Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

В июле 2017 года Верховный суд признал Свидетелей Иеговы экстремистской организацией. Итальянские фотографы съездили в Сибирь посмотреть, как живут «экстремисты»

В России Свидетелям Иеговы не привыкать к гонениям. В апреле 1951-го тысячи мужчин, женщин и детей были депортированы из западных областей СССР в Сибирь на вечное поселение. Единственной причиной была религия — Свидетели Иеговы отвергали насилие и отказывались служить в армии. В начале 1990-х их реабилитировали. А 17 июля 2017-го по решению Верховного суда РФ их собрания опять попали под запрет, а 395 Залов царства (так Свидетели Иеговы называют свои молельные дома) были закрыты. Большинство последователей не отрекаются от своей веры, но боятся, что у них могут отобрать детей — так же, как у их родителей когда-то.

Степан, 87 лет, Иркутск. Свидетельство о реабилитации. В 1951 году во время операции «Север» несколько тысяч Свидетелей Иеговы депортировали в Сибирь. Оставшиеся на свободе встречались тайно, по ночам. На одном из таких собраний Степан и познакомился с Марией. В 1962-м они поженились. В советские времена Свидетели Иеговы считались американскими шпионами (потому что религиозное течение зародилось в Америке), поэтому доступ к высшему образованию им был заказан. Степан всю жизнь проработал водителем автобуса, Мария — подавальщицей в столовой. Когда Советский Союз перестал существовать, Степана и Марию реабилитировали, как и многих других Свидетелей Иеговы. Но решение Верховного суда в июле 2017 года снова поставило их вне закона. Нельзя сказать, чтобы те, кто принадлежат к Свидетелям Иеговы, были к этому не готовы. Но теперь они не могут собираться вместе в Зале царства (так называются молельные дома). Теперь, как и во времена СССР, еженедельные собрания проходят в частных домах, там собираются небольшими группами по 10-15 человек. Соседи, не принадлежащие к Свидетелям Иеговы, считают их хорошими людьми.Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo Иркутск — областная столица, где живет около миллиона человек, шесть тысяч из них — Свидетели Иеговы. В советские времена их ссылали сюда со всех уголков Союза. Город поделен на 12 конгрегаций. После решения Верховного суда в июле 2017 года, когда Свидетелей Иеговы признали экстремистами, два Зала царства закрылись, всю печатную продукцию изъяли, а проповеди запретили.Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo Борис, 58 лет, Усолье-Сибирское. Борис и его старшая сестра Алла родились в Сибири. В шесть лет Аллу забрали из семьи и отправили в детский дом, где она прожила до своих 13 лет. Их отца арестовали по ложному доносу — якобы он оторвал дочери ухо. Бориса, которому тогда был всего год, забрал дядя, который не принадлежал к Свидетелям Иеговы. В школе Бориса травили за «принадлежность к секте». Получить диплом он так и не смог — отказывался ходить на уроки военной подготовки. Всю жизнь проработал механиком. Алла выучилась на портниху. Она боится, что с решением Верховного суда возвращаются мрачные времена, когда детей отнимали у родителей только из-за религии.Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo Лес в Иркутской области. Одним из немногих разрешенных ссыльным Свидетелям Иеговы занятий был лесоповал и обработка древесины.Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo Вячеслав, 57 лет, Усолье-Сибирское. Жена Вячеслава начала читать Библию со Свидетелями Иеговы в 1993 году. Через 12 лет Вячеслав тоже решил обратиться. Он крестился и стал одним из старейшин. В Усолье-Сибирское он приехал из Казахстана. Когда-то он служил в армии и здесь нашел работу на местной военно-воздушной базе. Вместе с ним Свидетелями Иеговы стали еще пятеро бывших военных. После выхода в отставку Вячеслав получил от армии дом, где и сейчас живет с семьей. Он работает учителем и растит троих детей. Младший — несовершеннолетний, и Вячеслав боится, что правительство примет закон, по которому у Свидетелей Иеговы можно отбирать детей.Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo Софья, 73 года, Мария, 80 лет. Ангарск. Сестры приехали из Украины, они уже третье поколение Свидетелей Иеговы. Их отец изучал Библию в 1942 году в Польше и был арестован в 1950-м за отказ проходить военную службу. Через год Софью и Марию с матерью и старшим братом депортировали в Россию. Их выслали в Иркутскую область, на станцию Китой, где они жили в бараке с шестью другими семьями депортированных Свидетелей Иеговы. Чтобы выжить, матери Софьи приходилось соглашаться на самую тяжелую работу, в том числе на погрузку-разгрузку леса, пока не вернулся муж и не занялся этим вместо нее. Всех членов семьи реабилитировали в 1992 году. Ни одна из депортированных семей не вернулась в родную страну. Все остались, решив основать общество Свидетелей Иеговы в Ангарске. Софья никогда не была замужем, прожила с матерью до ее смерти. Мария вышла замуж. У нее двое детей, Татьяна и Андрей, они по-прежнему живут с матерью, но не разделяют ее веру.Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo Катя, 31 год, Усолье-Сибирское. В ее семье больше нет Свидетелей Иеговы. Катя приехала с севера Сибири, где до сих пор живут ее родители и брат. После решения Верховного суда они волнуются за ее безопасность. Брат Кати служил в силовых структурах, и одним из его заданий было контролировать и предоставлять рапорты о подозрительной активности Свидетелей Иеговы в их городке. Катя живет в Усолье-Сибирском со своим мужем Тимофеем и его семьей. Она очень переживает за судьбу своего пятимесячного сына.Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo ИркутскФото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
В Советском Союзе книги Свидетелей Иеговы перепечатывались с фотопленок. Каждая семья распечатывала себе материалы для молитвы и проповедей. В 1990-х запрет сняли, но с 2009-го все публикации материалов Свидетелей Иеговы опять запрещены. К тому моменту их уже заменили цифровые копии. Впрочем, многие Свидетели Иеговы по-прежнему с недоверием относятся к интернету, планшетам и лэптопам.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
Санаторий в Иркутской областиФото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo Степан, 83 года, Усолье-Сибирское. Родители Степана и его жены Анны — выходцы из Украины. Детьми их вместе с матерями выслали в Сибирь. В Иркутской области они жили в бараке с четырьмя семьями других депортированных. Их отцы были арестованы за то, что не отказались от своей веры. После нескольких лет лагерей отцу Анны удалось вернуться к семье, но вскоре он трагически погиб на глазах у дочери под обрушившимся штабелем древесины. За три месяца до этого брата Анны арестовали, и она осталась одна с больной матерью на руках. Степан стал ее единственной поддержкой. В 1960-м они поженились в поселке Китой. После освобождения брата всей семьей переехали в Усолье-Сибирское, чтобы объединиться с другими Свидетелями Иеговы, которые работали здесь каменщиками. Всю жизнь они жили под неусыпным надзором КГБ, поэтому сейчас Свидетели Иеговы говорят, что новое решение суда не очень их пугает —  привыкли.Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
Центральный Хазан, деревня в Иркутской области, изначально построенная как поселение для ссыльных из нежелательных этнических и религиозных групп. С 1949 года сюда депортировали японцев, литовцев, поляков, а с 1951-го и Свидетелей Иеговы. Последние — 60 семей — жили в районе, называемом «Святые бараки», в восьми километрах от Центрального Хазана. Сегодня среди полутора тысяч жителей осталось сорок Свидетелей Иеговы.
Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
Галина, 85 лет, Центральный Хазан.
Галина родилась на Украине, на границе с Польшей. В семье росли 10 детей, не все они были Свидетелями Иеговы, и некоторые из братьев Галины служили в армии — поэтому семью не депортировали. Но в Сибирь, в село Центральный Хазан, в 1951-м сослали жениха Галины. Позже его арестовали и осудили на 25 лет за «антисоветскую деятельность, связанную с его религиозными убеждениями». Выйдя через пять лет, он написал Галине и сделал ей предложение. Несмотря ни на что, Галина решилась, и через несколько месяцев они поженились. Пара жила в бараке в восьми километрах от города. У них родилось пятеро детей. С тех пор Галина не растеряла храбрости и решительности, поэтому приговор Верховного суда не пугает ее.
Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
Печатные материалы Свидетелей Иеговы. Несмотря на то, что их хранение теперь расценивается как преступление, многие семьи по-прежнему держат дома «запрещенную литературу», собранную в годы свободы.Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo Эди, 31 год, Ангарск. Его отец Виктор родился в тюрьме на Украине, куда его мать, бабушка Эди, попала на пятом месяце беременности. Арестовали ее за то, что она была Свидетелем Иеговы. Через два месяца после родов мать отправили на Урал, а Виктора — в детский дом. Отца Виктора арестовали еще раньше за отказ проходить военную службу и выслали в Иркутскую область. Семья встретилась, только когда Виктору было семь лет. В 1967-м он крестился и стал Свидетелем Иеговы. В 1970-м Виктора арестовали по обвинению в антисоветской пропаганде, а его отец был арестован вновь — за повторный отказ от службы в армии. В 1974 году Виктор познакомился с Галиной, тоже Свидетелем Иеговы. Они поженились и в 1978-м переехали в Ангарск. Виктор работал механиком и водителем, Галина — официанткой. У них родилось четверо детей, все они исповедуют религию родителей. Виктор переживает по поводу решения Верховного суда, однако считает, что эти гонения только привлекут к Свидетелям Иеговы новых сторонников.Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo Усолье-Сибирское, город в 80 километрах от Иркутска. Первый в истории российский конгресс Свидетелей Иеговы проходил именно здесь, здесь же построили первый Зал царства. Сегодня в городе насчитывается пять конгрегаций.Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo Дмитрий, Иркутск. Младший племянник Степана и МарииФото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo Озеро Байкал, Иркутская областьФото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo Галина, 52 года, Центральный Хазан. Галина и Алексей — четвертое поколение Свидетелей Иеговы. Их родители были высланы из Украины в Сибирь в 1951 году в одном поезде. Галина и Алексей поженились в 1989-м. С 1991 года они наконец перестали бояться открыто исповедовать свою веру. Но в 2017-м все вернулось на круги своя.Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo Зал царства в Усолье-Сибирском — первый в России молельный дом Свидетелей Иеговы. После решения Верховного суда его должны были закрыть, как и другие Залы царства по всей России, однако к этому времени он был зарегистрирован на организацию Свидетелей Иеговы в Юго-Западной Азии. Алексей, 51 год, Центральный Хазан. Вместе с женой Галиной они живут в небольшой деревне в Иркутской области. Полторы тысячи жителей деревни разделились на тех, кто поддерживает Свидетелей Иеговы, и тех, кто их ненавидит.Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo Город Ангарск основали в 1948 году. Изначально это был закрытый индустриальный город, который не значился ни на каких картах, так как здесь производили оружие. Сегодня здесь находится штаб-квартира Ангарской нефтехимической компании — главного нефтеперерабатывающего предприятия Иркутской области. 
В советское время депортированных привозили в поселок Китой, который находится к северу от Ангарска. Сегодня в городе около 300 тысяч жителей, из них 550 свидетелей Иеговы, поделенных на пять конгрегаций.
Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
Влад, 23 года, Центральный Хазан. Влад — сын Галины и Алексея. Он только что окончил альтернативную службу — работал на почте. Мечтает стать механиком. Несмотря на запрет, даже в годы службы умудрялся ходить с проповедями по домам, исполняя обязанности почтальона. «В какой-то момент в компании ты становишься белой вороной, потому что парни начинают пить, курить, тусоваться, иногда пробуют наркотики. Свидетели Иеговы никогда этого не делают, но мы не чувствуем себя одинокими, потому что мы окружены собратьями по вере».Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo Лес в Иркутской областиФото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Ребенок под защитой Собрано 1 900 690 r Нужно 1 945 324 r
Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 340 740 r Нужно 1 898 320 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 653 259 r Нужно 1 300 660 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 1 121 320 r Нужно 2 622 000 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 2 322 020 r Нужно 7 970 975 r
Всего собрано
764 443 334 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Степан, 87 лет, Иркутск. Свидетельство о реабилитации. В 1951 году во время операции «Север» несколько тысяч Свидетелей Иеговы депортировали в Сибирь. Оставшиеся на свободе встречались тайно, по ночам. На одном из таких собраний Степан и познакомился с Марией. В 1962-м они поженились. В советские времена Свидетели Иеговы считались американскими шпионами (потому что религиозное течение зародилось в Америке), поэтому доступ к высшему образованию им был заказан. Степан всю жизнь проработал водителем автобуса, Мария — подавальщицей в столовой. Когда Советский Союз перестал существовать, Степана и Марию реабилитировали, как и многих других Свидетелей Иеговы. Но решение Верховного суда в июле 2017 года снова поставило их вне закона. Нельзя сказать, чтобы те, кто принадлежат к Свидетелям Иеговы, были к этому не готовы. Но теперь они не могут собираться вместе в Зале царства (так называются молельные дома). Теперь, как и во времена СССР, еженедельные собрания проходят в частных домах, там собираются небольшими группами по 10-15 человек. Соседи, не принадлежащие к Свидетелям Иеговы, считают их хорошими людьми.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Иркутск — областная столица, где живет около миллиона человек, шесть тысяч из них — Свидетели Иеговы. В советские времена их ссылали сюда со всех уголков Союза. Город поделен на 12 конгрегаций. После решения Верховного суда в июле 2017 года, когда Свидетелей Иеговы признали экстремистами, два Зала царства закрылись, всю печатную продукцию изъяли, а проповеди запретили.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Борис, 58 лет, Усолье-Сибирское. Борис и его старшая сестра Алла родились в Сибири. В шесть лет Аллу забрали из семьи и отправили в детский дом, где она прожила до своих 13 лет. Их отца арестовали по ложному доносу — якобы он оторвал дочери ухо. Бориса, которому тогда был всего год, забрал дядя, который не принадлежал к Свидетелям Иеговы. В школе Бориса травили за «принадлежность к секте». Получить диплом он так и не смог — отказывался ходить на уроки военной подготовки. Всю жизнь проработал механиком. Алла выучилась на портниху. Она боится, что с решением Верховного суда возвращаются мрачные времена, когда детей отнимали у родителей только из-за религии.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Лес в Иркутской области. Одним из немногих разрешенных ссыльным Свидетелям Иеговы занятий был лесоповал и обработка древесины.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Вячеслав, 57 лет, Усолье-Сибирское. Жена Вячеслава начала читать Библию со Свидетелями Иеговы в 1993 году. Через 12 лет Вячеслав тоже решил обратиться. Он крестился и стал одним из старейшин. В Усолье-Сибирское он приехал из Казахстана. Когда-то он служил в армии и здесь нашел работу на местной военно-воздушной базе. Вместе с ним Свидетелями Иеговы стали еще пятеро бывших военных. После выхода в отставку Вячеслав получил от армии дом, где и сейчас живет с семьей. Он работает учителем и растит троих детей. Младший — несовершеннолетний, и Вячеслав боится, что правительство примет закон, по которому у Свидетелей Иеговы можно отбирать детей.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Софья, 73 года, Мария, 80 лет. Ангарск. Сестры приехали из Украины, они уже третье поколение Свидетелей Иеговы. Их отец изучал Библию в 1942 году в Польше и был арестован в 1950-м за отказ проходить военную службу. Через год Софью и Марию с матерью и старшим братом депортировали в Россию. Их выслали в Иркутскую область, на станцию Китой, где они жили в бараке с шестью другими семьями депортированных Свидетелей Иеговы. Чтобы выжить, матери Софьи приходилось соглашаться на самую тяжелую работу, в том числе на погрузку-разгрузку леса, пока не вернулся муж и не занялся этим вместо нее. Всех членов семьи реабилитировали в 1992 году. Ни одна из депортированных семей не вернулась в родную страну. Все остались, решив основать общество Свидетелей Иеговы в Ангарске. Софья никогда не была замужем, прожила с матерью до ее смерти. Мария вышла замуж. У нее двое детей, Татьяна и Андрей, они по-прежнему живут с матерью, но не разделяют ее веру.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Катя, 31 год, Усолье-Сибирское. В ее семье больше нет Свидетелей Иеговы. Катя приехала с севера Сибири, где до сих пор живут ее родители и брат. После решения Верховного суда они волнуются за ее безопасность. Брат Кати служил в силовых структурах, и одним из его заданий было контролировать и предоставлять рапорты о подозрительной активности Свидетелей Иеговы в их городке. Катя живет в Усолье-Сибирском со своим мужем Тимофеем и его семьей. Она очень переживает за судьбу своего пятимесячного сына.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Иркутск

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

В Советском Союзе книги Свидетелей Иеговы перепечатывались с фотопленок. Каждая семья распечатывала себе материалы для молитвы и проповедей. В 1990-х запрет сняли, но с 2009-го все публикации материалов Свидетелей Иеговы опять запрещены. К тому моменту их уже заменили цифровые копии. Впрочем, многие Свидетели Иеговы по-прежнему с недоверием относятся к интернету, планшетам и лэптопам.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Санаторий в Иркутской области

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Степан, 83 года, Усолье-Сибирское. Родители Степана и его жены Анны — выходцы из Украины. Детьми их вместе с матерями выслали в Сибирь. В Иркутской области они жили в бараке с четырьмя семьями других депортированных. Их отцы были арестованы за то, что не отказались от своей веры. После нескольких лет лагерей отцу Анны удалось вернуться к семье, но вскоре он трагически погиб на глазах у дочери под обрушившимся штабелем древесины. За три месяца до этого брата Анны арестовали, и она осталась одна с больной матерью на руках. Степан стал ее единственной поддержкой. В 1960-м они поженились в поселке Китой. После освобождения брата всей семьей переехали в Усолье-Сибирское, чтобы объединиться с другими Свидетелями Иеговы, которые работали здесь каменщиками. Всю жизнь они жили под неусыпным надзором КГБ, поэтому сейчас Свидетели Иеговы говорят, что новое решение суда не очень их пугает —  привыкли.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Центральный Хазан, деревня в Иркутской области, изначально построенная как поселение для ссыльных из нежелательных этнических и религиозных групп. С 1949 года сюда депортировали японцев, литовцев, поляков, а с 1951-го и Свидетелей Иеговы. Последние — 60 семей — жили в районе, называемом «Святые бараки», в восьми километрах от Центрального Хазана. Сегодня среди полутора тысяч жителей осталось сорок Свидетелей Иеговы.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Галина, 85 лет, Центральный Хазан.
Галина родилась на Украине, на границе с Польшей. В семье росли 10 детей, не все они были Свидетелями Иеговы, и некоторые из братьев Галины служили в армии — поэтому семью не депортировали. Но в Сибирь, в село Центральный Хазан, в 1951-м сослали жениха Галины. Позже его арестовали и осудили на 25 лет за «антисоветскую деятельность, связанную с его религиозными убеждениями». Выйдя через пять лет, он написал Галине и сделал ей предложение. Несмотря ни на что, Галина решилась, и через несколько месяцев они поженились. Пара жила в бараке в восьми километрах от города. У них родилось пятеро детей. С тех пор Галина не растеряла храбрости и решительности, поэтому приговор Верховного суда не пугает ее.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Печатные материалы Свидетелей Иеговы. Несмотря на то, что их хранение теперь расценивается как преступление, многие семьи по-прежнему держат дома «запрещенную литературу», собранную в годы свободы.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Эди, 31 год, Ангарск. Его отец Виктор родился в тюрьме на Украине, куда его мать, бабушка Эди, попала на пятом месяце беременности. Арестовали ее за то, что она была Свидетелем Иеговы. Через два месяца после родов мать отправили на Урал, а Виктора — в детский дом. Отца Виктора арестовали еще раньше за отказ проходить военную службу и выслали в Иркутскую область. Семья встретилась, только когда Виктору было семь лет. В 1967-м он крестился и стал Свидетелем Иеговы. В 1970-м Виктора арестовали по обвинению в антисоветской пропаганде, а его отец был арестован вновь — за повторный отказ от службы в армии. В 1974 году Виктор познакомился с Галиной, тоже Свидетелем Иеговы. Они поженились и в 1978-м переехали в Ангарск. Виктор работал механиком и водителем, Галина — официанткой. У них родилось четверо детей, все они исповедуют религию родителей. Виктор переживает по поводу решения Верховного суда, однако считает, что эти гонения только привлекут к Свидетелям Иеговы новых сторонников.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Усолье-Сибирское, город в 80 километрах от Иркутска. Первый в истории российский конгресс Свидетелей Иеговы проходил именно здесь, здесь же построили первый Зал царства. Сегодня в городе насчитывается пять конгрегаций.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Дмитрий, Иркутск. Младший племянник Степана и Марии

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Озеро Байкал, Иркутская область

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Галина, 52 года, Центральный Хазан. Галина и Алексей — четвертое поколение Свидетелей Иеговы. Их родители были высланы из Украины в Сибирь в 1951 году в одном поезде. Галина и Алексей поженились в 1989-м. С 1991 года они наконец перестали бояться открыто исповедовать свою веру. Но в 2017-м все вернулось на круги своя.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Зал царства в Усолье-Сибирском — первый в России молельный дом Свидетелей Иеговы. После решения Верховного суда его должны были закрыть, как и другие Залы царства по всей России, однако к этому времени он был зарегистрирован на организацию Свидетелей Иеговы в Юго-Западной Азии.

Фото:
0 из 0

Алексей, 51 год, Центральный Хазан. Вместе с женой Галиной они живут в небольшой деревне в Иркутской области. Полторы тысячи жителей деревни разделились на тех, кто поддерживает Свидетелей Иеговы, и тех, кто их ненавидит.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Город Ангарск основали в 1948 году. Изначально это был закрытый индустриальный город, который не значился ни на каких картах, так как здесь производили оружие. Сегодня здесь находится штаб-квартира Ангарской нефтехимической компании — главного нефтеперерабатывающего предприятия Иркутской области. 
В советское время депортированных привозили в поселок Китой, который находится к северу от Ангарска. Сегодня в городе около 300 тысяч жителей, из них 550 свидетелей Иеговы, поделенных на пять конгрегаций.

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Влад, 23 года, Центральный Хазан. Влад — сын Галины и Алексея. Он только что окончил альтернативную службу — работал на почте. Мечтает стать механиком. Несмотря на запрет, даже в годы службы умудрялся ходить с проповедями по домам, исполняя обязанности почтальона. «В какой-то момент в компании ты становишься белой вороной, потому что парни начинают пить, курить, тусоваться, иногда пробуют наркотики. Свидетели Иеговы никогда этого не делают, но мы не чувствуем себя одинокими, потому что мы окружены собратьями по вере».

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0

Лес в Иркутской области

Фото: Michela Benaglia - Emanuela Colombo
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: