Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Под одним зонтиком. Как ваша прививка может спасти жизнь Марии, Анны и Петра Борисовича

Иллюстратор: Ксения Горшкова
Иллюстрация: Ксения Горшкова для ТД

Есть группы людей, которые тяжелее остальных переносят СOVID-19 и при этом не могут привиться. Все, что им остается, — надеяться на коллективный иммунитет. Но в ситуации, когда темпы распространения вируса в разы превышают темпы вакцинации, обезопасить себя практически невозможно

Петр Борисович не выходит без маски на улицу уже пять лет — у него рецидив лимфомы и для него опасна даже обычная простуда. Во время пандемии, когда маски стали обязательны для всех, риски Петра Борисовича выросли многократно: коронавирус может вызвать тяжелые осложнения.

Но и прививку Петру Борисовичу делать бессмысленно — из-за терапии, которую получает мужчина, она не сработает. Защитить ему себя нечем. «Стараюсь быть дома, продукты нам приносят, — говорит Петр Борисович. — Надо бы еще пожить немного — дети не выросли».  

Петр БорисовичФото: из личного архива

Так же опасен вирус и для 34-летней Марии из Санкт-Петербурга. У нее тяжелое воспалительное заболевание кишечника — болезнь Крона. Полгода она просидела дома, потому что боялась заразиться COVID-19. «Я изолировалась как могла, — рассказывает Мария. — От этого пострадал мой двухлетний ребенок. Мы сидели в четырех стенах, ни с кем не гуляли, не общались — это сказалось на его развитии речи, на всем».

Несмотря на все предосторожности, Мария все-таки заболела. Вирус протекал очень тяжело и вызвал серьезные осложнения по основному заболеванию. «Я чуть не потеряла весь толстый кишечник, — вспоминает Мария. — Меня госпитализировали, я была на грани сепсиса и смерти. После этого опыта самое страшное для меня — заболеть повторно». 

Таких людей, особенно уязвимых перед COVID-19, много. В отличие от остальных они не могут защитить себя прививкой. Это не только пациенты с редкими заболеваниями — до последнего времени никакой защиты не существовало и для беременных женщин. 

За время пандемии в России от коронавируса официально умерли 149 беременных, совсем недавно в Симферополе не смогли спасти 26-летнюю Елизавету и ее младенца. Более того, COVID-19 у беременных может провоцировать преждевременные роды, плацентарную недостаточность, преэклампсию (патологическое состояние, провоцирующее гипертензию) и мертворождение. 

Многих из этих жертв можно было бы спасти, но в России вакцинацию беременных разрешили только в июне 2021 года — решение принимали с учетом результатов доклинических исследований и накопленных данных в ходе клинических испытаний. 

Еще в группе риска — онкологические и гематологические пациенты, люди с аутоиммунными заболеваниями, после трансплантации органов и с хроническими заболеваниями кишечника: все они вынуждены принимать препараты, которые снижают иммунитет и подавляют выработку антител — из-за этого вакцина теряет свою эффективность. 

«У пациентов, которые получают иммуносупрессивную терапию, могут быть проблемы с выработкой антител, — говорит врач-инфекционист Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени академика И. П. Павлова
(Первый мед)
Оксана Станевич. — Чтобы вакцина подействовала, после некоторых видов терапии нужно ждать шесть месяцев. Но не у всех пациентов есть такие промежутки между введением препарата, а откладывать лечение из-за вакцинации невозможно». 

У людей из группы риска не только гораздо выше вероятность тяжелого течения болезни — они также способны задерживать вирус месяцами. Это огромная проблема и для пациентов, и для популяции в целом. Все это время вирус не только жизнеспособен, но и мутирует, приобретая новые опасные формы.

Получается, что существует уязвимая группа, которую защитить, кроме как коллективным иммунитетом, мы пока не можем

Все вместе

Коллективный иммунитет — это состояние общества, при котором привитые люди своим иммунитетом защищают не только себя, но и тех, кому прививку сделать нельзя или на кого она не действует. 

Если в популяции процент переболевших и привитых людей меньше определенного значения, то она остается восприимчивой с точки зрения продолжения эпидемии. По данным исследования Европейского университета, в марте в Санкт-Петербурге было 53,4% жителей с антителами к SARS-CoV-2, из них около 10% — привитые. 

«Какой коллективный иммунитет в России на данный момент, сказать трудно, — говорит эпидемиолог кандидат медицинских наук Антон Барчук. — У нас нет точных данных. Но учитывая то, что, несмотря на третью волну, не соблюдаются никакие меры предосторожности, возможно, уже около 70% или даже больше».

При этом Антон Барчук считает, что из-за высокой скорости распространения нового вируса этого недостаточно. «Дельта-вариант настолько заразный, что, скорее всего, для прекращения эпидемии коллективный иммунитет должен быть более 90%, — говорит он. — За счет привитых или за счет переболевших, а значит и умерших, он выработается — это уже другой вопрос». 

Оксана Станевич также считает, что шансов не заразиться не осталось ни у кого и выбор стоит такой: или прививка, или болезнь. «Без коллективного иммунитета пандемия может длиться годами и вирус будет продолжать мутировать и становиться все агрессивнее и агрессивнее, — говорит Станевич. — Только если люди возьмут на себя ответственность, взвесят свои риски и привьются, мы сможем хоть как-то защитить уязвимые группы и популяцию в целом».  

Иллюстрация: Ксения Горшкова для ТД

Нельзя, но можно

Если у вас есть хронические заболевания и вы все-таки сомневаетесь, что вам можно делать прививку, с высокой вероятностью — можно. 

Хронические заболевания, в том числе аутоиммунные, не являются отводом для вакцинации, а проведенные исследования показывают, что рецидивов или усиления течения основного заболевания на фоне прививки не происходит. 

У 23-летней Анны рассеянный склероз [аутоиммунное заболевание нервной системы, при котором вырабатываются антитела, поражающие собственные нервные структуры]. Но у Анны заболевание скомпенсировано — она проходит более легкую терапию и иммунитет не подавлен полностью. Это значит, что прививка может ее защитить. 

«Неврологи строго-настрого запретили мне прививаться, — рассказывает Анна. — Ничем, даже от гриппа. Я стала изучать этот вопрос и через какое-то время волей случая попала на консультацию к Оксане Станевич. Она объяснила мне плюсы и минусы прививки и, самое главное, выписала заключение, в котором написала, что берет ответственность за возможные последствия после прививки на себя».

АннаФото: из личного архива

С заключением Оксаны Станевич Анна отправилась в поликлинику к местному инфекционисту. «Сначала врач очень удивилась: “Если вы принимаете иммуносупрессоры, вам нельзя прививаться!” — но потом увидела заключение, выдохнула и привила меня без всяких вопросов». 

В похожей ситуации оказалась координатор программ фонда AdVita Елена Грачева, у которой коллагеноз по типу системной красной волчанки и хроническая почечная недостаточность. В декабре 2020 года, когда появился доступ к «Спутнику V», привиться она не смогла — тогда аутоиммунные заболевания вне ремиссии были противопоказанием. 

Терапевт в поликлинике посоветовал ждать убитые или пептидные вакцины, которые считаются более мягкими и безопасными. 

«Для меня вопрос не прививаться не стоял вообще, — говорит Елена. — Я изначально понимала, что пандемия не пройдет просто так и, если ты не сидишь дома, ты рано или поздно заболеешь — особенно с учетом того, как соотечественники относятся к маскам, дистанции и прочим рекомендациям. Поэтому речь шла о том, чтобы, во-первых, снизить риск тяжелого течения при моей болезни, а во-вторых, защитить моих очень пожилых родителей».

Только весной, когда появились рекомендации американской Ассоциации ревматологов о том, что пациентам с аутоиммунными заболеваниями нужно прививаться вне зависимости от типа вакцины и ремиссии, Елена смогла убедить врачей сделать прививку. Все это время она могла заразиться ковидом, который при ее заболевании мог вызвать тяжелые осложнения. 

«Мне известно довольно много случаев, когда врачи отговаривали своих пациентов от прививки, — говорит Елена Грачева. — Как правило, это узкие специалисты разных профилей — от дерматологов до кардиологов. Их основной аргумент — неизученность вакцины и риски обострения заболевания. Насколько я понимаю, связано это с тем, что узкие специалисты имеют весьма приблизительные представления о том, как работают современные прививки и, если они не сталкивались с этим по работе, почему-то искренне считают, что любая прививка для пациента с любым хроническим заболеванием опасна».

Что известно о прививках и мутациях вируса

На сегодня никаких опасных побочных реакций у «Спутника  и большинства других вакцин не нашли. В мире привито в совокупности уже два миллиарда человек.  

Противопоказания для прививки — это возраст до 18 лет (вакцины для детей сейчас только проходят клинические испытания), отторжение трансплантата — реакция «трансплантат против хозяина» III—IV степени, аллергия на компоненты вакцины (если был отек Квинке на первую прививку, то вторую уже не проводят), активно протекающий инфекционный/воспалительный процесс, иммуносупрессивная терапия (зависит от препарата).

Чем дольше мы тянем с вакцинацией, тем больше мутирует вирус

Из-за наших недостаточно активных действий могут появиться штаммы еще более опасные, чем «дельта». Каждый не вакцинированный — и особенно люди с подавленным иммунитетом — это резервуар для развития вируса. 

«У нас были случаи, когда люди болели по шесть и более месяцев, — говорит врач-инфекционист Оксана Станевич. — Когда мы брали мазки таких пациентов на анализ, выяснялось, что это один и тот же вирус и он мутирует у них в организме. Это означает переход из острой формы инфекции в хроническую. Остановить появление таких случаев может только массовая вакцинация и коллективный иммунитет». 

Мария из Санкт-Петербурга, которая из-за COVID-19 чуть не потеряла кишечник и не погибла от сепсиса, очень долго восстанавливалась — несколько месяцев у нее держалась температура, не было никаких сил. Но даже она, как только ей стало лучше, приняла решение привиться. 

«Мой лечащий врач-гастроэнтеролог меня не отговаривал — сказал, что страшнее того, что было в больнице при коронавирусе, уже не будет, — говорит Мария. — Я рада, что привилась, потому что новый штамм вызывает кишечную реакцию, что для меня вдвойне опасно».

Иллюстрация: Ксения Горшкова для ТД

Если вы решили привиться, определитесь с вакциной. В России их три: «Спутник V» (он же «Гам-КОВИД-Вак»), «КовиВак», «ЭпиВакКорона». 

«Спутник V» — это единственная вакцина, об эффективности которой мы можем утверждать на основании научных данных

«КовиВак» — это инактивированная (убитая) вакцина, которую разработал Центр имени Чумакова. Существует мнение, что она более «мягкая» и подходит для тех, у кого есть хронические заболевания. Но, поскольку научных публикаций по «КовиВаку» нет, делать такие выводы на основании данных невозможно. Более подробно узнать об этой вакцине вы можете здесь

«ЭпиВакКорона» — это пептидная вакцина, разработанная научным центром «Вектор». В ней нет вируса, все пептиды — частички белков, содержащих вирус, — синтетические. Считается, что иммунный ответ на «ЭпиВакКорону» слабее. Но опять же данных, чтобы делать какие-то выводы об эффективности этой вакцины, тоже нет.

Вакцинация от COVID-19 в России бесплатна. Но перед введением препарата нужен осмотр врача, который в частных клиниках может быть платным. 

Записаться на прием в поликлинику вы можете через «Госуслуги», для записи в частные клиники достаточно звонка. 

Возьмите с собой паспорт, СНИЛС или полис обязательного медицинского страхования.

Если у вас еще остались вопросы на тему вакцинации, вот несколько полезных ссылок.

  • Перевод статьи про «Спутник V» в Lancet defeatcovid.ru.
  • Русскоязычный сайт НИИ Гамалеи о «Спутнике V».
  • Блог Елены Савиновой «О прививках без истерик».
  • Интервью и публикации эпидемиолога Института междисциплинарных медицинских исследований при Европейском университете Антона Барчука. 
  • Конспект прямого эфира о вакцинации онкологических и гематологических пациентов с врачом-инфекционистом Первого меда Оксаной Станевич.
  • Справочная служба по вопросам инфекции COVID-19 «Просто спросить» фонда медицинских решений «Не напрасно».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Всего собрано
1 942 286 678
Все отчеты
Текст
0 из 0

Иллюстрация: Ксения Горшкова для ТД
0 из 0

Петр Борисович

Фото: из личного архива
0 из 0

Анна

Фото: из личного архива
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: