Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

«Единоразовая пощечина — проявление заботы». Исследование «Насилию.нет» о том, как российские кризисные центры работают с пострадавшими от насилия

25 ноября — Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Этот день — часть кампании «16 дней активных действий против гендерного насилия», которая ежегодно проходит более чем в 180 странах. Цель даты — повысить осведомленность о проблеме и принять меры по ее решению. «Такие дела» поддерживают кампанию и вместе с центром «Насилию.нет» (признан инагентом. — Прим. ТД) публикуют исследование, посвященное тому, как в России работают кризисные центры для женщин, пострадавших от насилия.

Фото: Nadine Shaabana / Unsplash.com

В России недостаточно центров помощи

Центр «Насилию.нет»Некоммерческая организация, выполняющая функции иностранного агента   опубликовал специальную карту для пострадавших от насилия из разных регионов. На ней каждый может посмотреть адреса и контакты организаций, предоставляющих социальную и психологическую помощь на безвозмездной основе, — это некоммерческие проекты, госучреждения, частные убежища. Это все кризисные центры, которые специалисты «Насилию.нет» смогли найти в России. Всего их около 200. 

Заместительница директора «Насилию.нет» Диана Барсегян считает, что сегодня в стране недостаточно центров помощи для пострадавших. По информации «Насилию.нет», в некоторых регионах нет ни одной организации, куда женщина могла бы обратиться. 

Читайте также «Кажется, она просто уехала»

«Часто оказывается, что человека из небольшого города буквально некуда отправить. Мы понимаем, что за сто верст в одну сторону и за сто верст в другую нет никого, кто работал бы с этой проблемой. Если человеку некуда пойти, нет места, где можно получить помощь, то, конечно, решить проблему насилия трудно», — отметила Диана. 

Помимо того, что кризисных центров в стране недостаточно, не все действующие организации могут оказать профессиональную помощь. Волонтеры и специалисты «Насилию.нет» провели исследование того, как сотрудники этих центров отвечают на звонки женщин, оказавшихся в ситуации насилия. 

44 центра не смогли помочь

Волонтеры «Насилию.нет» позвонили в 185 профильных организаций и пообщались с их сотрудниками от лица девушки, которая столкнулась с домашним насилием. Благодаря этому они оценили качество помощи, которую кризисные центры оказывают по телефону пострадавшим из разных регионов.

Согласно результатам исследования, из 185 кризисных и социальных центров в 44 организациях не помогли обратившимся к ним девушкам. Сотрудники не смогли как оказать необходимую помощь, так и маршрутизировать пострадавшую в другой центр или на другую телефонную линию. 

Некоторые специалисты «не хотели помочь» позвонившим, неаргументированно им отказывали или просто не понимали, где обратившаяся девушка может получить помощь. 

Читайте также Что делать, если вы столкнулись с домашним насилием?

«[Например], банально не знали номер горячий линии центра “АННА”Некоммерческая организация, выполняющая функции иностранного агента  . Это всероссийский телефон доверия, куда можно перенаправить человека, если действительно помочь ему не получается, — говорит Диана Барсегян. — Мы ни в чем не обвиняем сотрудников кризисных организаций. Часть из них — это госцентры, существующие на бюджетные деньги. У них может быть очень высокая нагрузка. Все упирается в систему, а не в каких-то отдельно взятых сотрудников».

Многие специалисты не смогли помочь пострадавшей или маршрутизировать ее, так как центров мало, а попасть в них сложно, уточняет Барсегян. Например, для того, чтобы попасть в государственный кризисный центр, нужно собрать большое количество документов. В основном это паспорт, многие организации требуют регистрацию, часто нужны медицинские справки. Некоторые центры также просят подтвердить, что женщина находится в кризисной ситуации. Это включает в себя необходимость доказать, что у семьи низкий доход, а для этого нужна справка с места работы мужа.  

«Просто одно противоречит другому. Женщина не в той ситуации, когда она может вести переговоры с мужем. Получается, что даже ту небольшую помощь, которая есть, женщина не может получить»

По словам Дианы, это тоже связано с проблемами в работе самой системы. Помимо этого, некоторые центры отказывались помогать женщинам без детей. По результатам исследования таких организаций было 12.

В «Насилию.нет» уточнили, что часто кризисные центры готовы помогать только матерям и беременным женщинам. В результате девушки без детей оказываются в более уязвимом положении, отметила руководитель проектного отдела центра «Насилию.нет» София Сидорова.

«Нам объяснили причины такого правила. У некоторых центров есть госзаказ на помощь при проблемах в семье, поэтому они помогают только беременным или женщинам с детьми. Видимо, из этого следует, что семья — это такое социальное образование, в котором есть или вот-вот появятся дети».

Кризисные центры также могут отказать в убежище или других видах помощи только потому, что женщина пострадала от насилия в ЛГБТ-паре.

Операторы центров грубили пострадавшим

По данным авторов исследования, сотрудники телефонной линии 46 центров отвечали грубо или неуважительно девушкам, пострадавшим от насилия. 

Что могли услышать девушки от операторов кризисных и социальных организаций:

  • «Вы, скорее всего, сделали что-то не так и спровоцировали его на насилие, нельзя снимать с себя ответственность. Позвоните молодому человеку и спросите, что вы сделали не так»;
  • «Что вы хотите? Мы не гостиница»;
  • «А у вас что, какие-то чувства к нему есть? Делайте выводы»;
  • «Единоразовая пощечина от отца — это проявление заботы. Ситуация, конечно, не очень, но войди в положение родителей». 

Диана Барсегян отмечает, что многие сотрудницы центров не видели проблемы в том, что девушку ударили. В некоторых организациях звонившим отвечали, что не помогают в случае, если женщина столкнулась с насилием в первый раз. Специалисты просили обращаться к ним только тогда, когда побои «станут систематическими». 

Читайте также «Что ты сделала, что он пошел на такое?»

По мнению Дианы, это свидетельствует о том, что профильные специалисты не знают, что такое домашнее насилие. 

«На мой взгляд, это показывает, что человек не понимает, что есть цикл насилия, что если это произошло один раз, то может произойти снова. Ответ: “Ой, вас один раз ударили, это ничего страшного” — это не тот ответ, который ожидаешь услышать от кризисного центра помощи», — добавила Барсегян. 

Волонтеры также сталкивались с превышением должностных полномочий со стороны сотрудников центров. Специалисты могли начать давать советы пострадавшей девушке, комментировать случившееся: «Да, ужасная ситуация, вот это он козел, конечно, надо вам уходить». 

Барсегян отмечает, что сотрудники линии помощи всегда должны оставаться в рамках своих профессиональных компетенций во время разговора с пострадавшими от насилия. 

Почему важно отвечать компетентно?

Согласно статистике, чтобы уйти от абьюзера окончательно, человеку в среднем нужно около семи попыток, уточнила Диана Барсегян. Даже чтобы осознать эту проблему, сформулировать ее и поделиться с кем-то, нужны огромные душевные силы, подчеркнула она. Это в том числе связано с тем, что тема домашнего насилия до сих пор сильно стигматизирована и многие женщины не рассказывают об этом опыте никому. 

«Когда человек звонит в центр за помощью, значит, произошла точка невозврата. Человек, возможно, находится в очень уязвимом состоянии. Конечно, когда пострадавшей отвечают по-хамски, не хотят помочь, женщина лишний раз убеждается в том, что “все так живут”. У человека могут опуститься руки, в следующий раз он может уже не позвонить. И это может привести к трагическим последствиям», — отмечает Барсегян. 

Задача консультанта, который отвечает на звонок, — дать человеку информацию, решение женщина должна принять самостоятельно. Поэтому специалисты не должны давать девушке советы, указывать ей, что делать. 

«Например, звонит женщина, у которой не было контроля над своей жизнью, потому что за нее все решал муж-абьюзер. Не совсем правильно, если она позвонит в кризисный центр и там все снова будут решать за нее. Ей необходимо вернуть контроль над собственной жизнью. Надо помочь человеку, надо дать ему какие-то инструменты, чтобы женщина могла из этой ситуации выйти», — подчеркнула Диана.

Как отвечать и куда направлять?

Главная задача операторов кризисных центров — предоставить пострадавшим от насилия всю необходимую информацию, тем более если их организация не может помочь. Для этого у каждого должна быть маршрутная карта, чтобы специалист мог сориентировать человека. 

Во-первых, оператор может поискать на карте центра «Насилию.нет» адреса и телефоны кризисных организаций, куда женщина может обратиться. 

Во-вторых, нужно предоставить номер (8-800-7000-600) горячей линии центра «АННА», которая работает круглосуточно во всех регионах. Там каждый может получить онлайн-консультацию бесплатно. 

В случае когда девушка столкнулась с сексуализированным насилием, ей нужно посоветовать обратиться в центр «Сестры». У организации тоже есть телефон доверия (8-499-901-02-01).

Если ситуация насилия затрагивает ребенка, необходимо перенаправить женщину на горячую линию Следственного комитета России (8-800-100-12-60).

Девушке, которой требуется незамедлительная психологическая консультация, нужно предоставить номер бесплатной экстренной линии психологической помощи (8-495-989-50-53).

Как менять качество помощи пострадавшим?

Диана Барсегян подчеркивает, что трудности, которые они выявили во время исследования, необходимо решать на государственном уровне. То, что сотрудники кризисных центров не могли помочь девушкам или грубо с ними общались, — системная проблема, связанная с тем, что в России все еще мало говорят о домашнем насилии. Руководитель проектного отдела центра «Насилию.нет» София Сидорова добавляет, что в стране в целом отсутствует в публичном поле само понятие домашнего насилия. 

«Проблему не идентифицируют как госучреждения, так и люди. Пострадавшие мало того что не знают, куда обращаться, так еще и не осознают, что находятся в нездоровых насильственных отношениях. Даже если они об этом знают, то не видят выхода оттуда: пострадавшая от своего близкого окружения часто может слышать, что такая ситуация — это нормально, что это ее женская доля, крест, который она должна нести и свыкнуться с этим», — отметила София. 

Она добавила, что эту идею также поддерживают общество и государство, акцентируя внимание на необходимости сохранить семью «во что бы то ни стало». 

«Они не принимают во внимание контекст, при котором женщины и зачастую их дети страдают от избиений и других видов насилия»

Для решения этой проблемы в регионах нужно открывать больше профильных организаций, обучать специалистов, работающих в этой сфере, а также проводить просветительские мероприятия. Самое важное — необходимо принять закон против домашнего насилия. 

Читайте также «Домашнее насилие — это круг, в центре которого власть и контроль»

«Несмотря на то что центр “Насилию.нет” — инагент, несмотря на наши трудности, мы находимся в гораздо более независимом положении, чем кризисные центры, существующие за счет государства. Нам не нужно просить документы у пострадавших, нам не важны их регистрация, возраст. Человек оказался в ситуации насилия — для нас этого достаточно, чтобы помочь. А государственные центры сталкиваются с постоянными ограничениями», — добавила Диана. 

По мнению Барсегян, чтобы начать решать эту проблему сейчас, организациям нужно обмениваться опытом. Сотрудники центров должны взаимодействовать, учиться у коллег из разных регионов, которые справляются с помощью пострадавшим лучше. 

«Очень хочется отметить, какие замечательные кризисные центры мы обнаружили во время исследования. Общаясь с ними, мы поняли, что у них есть чему поучиться, у них классный опыт и прогрессивные взгляды на эту проблему», — отметила Диана. 

«Такие дела» пообщались с представителями трех кризисных центров, которые приняли участие в исследовании и продемонстрировали самые хорошие результаты. Текст о них можно прочитать здесь

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Публикации по теме

Загрузить ещё

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: