Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Сначала маску на себя, потом на ребенка»: что такое синдром спасателя и почему он опасен

Иллюстратор: Катя Вакуленко
Иллюстрация: Катя Вакуленко для ТД

«Как отношения с абьюзером, которые поглощают и от которых сложно уйти» — так отзываются некоторые активисты об инициативах, которым посвящают все свое время. Как отличить нормальную работу в помогающих проектах от синдрома спасателя и как можно менять мир вокруг без вреда себе и другим, рассказали люди, пережившие синдром, сотрудники профильных НКО и кризисный психотерапевт

Евгения была волонтером в психоневрологическом интернате: помогала сотрудникам организовывать праздники в учреждении и по мере сил занимать жильцов. Еще Женя сопровождала несовершеннолетних ребят с ментальными особенностями в развлекательных поездках: организовывала встречи и экскурсии в городе, проводила дискотеки, ездила вместе с ними на природу.

Женя говорит, что всегда чувствовала большую ответственность. Она переживала из-за того, что ей нередко было непросто с подопечными: они могли ее не слушаться, иногда резко убегать. Ее поддерживало только то, что она сразу видела благодарность от тех, кому помогала, — это восполняло ресурс.

Два года назад Женя поехала как сопровождающая в лагерь с подростками из диспансера в последний раз. Еще до начала путешествия девушка почувствовала, что ей совершенно не хочется никуда ехать, не хватает никаких сил.

«Я даже не допускала мысли, что вместо себя могу легко найти другого волонтера. Я считала, что обязана разбиться в лепешку и поехать, принести себя в жертву. Я говорила себе: “Женя, нужно себя пересилить, нужно спасать других”».

После той поездки Женя сблизилась с анархическим движением и стала поддерживать проект помощи политзаключенным. Но в новом месте она не получала никакой обратной связи — ей, наоборот, как будто постоянно приходилось доказывать, что она достойна быть с активистами, что она заслуживает доверия.

Девушка помогала анархистам с пиаром и продвижением, но она вспоминает, что ее поддержка превращалась в гонку за право быть причастной.

«Я только и думала: “Как хочется перед ребятами побыть хорошей”. Я их распиарила, а они даже не сказали спасибо. Это [была] черная дыра, игра в одни ворота, ты отдаешь свои ресурсы, а в ответ — ничего».

Зависимость от помощи

Александра вспоминает, что обостренное чувство справедливости было с ней всегда. Еще в школе она организовывала экокинопоказы, благотворительные ярмарки, социальные экскурсии, поездки в детские дома; узнавала любые места и людей, которым нужна помощь, и искала, кто им может помочь. Позже Александра даже создала телеграм-канал, в котором публиковала волонтерские программы.

Как и Евгения, Саша поддерживала анархистов, панков и антифашистов. Она всегда была уверена, что именно на волонтерстве и бескорыстной включенности людей строится здоровое гражданское общество.

«Я несколько лет работала без выходных и через бесконечное спасательство пыталась что-то доказывать себе. Я не представляла жизнь, где занимаюсь только собой. Видела несправедливость, что где-то люди и животные в беде, и не могла лечь спать и закрыть глаза. Я не говорила себе: “Остановись, хватит”, а добавляла новые задачи».

Зачастую в волонтерство, активизм или социальную работу приходят люди, которые не пытаются разобраться, почему они хотят этим заниматься. Со временем острая потребность помогать может разочаровать человека или даже причинить ему вред. Существует даже отдельный термин, «синдром спасателя» — когда человек между собой и другими выбирает других.

«Спасатели — это люди, зависимые от определенного эмоционального состояния», — говорит Алена Поддубная, психотерапевт Центра кризисной психологии.

По словам Поддубной, спасатели, как правило, вырастают в семьях, где их потребности обесценивались, а интересы не признавались. В детстве таким людям не разрешали заботиться о себе, и со временем они компенсируют это своей острой заботой о других.

Спасатель — одна из ролей созависимых отношений треугольника Карпмана, говорит Поддубная. (Стивен Карпман, автор книги «Жизнь, свободная от игр», выделял, помимо Спасателя, также роли Жертвы и Преследователя, при этом участники треугольника могут меняться ролями.) Спасательство, по словам Поддубной, становится способом уйти от собственных чувств, желаний, планов и проблем. Оно помогает заглушить негативное отношение к себе и заменить его интересом к потребностям и чувствам других.

Эмоциональное состояние спасателя в первую очередь зависит от состояния другого человека — когда плохо другому, плохо и ему, поэтому спасателю так важно, чтобы у другого «все было хорошо». Это дает ощущение своей ценности и незаменимости, исключительности, нужности.

Спасательство может быть свойственно любому человеку, но у людей, которые особенно ему подвержены, есть общие черты личности. Это люди, испытывающие скрытое желание все контролировать, люди с заниженной самооценкой, люди, недополучившие любовь и заботу.

Любая травма повышает подверженность спасательству — это может быть как детская травма покинутости, так и пережитое уже во взрослом возрасте потрясение — например, изнасилование. Если человек не проработал травму, то, когда он видит страдания других, его возвращает к острому переживанию своей ситуации. Спасая другого, он снижает свою тревогу, бессознательно пытается сделать легче заодно и себе.

Иллюстрация: Катя Вакуленко для ТД

«Дети в Африке голодают, а я иду пить кофе»

Соседка по хостелу в Таиланде рассказала Анне, что ее выгнал муж и забрал все сбережения.

Не дожидаясь просьбы о помощи, Анна сама отдала незнакомке свои последние деньги, около ста долларов.

Было время, что у самой Анны совсем не было денег, порой приходилось голодать. Однажды она зашла в McDonald’s и увидела пожилую женщину, которая ела из мусорки. Женщина ни о чем не просила Анну, но та отвела ее в супермаркет.

«Это была жалость к себе при мысли, что в старости я могу жить так же. На свой двухнедельный бюджет я купила ей продуктов, а потом питалась одним горохом, — говорит Анна. — Когда я спасала, я самоутверждалась».

Женя говорит, что продолжала заниматься активизмом из-за такого же желания самоутвердиться и получить признание. Это напоминало ей отношения с абьюзером: они поглощают и из них очень сложно выйти.

«Эмоциональные качели от воодушевления — как классно, я помогаю политзекам — до чувства, что тебя ни во что не ставят, — говорит Женя. — Ты разрываешься между внутренней средой, которая высасывает все силы, и тем, что ты делаешь крутые вещи».

Поворотной точкой для нее стала бытовая ситуация: товарищ Жени попросил помочь его подруге Свете, Женя заполнила за Свету бумаги на помощь от благотворительного фонда и купила продуктов для ее дочери. «Влезла, провела время с чужим ребенком по своей инициативе, — говорит Женя. — Мы вернулись домой, и Света купила разные вкусности. Угостила всех, кроме меня».

Женя говорит, что поняла: она спасает людей только из-за травмы покинутости. Ей постоянно казалось, что от нее все отвернутся и она останется одна. Она дала себе обещание — не связываться с теми, кто проявляет личное неуважение и не прорабатывает свои травмы, каким бы значимым активистом этот человек ни был.

Александра, запустившая проект по поиску волонтерских инициатив, думает, что отдельной ловушкой становится то, что в активизме сложно прощупать результат. Ты не знаешь, когда у тебя действительно получается изменить что-то к лучшему. Постоянная усталость и помощь из последних сил становились для нее доказательствами ее «хорошести».

«В этом есть адреналин, будто подсаживаешься на иглу. Я жутко уставала, не высыпалась, не могла сходить на массаж или сдать анализы. В первые годы волонтерства я говорила себе: “Дети в Африке голодают, а я иду пить кофе. А не охренела ли я?” Если многим людям плохо, значит, и мне не должно быть хорошо».

Саша постоянно хотела доказать всему миру, что она классная, чтобы ее ценили. Осознать это было для нее очень сложно. «Неприятно спустя годы понять, что всю жизнь помогала не потому, что ты создана для этого или сама выбрала такую миссию, а только потому, что хотела привлечь внимание», — говорит Саша.

Психотерапевт Алена Поддубная считает, что спасательство — культ нашего общества. Преодолеть порочный круг можно с помощью терапии.

«Мы живем в обществе, где много иррациональных и ограничивающих установок, которые не дают нам жить свободно. Как и то, что жертвовать собой ради других — нормально, — говорит психотерапевт. — Даже в литературе, сказках, былинах, если спасаешь других в ущерб себе — ты герой. Это передается из поколения в поколение».

Как с этим бороться?

Осознав сложности с тем, как она воспринимает собственную помощь, Анна стала придерживаться правила «сначала кислород себе, потом — ребенку». Теперь она помогает, если есть ресурс, и не ждет ничего взамен. «Раньше, если я не получала фидбек, огорчалась и злилась. Сейчас, если хочу что-то сделать и получить взамен благодарность, вообще не делаю. Считаю, что, когда ждешь награды, это всегда неискренне».

Руководитель отдела психологической помощи детского хосписа «Дом с маяком» Андрей Давыдов говорит, что конкретных техник и методик борьбы с последствиями спасательства не так много.

В любом случае нужна индивидуальная глубинная терапия, считает Давыдов, и единственная общая рекомендация в работе с синдромом спасателя — осознанность. Человек должен задуматься, какие причины лежат в основе его поведения, почему оно плохо сказывается на нем, как и куда нужно его скорректировать.

«Информирование персоны — важная часть работы. Мы говорим с нашими сотрудниками о мотивации каждого, зачем они хотят заниматься социальной работой. Нет плохой мотивации, есть неосознавание, — отмечает Давыдов. — Мы много говорим о том, чтобы в моменте задавать себе вопрос, что я делаю и зачем я к этому пришел? Кто я сейчас здесь? Как кто я это делаю — как друг, приятель или как специалист? Зачем я лезу в эту тему?»

Гиперпомогающие люди часто имеют ощущение избранности или, наоборот, обреченности — что помогают только они или никто другой. «Важно понимать, что это не так, — говорит Давыдов. — Всегда с кем-то можно разделить помощь и не центрировать все на себе. Всегда есть время на анализ ситуации, на то, чтобы с кем-то поговорить. Резко и необдуманно включаться нужно очень редко, только в экстренных ситуациях — тех, что про угрозу жизни».

В «Доме с маяком» учат волонтеров и сотрудников дополнительным инструментам: активному слушанию и диафрагмальному дыханию. Телесные техники помогают успокоиться.

Диафрагмальное дыхание — это способ дыхания не грудными мышцами, а диафрагмой, за счет чего достигается более спокойное дыхание, помогающее человеку улучшить контроль над эмоциями и состоянием.

Активное слушание — метод, используемый в социально-психологической работе, помогающий лучше понять, что происходит с человеком сейчас на эмоциональном уровне.

Иллюстрация: Катя Вакуленко для ТД

«Слишком много задач, надо шатать этот режим и делать мир лучше»

«Никто не примет за вас решение отдыхать на выходных или полететь в отпуск, — рассказывает Александра. — Я говорила себе: “Нет, Саша, слишком много задач, на этой неделе это, на следующей то, ты никуда не поедешь, потому что надо шатать этот режим и делать мир лучше”».

Тем, кто посвятил себя помощи, поддержка и участие нужны в первую очередь. Слишком часто активисты забывают о себе и, погружаясь в заботу о других, сводят качество собственной жизни к нулю.

«Последние три года я много думаю о том, кто готов спасать всех, кроме себя, — продолжает Саша. — Хочу сказать активистам, особенно молодым: займитесь собой и разберитесь, почему хотите кому-то помогать. Цените в первую очередь себя, а потом все остальное».


О том, какие вопросы задать себе, чтобы распознать синдром спасателя, и как противодействовать ему, «Такие дела» подготовили отдельный чеклист вместе с кризисным психотерапевтом Аленой Поддубной.

Признаки синдрома

Необязательно должны быть все, это перечисление возможных.

  • Первый. Помощь без запроса. Помощь оказывают, когда о ней просят, кроме экстренных случаев. Пример: человек лежит без сознания. Спасатель видит, что кому-то плохо, и решает его проблемы, когда его не просят. Часто, когда спасение не ценят, нет ответной реакции, «даже спасибо не скажешь, я же ради тебя…» Разочарование, когда помощь не оценили.
  • Второй. Спасение в ущерб себе. Спасение других в ущерб своим хобби, ценностям, потребностям, вплоть до необходимых: еда, гигиена, сон. Если у человека есть семья, он может ее откладывать и считать: «Вы подождете, мне нужно помочь Пете, ему нужна помощь».
  • Третий. Созависимая семья, с такими же проблемами, как у родителей. Когда один спасает другого.
  • Четвертый. Чувство удовлетворения от жизни только при помощи другим.

Что делать, если нашел у себя признаки спасателя

«Отвечать себе на вопрос: просят ли меня о помощи, хочу ли я помочь, могу ли я помочь? Если помогать, то конструктивно.

Важно узнавать себя и осознавать свои потребности, мечты, стремления, фокусироваться и удовлетворять их, а не потребности других. Каким способом — это сугубо индивидуально. Каждый человек — личность со своими индивидуальными потребностями.

Основная работа — проработка детских психотравм в формате групповой или индивидуальной психотерапии».

  • Спрашивать у себя: «Хочу ли я действительно спасать? Может быть, мне нужно сейчас выспаться, поесть, удовлетворить в первую очередь себя».
  • Обратиться к себе: «Почему я это делаю?», «Могу ли я сейчас помочь?», «Просят ли меня о помощи?», «Что мне дает помощь, желание помочь или получить похвалу?», «Чего я в данный момент хочу?»
  • Если не хочу спасать — не спасаю. Проявляю заботу о себе.
  • Если при спасении мне хорошо, а в обычной жизни не очень, спрашивать: «Почему так, почему чувствую себя хорошо, только когда спасаю других?»
  • Если жду похвалу от спасения, рефлексировать: «Чью похвалу я жду, человеческую или для внутреннего ребенка, который ждет, что его похвалят мама и папа?»
  • Идти на психотерапию. Важно залечивать травмы. Пока человек живет с травмой, он будет подсознательно делать то, что делал раньше. Психотерапия может быть недорогой и качественной, можно ходить не каждую неделю, а по возможности. Зачастую спасатели готовы тратить деньги на других, а тратить, заботиться о себе не умеют. Существует не один сервис, помогающий подобрать специалиста, — например, «Ясно», Alter, «Форсайт».

Как заботиться о себе

  • Начинайте с базовых физиологических потребностей: сон, еда. Не бросайтесь спасать, когда вас не просят, если вы не ели, не спали, не ходили в душ. В таком случае вы делаете хуже себе.
  • Позволяйте покупать что-либо для себя и делать для себя, например ходить на прогулки, встречаться с друзьями, общаться. Радуйте себя.
  • Давайте возможность тратить время на себя без осуждения.

Как повысить самооценку

  • Замечайте, в чем вы хороши, кроме спасения других. Можно использовать упражнение: задайте себе вопрос, чему люди могли бы поучиться у вас? В чем ваши сильные стороны? И выпишите ответы.
  • Осознавайте, рефлексируйте, где вы хороший для себя, а где для других, без их похвалы. Где вы делаете что-то ради похвалы, а где — потому, что вам так хочется, нравится.
  • Возвращайтесь к травме, которая привела к спасательству. По возможности со специалистом, без него психика может не дать возможности зайти глубоко, чтобы пролечить ее. Можно вернуться к ней, не зайти глубоко и продолжать проигрывать ее в жизни.
  • Понимайте, что вы представляете ценность не только когда вы спасаете, а когда вы есть. Работайте над принятием себя. Пробуйте разные способы, например медитацию.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Всего собрано
2 003 871 971
Все отчеты
Текст
0 из 0

Иллюстрация: Катя Вакуленко для ТД
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: