Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

За монахом сто бесов ходят

Фото: скриншот из проекта Дальневосточный гектар

В конце ноября в селе Амурзет на границе России и Китая задержали настоятеля местного православного храма — иеромонаха Спиридона (Абрамова) — по подозрению в растлении малолетних. Это разделило село надвое. Для одних произошедшее стало полной неожиданностью, другие почти уверены: «что-то было». Жизнь села и «амурзетского батюшки» до и после задержания — в репортаже Дмитрия Сидорова

Амур встал — на улице минус двадцать днем. По льду можно дойти до Китая, стреляющего в небо батареей промышленных труб. По дороге сюда оператор сотовой связи то и дело поздравляет с визитом «на родину пороха, шелка и бумаги», а посреди набережной стоит стела с иероглифами и двумя фигурами, держащими небосвод. В основании надписи уже по-русски: «Дима мудак», «Guf», «Юля я тебя люблю». Вокруг — ни души. Сбоку — кафе с издевательской для такой погоды вывеской «Бриз» — закрывшееся. Вверх по улице Крупской — небольшой, обитый белым сайдингом храм пророка Илии.

Здесь служил иеромонах Спиридон (Абрамов). 26 ноября его задержали по подозрению в растлении малолетних; по сообщениям СМИ и местных жителей, с ним также задержали «послушника Сергея». 

Дело расследуют в Следственном комитете по Хабаровскому краю и ЕАО, сам священник находится в следственном изоляторе в Биробиджане. СК до сих пор не сделал ни одного официального заявления, комментарии ведомства корреспонденту «Таких дел» получить не удалось.

«Мы видим его дела»

На доске объявлений храма — расписание служб на прошлый месяц с номером отца Спиридона в углу, но «обслуживание абонента приостановлено». Дверь открыта, в церковной лавке в окружении молитвенников, свечей и икон сидит старушка и читает сборник «Богородица: полная энциклопедия жизни и чудес». 

Валентина работает в храме уже два года, столько же живет в селе. Отца Спиридона описывает как добропорядочного, деятельного служителя: помогал строить и поддерживать храмы по всей области: в Нагибове, в Никольске, в казачьей общине близ Амурзета. 

Храм Илии ПророкаФото: Дмитрий Сидоров

Юрий Абрамов, будущий отец Спиридон, родился в Амурзете в 1981 году. Окончил профучилище в Биробиджане по специальности «оператор ЭВМ», юридическое отделение колледжа «Тантал» в Находке по специальности «правовед» и Хабаровскую духовную семинарию. Вернулся в родное село: с 2002 года, после того, как ушел из биробиджанского педвуза на втором курсе, был учителем информатики в родной школе, а затем и клириком храма пророка Илии. Из-за разъездов он не находился в храме постоянно, но службы не пропускал, если только не уезжал на сессии в Москву. Учился на заочном в Московской духовной академии, до этого окончил Хабаровскую семинарию. Его однокурсник отец Сергий Галайчук говорит, что учился Абрамов «даже без троек». На следующую сессию он должен был поехать 7 декабря. 

Задержанием отец Сергий возмущен: «Мне кажется, что это чья-то игра! Надеюсь, Господь все управит и правда восстановится!»

«Он то доску [объявлений] откроет, то выставку книг сделает, то к иконкам тексты молитв привяжет, — вторит Валентина. — Мы не знаем, что там у него происходило, это вопрос к следствию. Но мы видим его дела — он очень добрый батюшка, давал дельные советы». 

По ее словам, священник был современным человеком и использовал технологии во благо: собирал через соцсети деньги, например на похороны умершей сироты, на работу своего храма, на строительство новых, на игрушки и одежду детям, пострадавшим от наводнений в Сибири в 2019 году. Также он духовно окормлял местное казачество и открыл в селе молодежный казачий православный центр, который затем возглавил. Атаман Средне-Амурского окружного казачьего общества Константин Селиверстов от комментариев отказался.

Второй задержанный, Сергей, послушник отца Спиридона, помогал ему по хозяйственной части: постоянно украшал храм на каждый праздник, обрамлял иконы цветами, на каждое Рождество заказывал елки, расширял церковную библиотеку, вел финансовую отчетность, помогал священнику по венчаниям и крещениям. По словам прихожан, Сергей был правой рукой Спиридона — «тоже подвижник настоящий».

Об их задержании прихожане узнали, как и все остальные, — из новостей. «Для всех это очень большой удар, — продолжает Валентина. — Храм-то нужен людям. Его закрывать нельзя. Как надеяться и как жить? Во что верить?» 

Прекрасный, добродушный, «нормальный»

В единственной средней школе Амурзета — ремонт и предновогодняя суматоха. Директор Татьяна Яковлева комментирует арест отца Спиридона сухо и односложно: «У меня нет никакой информации. Я знаю не больше, чем вы. У нас были чисто деловые отношения, и я ничего не знаю о его жизни». Больше она не произносит ни слова — впивается взглядом в старенький «толстый» монитор и игнорирует дальнейшие вопросы.

Завуч Алена Кротова разговорчивее, хоть ей и приходится отвлекаться от подготовки к конкурсу юных велосипедистов «Безопасное колесо», проходящему почему-то зимой. 

Она пришла в школу за год до отца Спиридона, в 2001-м. По ее словам, в работе он был абсолютно обычным педагогом, с теми же проблемами, что и у других: учебно-методические планы,  успеваемость учеников — но никак не домогательства. Каждые три года проходил повышение квалификации, был классным руководителем школьников пятых-одиннадцатых классов, последний свой класс он выпустил в 2011 году — через пять лет они даже пригласили его на встречу выпускников.

Единственные серьезные споры, которые возникали с коллегами и руководством, — преподавание в рясе, вспоминает завуч. Но и тот конфликт удалось решитьна работу иеромонах Спиридон приходил в облачении, а уроки вел в обычной одежде. Обращались к нему в школе исключительно «Юрий Николаевич».

«Как человек он был очень отзывчивый. Частенько к нему обращалась за помощью. Например, он помог мальчика, победившего во всероссийском конкурсе, отвезти в Москву», — вспоминает завуч. Ее коллега Евгения Самарина подхватывает: прекрасный, добродушный, веселый человек.

Амурзет, средняя школаФото: Дмитрий Сидоров

Юрий Абрамов входил в одну дружескую компанию молодых учителей вместе с Евгенией — вместе они отмечали и праздники, и дни рождения. Но после его воцерковления в 2012 году дружба постепенно сошла на нет. «Не могу сказать, что он как-то изменился, просто он начал меньше находиться в школе и больше там, в храме, в разъездах», — вспоминает Евгения.

Никто из коллег не удивился, когда он стал священником, а затем и монахом. «Он всегда стремился показать себя и не стоять на месте, — продолжает Евгения. — Захотел проявить себя в этой сфере жизни — вот и проявил».

Помимо уроков, Юрий Абрамов помогал, например, в организации школьных Дня славянской письменности и культуры и празднования Пасхи. Школа в знак благодарности водила учеников в его храм, поощряла их участие в церковных праздниках, тем более что идти от школы до храма не дольше минуты.

Соседи Абрамова иногда видели у него в гостях учеников и учениц амурзетского профучилища, но этому никто не придавал значения. 

«Не знаю даже, как сказать, что говорить. И каждый учитель сейчас думает так же. Мы не знаем, что у него произошло, что случилось в голове, — говорит Алена Кротова. — Можете подойти к любому, никто что-то плохого о нем не скажет». 

Замену священнику в школе пока не нашли. Единственные два школьника, которых удается найти на продленке, нехотя бурчат, что учитель информатики был «нормальным».

Молебен за отстранение

Единственный заметный конфликт иеромонаха Спиридона (Абрамова) — с бывшим главой Октябрьского района Алексеем Егоровым. В октябре Егоров решил отключить храм от отопления из-за долгов за ЖКХ. В ответ отец Спиридон в посте под заголовком «Гонения на церковь» попросил у прихожан «молитв от нашествия супостатов».

«У нас по Конституции церковь отделена от государства, Российская Федерация — светское государство! — рассуждает Егоров. — В то время бюджет находился в крайне критическом состоянии, мы стали проверять, за что мы платим, и выявили, что платим там не за себя, а за какую-то религиозную организацию — мы и отключили их». 

По словам Егорова, в результате священник даже организовал молебен за скорейшее отстранение безбожника от власти. Егоров покинул свой пост в конце октября.

Окончательно вопрос решился с приходом новой главы Марины Леоновой: храму сделали одолжение и разрешили платить, сколько выходит. О деле иеромонаха Спиридона Леонова говорит коротко: «Следствие разберется, что там да как. Это его личная жизнь, я такой человек, который вообще не влезает в личную жизнь. Есть соответствующие органы, которые будут принимать данное решение».

«Должная процедура»

Архиепископ Биробиджанский и Кульдурский Ефрем выходит открыть калитку биробиджанского Кафедрального собора сам, провожает в административное здание епархии. В это время — в 20:00 — он остался здесь один. Приглашает сесть.

Архиерея Ефрема никто не оповестил о задержании подчиненного — как и все, он узнал об этом из новостей и звонка одному из клириков. Дальнейшее архиепископ описывает по-канцелярски сухо: обратился с просьбой разъяснить подробности уголовного дела в ОМВД по Еврейской автономной области, те перенаправили его в Следственное управление по Хабаровскому краю и Еврейской автономной области, туда он написал официальный запрос на бланке епархии, но пока не получил ответа. Но в тот же день епархия приняла решение запретить иеромонаха Спиридона (Абрамова) в служении. 

«Мы приняли решение отстранить его от всех должностей и церковных послушаний в Биробиджанской епархии только лишь по факту того, что человек арестован. Это должная процедура для таких случаев, — объясняет владыка Ефрем. — Если клирик становится подозреваемым в уголовном деле, мы, не имея возможности разобраться сами, отстраняем или запрещаем священника в служении».

Отец СпиридонФото: скриншот из проекта Дальневосточный гектар

Иеромонах Спиридон (Абрамов) был настоятелем двух приходов: храма пророка Илии в Амурзете и прихода великомученицы Екатерины в селе Екатерино-Никольское, а также благочинным в Октябрьском и Ленинском районах епархии, руководил ее миссионерским отделом. Когда станет известно, обвиняют ли его в чем-то или нет, церковь либо восстановит клирика в служении, либо, если вину докажут, созовет суд по его извержению из сана, продолжает архиепископ. 

Параллельное церковное расследование архиепископ Биробиджанский и Кульдурский проводить не намерен — к нему никто не обращался как потерпевший: «Если бы такие люди обнаружились, тогда мы могли бы предпринять что-то по церковной линии. Но пока у нас есть только голословные суждения, слухи и сплетни». Архиепископ добавляет, что такие наветы в отношении священников появляются регулярно и часто преднамеренно, и он за четыре года своего архиерейства сталкивался с такой клеветой неоднократно. 

«Никаких оснований подозревать его в чем-то подобном с нашей стороны не было. Человек ежедневно на протяжении многих лет работал с массой детей, он соответствует профессиональным требованиям, соблюдает этический кодекс учителя, [в его адрес] нет со стороны руководства образовательного учреждения никаких замечаний», — заключает архиерей и провожает обратно за калитку, в вечерний морозный Биробиджан.

Однако «должной процедурой» епархия не ограничилась: например, заметка о визите архиепископа в благочиние иеромонаха Спиридона (Абрамова) уже удалена. 

«Че, в храм ходишь?»

22-летний Дима с детства передвигается на инвалидной коляске. Когда потребовалась новая (ее нужно менять раз в год), ему помог иеромонах Спиридон — купил коляску-велосипед. В знак благодарности Дима начал посещать храм пророка Илии, а позже, в 2017 году, стал послушником. «Помогал по храму. Кадилом — не кадилом, убираться, вот это все».

Однако в последний год Дима в храме не появлялся — начал все чаще слышать от пятерых других послушников о «странном настойчивом» внимании со стороны батюшки. Сам он, однако, с его домогательствами не сталкивался.

«Я не сразу поверил. Но мне потом кто-то [из других послушников] фотку скинул в WhatsApp. Я че-то потом ходил-ходил [в храм] и перестал», — вспоминает Дима. На фотографии, по его словам, был «отец Спиридон и раздетый ребенок» — но Дима давно удалил ее. «Я этого пацана даже знаю. Я подумал: не может быть такого. Спросил у него — он сказал, что чай на себя вылил. Но потом мне еще люди стали говорить. Что он и в школе много пристает. Ну я и подумал [уйти]», — говорит Дима.

Про второго задержанного таких разговоров не ходило: «Мне когда сказали, я говорю: а его за что? Говорят: за это же».

«Видел сегодня знакомую, она говорит: че, в храм ходишь? Я говорю: я уже давно не хожу», — говорит Дима. 

Храм Илии пророкаФото: Дмитрий Сидоров

Другой послушник иеромонаха, К., провел в храме около четырех лет: «Все было хорошо, никогда не замечал за ним это, он ко всем относился отлично и добросовестно, всем помогал, всегда придет на помощь». Еще один, Д., отказался общаться с «Такими делами». «Всем кто верит слухам про меня. Серьезно, вы как стадо баранов, которые услышали очередную х**** про кого-нибудь и давай распространять везде, — написал он на своей странице во «Вконтакте» после задержания иеромонаха Спиридона (Абрамова). — Это тупо пи***ц. Но почему-то не удивительно!»

С. выросла в том же доме, где жил священник. «Всегда какие-то друзья у него были, какие-то тусовки бесшумные, много гостей-парней, именно подростков, даже с детства помню это», — рассказывает она. По ее словам, он всегда располагал к себе юношей, а они всегда тянулись к нему. «Улыбчивый очень. Очень грамотный и приятный».

От сверстников она слышала, что настоятель якобы выбирал для приставаний подростков из малоимущих семей — тех, кого можно подкупить «шоколадкой либо кофтой». После задержания священника девушка сама спросила у одного послушника о том, что произошло: «Он начал резко отвечать: я ничего не знаю, не нужно у меня спрашивать. Я задаю ему вопросы, а он просто игнорирует меня».

Бывший глава Алексей Егоров утверждает, что «в квартире отца Спиридона вечером постоянно собирались старшеклассники», и он просил полицейских «обратить внимание на данного гражданина». При этом к руководству школы Егоров ни разу не обращался: «Одно дело — органы, которые эту информацию взяли и стали разрабатывать. Другое дело — давать неподтвержденную информацию школе, это не совсем правильно». От детей и родителей сигналов тоже не было, признает чиновник: «Только слухи, подозрения и недомолвки».

«Скорее всего, судя по отсутствию какой-либо официальной информации, это все правда», — добавляет собеседник «Таких дел» в епархии. Подробности таких уголовных дел в отношении священников, как правило, становятся известны уже после окончания следствия, как, например, в случае с иеромонахом Никоном (Харьковым), настоятелем храма Косьмы и Дамиана в селе Брынь Калужской области, приговоренным в начале декабря к пяти годам колонии строгого режима.

«Полный вакуум»

«Есть места, про которые можно сказать, что они безнадежные. Это хоть какое-то качество, какое-то состояние, из которого можно выкарабкаться, побарахтаться. В Амурзете нет даже и этого — там полный вакуум, пустыня. Там нет кислорода». 

Коллеги иеромонаха Спиридона по епархии, отец Алексей и священник, попросивший не упоминать его имени, встречаются со мной в кафе еврейской кухни «Симха» в центре города. На первом этаже все места заняты хасидами, за столом в центре зала сидит главный раввин ЕАО Элиягу Росс с семьей. А на втором пьют чай и едят хумус два православных служителя в черных рясах.

Амурзет и в целом ЕАО — территория, никогда не ведавшая православия, рассказывает один из священников, фактически это фронтир христианского мира. Активно заселяться она начала в советское время, и подавляющее большинство переселенцев были атеистами. Православие здесь появилось только в XX в. и опосредованно — вместе со ссыльными священниками и мирянами, отправленными советской властью в Бамлаг. Многие из них сейчас признаны новомучениками. Сам храм пророка Илии в селе стоит всего 10 лет, с 2009 года. За это время на него несколько раз напали пьяницы, а большинство местных просто покупают там свечки и не знают, что с ними делать, — уносят домой.

Отец Алексей прибыл в Амурзет в 2016 году. «В усиление» — иеромонах Спиридон окормлял сразу несколько храмов, не справлялся и просил подмоги. Но пробыл там чуть дольше трех месяцев. По словам отца Алексея, он пытался оживить жизнь прихода в храме пророка Илии — и столкнулся с «ревностью» местных служителей. «Началась клевета, очень много клеветы. Вплоть до того, что я не поминаю [в молитвах] Патриарха Кирилла. Настоящий ушат помоев».

Здание Следственного комитета Российской Федерации по Хабаровскому краю и Еврейской автономной области, БиробиджанФото: Дмитрий Сидоров

Доносы шли непосредственно в епархиальное управление, кто их посылал, отец Алексей не знает. Но однажды он заметил, как одну из его служб снимал на мобильный телефон послушник Сергей, позднее задержанный вместе с иеромонахом Спиридоном. Вскоре отца Алексея перевели обратно в Биробиджан. Некоторое время спустя, на большой службе в Благовещенском соборе Биробиджана, иеромонах Спиридон бросил коллеге: «Да ладно тебе, извини».

Слухи о нем доходили и до отца Алексея, но он не придал этому особого значения. «Когда мне говорят такое, я думаю, что нужно спасать самого человека, кто это говорит. Когда человек сплетничает и говорит в осуждение — это слова, высказанные во зло, даже если это правда».

«За то время, что мы знакомы, — священник как священник», — описывает Абрамова один из клириков. Но «действенный, пробивной, по-хорошему активный» — в качестве примера клирик вспоминает открытие отцом Спиридоном памятника крещенным в XIX веке в этих местах православным корейцам

«Сейчас в соцсетях пишут, что все всё знали — но далеко не все и далеко не всё знали. У большинства из нас, священников, нет привычки влезать в личную жизнь других людей. Даже после исповеди мы должны тут же забыть сказанное». 

Из всех 25 клириков епархии иеромонах Спиридон чаще всего общался с двумя «черными», как и он, священниками: иеромонахами Игнатием (Момонтом) и  Иоанном (Каплуном). Их лица можно увидеть на многих фотографиях в альбомах священника. Но оба отказались говорить с «Такими делами». 

«Сорта дерьма не комментирую!» — заявил отец Иоанн.

«Мало ли у кого какие грехи»

До Валентины тоже доходили слухи о приходском священнике, например о том, что он пил с послушниками пиво, но она не придавала этому значения: «Мало ли у кого какие грехи, мало ли что в жизни может произойти. Может, это испытание ему послано. Представьте, сколько искушений на него падает, и все надо отразить, а человек-то слаб все равно, бывает, что где-то не справился. Говорят же: за простым христианином один бес ходит, за священником десять, а за монахом — сто».

По словам Валентины, в христианской среде Амурзета нет людей, кто осуждает батюшку: в храм приходят освобождаться от своих грехов, а не брать на себя чужие. Но «храм осиротел», и, когда назначат нового священника, прихожанам неизвестно. Неизвестно это и владыке Ефрему — он говорит, что сейчас в епархии ощущается «кадровый голод». Валентина говорит, что службы продолжаются — прихожане собираются и проводят их  как старообрядцы-беспоповцы, без евхаристии и исповеди, только с молебнами. 

На прощание женщина зовет на очередную такую службу через несколько часов. Но в указанное время калитка храма закрыта, внутри не горит свет — храм действительно осиротел.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Вы можете им помочь

Помогаем

Раздельный сбор во дворах Петербурга Собрано 290 055 r Нужно 341 200 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 4 915 185 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 156 552 r Нужно 700 000 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью Собрано 136 723 r Нужно 994 206 r
Операции для тяжелобольных бездомных животных Собрано 275 746 r Нужно 2 688 000 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida Собрано 121 981 r Нужно 1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге Собрано 19 170 r Нужно 460 998 r
Всего собрано
1 474 352 169 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Отец Спиридон

Фото: скриншот из проекта Дальневосточный гектар
0 из 0

Храм Илии Пророка

Фото: Дмитрий Сидоров
0 из 0

Амурзет, средняя школа

Фото: Дмитрий Сидоров
0 из 0

Отец Спиридон

Фото: скриншот из проекта Дальневосточный гектар
0 из 0

Храм Илии пророка

Фото: Дмитрий Сидоров
0 из 0

Здание Следственного комитета Российской Федерации по Хабаровскому краю и Еврейской автономной области, Биробиджан

Фото: Дмитрий Сидоров
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: