендерной дискриминацией на рабочем месте, можно постараться вывести начальство на разговор об этом, предложить пройти тренинги по разнообразию и инклюзии (их, в частности, проводит ЛГБТ-группа «Выход», с которой сотрудничает Артемьева). Если же руководство не готово меняться, решением может стать смена работы и поиски компании, ценности которой подходят человеку больше. 

Женщины нередко сталкиваются с пренебрежительным отношением и на учебе: преподаватели могут игнорировать их, занижать оценки, не давать заниматься исследованиями, особенно если специальность считается «неженской». Здесь экспертка предлагает скооперироваться (в том числе с мужской частью группы) и писать коллективные обращения в деканат. Если же там проигнорируют просьбу студенток и студентов, нужно освещать ситуацию в СМИ и рассказывать о том, как женщинам не дают получать качественное образование или совершенствоваться в профессии.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Публикации по теме

Загрузить ещё

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: