Фото: Наталия Платонова для ТД

Родная мама умерла, когда Тане было две недели от роду. И потом ей всю жизнь самой приходилось решать, кого называть мамой

Таня Шахова пришла на встречу с серым пакетом. В пакете что-то звенело, вроде колокольчиков.

«Это я принесла показать, чтобы вы не думали, что в детском доме мне было плохо», — сказала и выложила на стол гору медалей. Чемпионаты в Тунисе, Австралии, Швеции. Больше двадцати российских наград: легкая атлетика, лыжные гонки, плавание. Сын Тани Павлуша, который до этого носился по комнате, глядя на все это богатство, замер от восторга. И мы, взрослые, тоже замерли, потому что знали историю Тани.

Тетя — мама

Тане тридцать семь лет. У ее мамы, когда она носила Таню, выявили рак. Врачи посоветовали прервать беременность, но Танина мама не согласилась. И через две недели после родов умерла.

Новорожденную девочку забрала родная тетя. У той своих было пятеро, плюс старшая сестра Тани Алла, а теперь еще и этот маленький, вечно плачущий комочек. Таня развивалась плохо: в год еще не ходила, мало ела и мало спала.

«Врачи сказали тете Рае, что я буду инвалидом, — говорит Таня. — “Отдайте ее в дом малютки, сами не вытянете”.

Таня
Фото: Наталия Платонова для ТД

Но там я окрепла и стала нормально расти, как все. Когда мне было девять лет, тетя нашла меня в детском доме. Пришла в тихий час. Воспитательница разбудила меня, нарядила в платьице, надела бантик. И сказала: “К тебе пришла тетя”. А я не понимала, что значит это слово. Есть воспитатели. Есть дети. А тетя — это кто? Выхожу, а меня тут же подхватывает какая-то женщина, целует, обнимает крепко-крепко. И я — вот это впервые в жизни было — почувствовала очень сильную радость. И подумала, что такую радость может дать только мама. И тетя — это мама…»

Потом тетя объяснила, что она все-таки не мама. А еще вложила в маленькие Танины ладошки пакет с пряниками, конфетами и записочку со своим домашним номером телефона. Обещала навещать — и не обманула: приезжала на Танин день рождения, перед Новым годом или на утренники, где выступала племянница.

А выступала Таня много и очень любила физкультуру. Девочка выросла легкая, плавучая и прыгучая — в спорте у нее все получалось. И Тане хотелось дальше в спорт, но училась она в коррекционной школе. Не потому, что были какие-то серьезные нарушения, просто так вышло: коррекционка была через дорогу — и почти все детдомовцы ходили туда.

«Мы с подружками долго не знали, что учимся во вспомогательной школе. А откуда нам знать, если интернета тогда не было? Думали, что все так учатся. Азы русского, математика, естествознание и физкультура — вот и все, чему нас научили за девять лет. И когда стало понятно, что мы ничего не знаем и с такой справкой в нормальное место не поступишь, пошли к директору Надежде Михайловне. А что она могла сделать, если такие были правила?»

Таня, как и все ее одноклассники, поступила в ПТУ «на швею», потом выучилась по ускоренной программе на повара. Параллельно пыталась самостоятельно жить. Тане как сироте дали квартиру, но как ее обустраивать? Что делать с квитанциями за коммуналку? Как искать работу? Рядом с домом стоял таксофон, и Таня то и дело бегала к нему, звонила в детский дом и спрашивала то одно, то другое.

Тренер — мама

В детском доме у нее осталась Татьяна Ивановна Букреева, тренер, которая запрещала Тане называть себя мамой. Но Таня в глубине души все равно ее так называла.

Таня с сыном
Фото: Наталия Платонова для ТД

«У Татьяны Ивановны в тренерской были медали и кубки. И как-то я сказала: “Тоже хочу медали и достижения”. Татьяна Ивановна помогла мне поступить в спортшколу. Там учились дети по одиннадцать — тринадцать лет, а мне уже было семнадцать. Но я худенькая, поэтому не очень выделялась на общем фоне. И начала зарабатывать свои первые медали за бег и плавание. Побывала на чемпионатах, увидела мир. По-английски я ничего не понимала, поэтому воспринимала все как картинку. Но уже тогда у меня родилась мечта: получить спортивное образование и работать с детьми, тренировать их, как Татьяна Ивановна. Только моя справка из коррекционной школы этого не позволяла».

Уйдя из спортшколы, Таня вернулась помощницей повара в кафе: чистила картошку, жарила котлеты. Ее любили посетители, а директор говорил, что из Таниных рук любая еда кажется вкусной. Но юной поварихе ночами снились не борщи, а забеги на длинные дистанции.

И однажды она снова позвонила Татьяне Ивановне и попросила найти ей вечернюю школу. Вместо вечерки вышли на «Большую Перемену» — фонд, в котором учился одноклассник Тани. Еще в 2002 году группа талантливых педагогов объединилась, чтобы помочь ребятам из детских домов получить хорошее образование. Они же помогали сиротам входить во взрослую жизнь. Учили самому элементарному: как ездить в метро, как записаться к врачу, как распоряжаться деньгами. Таню все это удивило до невозможности, и когда она ехала домой после первой встречи с директором фонда Ириной Павловной Рязановой, все время шептала: «Слишком у них там хорошо. Наверное, не позвонят мне. Наверное, я им не подойду».

Но Таня подошла. Ей тогда было двадцать два года.

Наука — мама

Таня стала учиться: химия, физика, алгебра, биология. Из физики ее поразило объяснение, как работает магнит. Из химии — что вода состоит из двух элементов и у нее есть формула. В английском она долго не могла научиться читать транскрипции, а в русской литературе вдруг обнаружилась сотня, а то и больше писателей.

Паша, сын Тани
Фото: Наталия Платонова для ТД

«Я до этого читала только Дарью Донцову. Знаете, такие маленькие книжечки — я их часто покупала после детского дома. Жить с ними было легче», — Таня улыбается искренне и светло.

В «Большой Перемене» она училась пять лет, хотя программа была рассчитана на три года. Сказывался сложный рабочий график. Таня вставала в 5:30, летела на работу в кафе. Там всю смену на ногах с кастрюлями. Вечером через весь город на метро с судочками: возила одноклассникам из «Большой Перемены» нераспроданные тефтели, макароны и пюре. Во время перерыва ребята, которые тоже приезжали на учебу после работы, все вместе ужинали.

«Аттестат я действительно заработала и без троек сдала экзамены в педагогический колледж. На третьем курсе я вышла замуж за Васю, которого встретила на дискотеке в “Большой Перемене”. Началась наша совместная жизнь, много забот, — объясняет Таня. — Вот и вышло пять лет».

Можно было бы сказать, что «Большая Перемена» выполнила свою миссию и пора расстаться, но на четвертом курсе колледжа Таня забеременела — и ей опять понадобилась помощь фонда. Куратором молодой семьи стала Ольга Геннадьевна Аверкина, педагог «Большой Перемены» и многодетная мать.

И дом, и мама, и бабушка

Таня могла позвонить ей среди ночи и прошептать в трубку: «Ольга Геннадьевна, Павлуша спит уже пять часов — разве это нормально?» Или колики, или ветрянка, или просто: «Ольга Геннадьевна, я его так невозможно люблю, что сижу над кроваткой и плачу — вдруг с ним что-то случится?..»

Но «горячая линия» не подвела ни разу. Павлуше уже шесть. И теперь Таня с ним ходит в «Большую Перемену». Там у мальчика появилась названая бабушка, учитель Татьяна Сергеевна Тимофеева. Павлуша, когда видит ее, несется через весь коридор и кричит: «Ты моя бабушка!» А Таня в этот момент радуется вместе с сыном встрече — ни у нее, ни у мужа Васи близких родственников уже нет.

Таня с сыном
Фото: Наталия Платонова для ТД

Таня с Васей и Павлушей приходят в фонд на программу ЗОЖ, в киноклуб, в музыкально-литературную гостиную. Таня уже дипломированный учитель физкультуры, работает с особыми детьми. Но «Большая Перемена» никуда из ее жизни не уходила: тут все так же помогают советом, могут одолжить из общей копилки денег, готовят к собеседованиям. Можно и просто так прийти, выпить чаю с пирогами и пообщаться. Для этих взрослых ребят «Большая Перемена» — второй дом. А часто и первый.

Закончить этот текст я должна просьбой о помощи «Большой Перемене» — деньги нужны на зарплаты педагогам, на учебники, ручки, мел. Просить всегда неудобно. Вот и Таня вспомнила случай, как после детского дома стояла под дверью соседей и боялась нажать на звонок: ей привезли диван, а затащить его в квартиру у нее одной никак не получалось. Когда она все-таки позвонила, соседка тут же снарядила мужа и сына — и через пятнадцать минут диван уже стоял на месте. Красивый, новый, первый в ее жизни личный диван. Таня тогда удивилась, какие вокруг, оказывается, отзывчивые люди: «Надо только переступить через себя, рассказать о своей проблеме и попросить помощи».

Я переступила, позвонила в ваш «звонок» и прошу. Помочь «Большой Перемене» можно, подписавшись на пожертвования. А еще можно скрестить пальцы за Таню, чтобы ее мечта — поступить и окончить институт физкультуры — сбылась. Кому-то покажется, что поздновато. Но вон итальянец Джузеппе Патерно окончил факультет философии и истории в девяносто шесть лет. Так что у Тани все только начинается.

Сделать пожертвование

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Этот платеж возможен благодаря фонду «Нужна помощь», который собирает деньги на работу благотворительных организаций нашей страны.

Помочь

Оформите пожертвование в пользу организации «Большая Перемена»

Выберите тип и сумму пожертвования
Поддержите, пожалуйста, наш фонд

Мы существуем только на ваши пожертвования. Вы можете добавить процент от пожертвования на развитие фонда «Нужна помощь»

Читайте также
Всего собрано
292 311 573
Текст
0 из 0

Таня и Паша

Фото: Наталия Платонова для ТД
0 из 0

Таня

Фото: Наталия Платонова для ТД
0 из 0

Таня с сыном

Фото: Наталия Платонова для ТД
0 из 0

Паша, сын Тани

Фото: Наталия Платонова для ТД
0 из 0

Таня с сыном

Фото: Наталия Платонова для ТД
0 из 0

Пожалуйста, поддержите фонда «Большая Перемена» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: