Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
просмотров

«Они цеплялись за меня, кричали и плакали»: кто поможет матери вернуть детей, которых у нее отняли силой

Иллюстрация: Рита Черепанова для ТД

Луиза рассказывает свою историю и старается не плакать, хотя никаких сил уже не осталось. Через две улицы живут ее дети, которых она не может обнять уже много лет. И только любовь к ним помогает ей держаться

Помогаем
Права женщин
Собрано
513 381
Нужно
0
Пожертвовать

Когда-то Луиза была счастлива. У них с мужем были четыре дочки: Макка, Марха, Амина и Зулейхан. Дом был наполнен голосами и суетой. Луизе было некогда присесть, но забота о детях наполняла жизнь смыслом.

В 2015 году муж Луизы погиб, и она осталась жить с его родными. Не прошло и полугода, как родители мужа потребовали, чтобы Луиза написала отказ от детей. Ничего не объяснили, просто заявили, что должны стать единственными опекунами.

Луиза не собиралась отказываться от дочерей и уехала с ними в свой родительский дом. Кое-как она нашла с родней мужа общий язык. Отпускала дочек с ночевкой к бабушке с дедушкой, казалось, все наладилось.

Но однажды вечером, когда Луиза готовила детей ко сну, в калитку громко постучали. Ее отец открыл дверь, и во двор ввалились родные мужа Луизы с вооруженными людьми. Пожилой отец не смог их остановить: люди вбежали в дом и буквально вырвали дочерей из рук Луизы.

«Дети были в пижамах, босые. Они цеплялись за меня, кричали, плакали. Но их (родных мужа) это не остановило, — вспоминает Луиза. — Они силой забрали моих девочек. А отца посадили на пять суток за то, что он пытался сопротивляться».

Круги ада

Оправившись от шока, Луиза попыталась поговорить с родными и вернуть детей, но ее даже не пустили на порог дома. Она обращалась к уполномоченному по правам человека и ребенка, в Муфтият и к старейшинам — без толку.

«По нашим обычаям после развода дети часто остаются в семье отца, — объясняет Луиза. — Но мои дети остались без папы, а потом их насильно лишили мамы… У них просто не было детства! Я пыталась всем это объяснить, умоляла и плакала, но никто ничего не мог сделать».

Когда все круги ада были пройдены, Луиза обратилась за помощью в организацию «Права женщин» (эта НКО оказывает юридическую поддержку женщинам Северного Кавказа). Луизу внимательно выслушали, посочувствовали и заверили, что с этих пор в борьбе за детей она не одна. Представлять интересы Луизы в суде взялась опытный адвокат. Но даже она не могла предположить, что тяжба растянется так надолго.

«Мама, уходи!»

Суд встал на сторону Луизы и определил место жительства детей с матерью. Но судебные приставы не спешили исполнять решение суда, всякий раз находя оправдания своему бездействию.

Время шло. Луиза старалась договориться с родными мужа, чтобы детей хотя бы иногда отпускали к ней, ведь им нужна мать. Но те были непреклонны. Более того, настраивали дочерей против нее.

«Сначала дети тянулись ко мне, когда меня видели, — рассказывает Луиза. — Но потом стали меня избегать. Я заходила к ним в дом, а они не смотрели в глаза, кричали, чтобы я уходила, и убегали…»

Видеть детей Луиза могла только в садике и школе. Она приходила во время уроков и просила учительницу отпустить к ней дочек на пять минут. В тишине школьного коридора, без надзора взрослых она могла их обнять, поговорить с ними.

«Когда рядом не было дедушки, дети вели себя со мной по-другому. Позволяли обнимать, принимали подарки. Я покупала дочкам одежду сразу нескольких размеров и расцветок, потому что уже не знала, что им нравится. Приносила игрушки, фрукты, сладости. Так мы и встречались, как партизаны, пока их не запугали до такой степени, что запретили принимать от меня даже подарки ко дню рождения».

Луиза вспоминает, как однажды на день рождения Зулейхан принесла в школу целый пакет подарков и торт. Девочка не притронулась к торту, а подарки дома у нее отобрала бабушка и раскидала по двору. Она сфотографировала лежащие на земле игрушки и сладости и отправила фотографию в школьный чат, чтобы публично пристыдить Луизу.

Луиза помнит, как младшая дочка, Амишка, любила клубнику и малину и всегда уплетала ягоды, когда мама приносила их в школу. Но однажды, когда Луиза в очередной раз принесла дочке малину, та шарахнулась и сказала, что не станет есть. «Я испачкаю руки, и бабушка будет меня ругать, она поймет, что ты меня угощала». И тогда Луиза покормила Амишку ягодами с рук.

В другой раз учительница попросила Луизу расписаться в дневнике дочери. Через два дня у девочки уже был новый дневник и перепуганный взгляд.

«Их так застращали запретами, что они теперь даже волосы поправить не дают, боятся, — с трудом выговаривает Луиза. — Младшую дочь я не могу обнять уже четыре года… Но на детей я не обижаюсь. Понимаю, как им тяжело жить под давлением взрослых… Я чувствую, что они меня любят, вижу по глазам. Сколько раз я говорила родным мужа, что на все согласна — на совместную опеку, готова отдать им всю пенсию и пособие — лишь бы они не лишали детей матери. Ведь мама — это самое главное, что есть у ребенка в жизни. Но они ни на что не соглашаются. Им плевать, что чувствуют мои дети».

Приставы и связи

В 2018 году Луиза подала жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). В 2021 году суд вынес постановление о признании в отношении Луизы Тапаевой нарушения ее права на семью и дискриминации по гендерному признаку. Ей присудили компенсацию в 16 тысяч евро.

«К сожалению, в спорах о детях приставы часто ведут себя пассивно, — говорит адвокат. — А в случае с Луизой в деле есть еще подводные камни — связи семьи. Накануне решения ЕСПЧ приставы хотели закрыть судебное производство. Аргументировали тем, что дети якобы не хотят идти к матери. Хотя у нас есть заключение психологов, что у детей ПТСР из-за того, что на них сильно давили и отобрали мать. Мы подали ходатайство главному приставу республики, директору Федеральной службы приставов по России, прокурору республики о том, чтобы они приняли срочные исполнительные меры. Чтобы поместили мать и детей в реабилитационный центр, где с ними будут работать психологи. Суд отказал приставам в прекращении производства и велел исполнять. Но все равно ничего не двигается».

Адвокат говорит, что это одно из самых тяжелых ее дел, но сдаваться ни она, ни Луиза не собирается.

«Меня восхищает Луиза, — продолжает адвокат. — Многие женщины, когда идет судебная тяжба, устают надеяться и кое-как устраивают свою жизнь. А Луиза не бросает детей. Несмотря на то что девочки в школе от нее бегут, кривят рожи, обвиняют, она терпеливо с ними говорит и делает все, чтобы ее не забыли. Я ее за это очень уважаю».

«Мне жалко, что у моих детей не было детства, что в их жизни только напряжение и боль, — говорит Луиза. — Когда они меня отталкивают, я не обижаюсь и говорю им, что люблю их, что мама рядом, что все будет хорошо. Дети — мое все. Я никогда от них не откажусь. Я существую ради детей, кроме них, мне ничего не надо».

* * *

К сожалению, такие истории нередко случаются с женщинами на Северном Кавказе. Если супруги разводятся, дети часто остаются с семьей отца. И далеко не всегда женщине позволяют с ними видеться. Дети — заложники обстоятельств и конфликта — остаются без матери, и это огромная травма для всех.

Адвокаты организации «Права женщин» каждый день сражаются за возможность женщины оставаться матерью своим детям. И это не только юридическая поддержка, но и моральная. Потому что когда ты не можешь обнять своего ребенка, важно, чтобы кто-то был рядом и говорил, что будет бороться вместе с тобой. Что ты не одна.

Пожалуйста, поддержите «Права женщин» любой возможной суммой, чтобы адвокаты и юристы и дальше могли помогать матерям и детям быть вместе.

Материал создан при поддержке Фонда президентских грантов

Помочь

Оформите пожертвование без комиссии в пользу организации «Права женщин»

Выберите тип и сумму пожертвования
Поддержите, пожалуйста, наш фонд

Мы не берем комиссии с платежей, существуя только на ваши пожертвования. Вы можете добавить процент от пожертвования на развитие фонда «Нужна помощь».

Популярное на сайте

Все репортажи

Читайте также

Загрузить ещё

Помогаем

Службы помощи людям с БАС
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Службы помощи людям с БАС

  • Собрано

    7 330 709 r
  • Нужно

    7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых
  • Паллиатив

Хоспис для молодых взрослых

  • Собрано

    15 234 951 r
  • Нужно

    17 508 205 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    658 361 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    896 312 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге
  • ВИЧ

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

  • Собрано

    180 498 r
  • Нужно

    460 998 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    658 361 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    896 312 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге
  • ВИЧ

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

  • Собрано

    180 498 r
  • Нужно

    460 998 r
Хоспис для молодых взрослых
  • Паллиатив

Хоспис для молодых взрослых

  • Собрано

    15 234 951 r
  • Нужно

    17 508 205 r
Службы помощи людям с БАС
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Службы помощи людям с БАС

  • Собрано

    7 330 709 r
  • Нужно

    7 970 975 r

Материалы партнёров

Всего собрано
2 318 336 290
Все отчеты
Текст
0 из 0

Иллюстрация: Рита Черепанова для ТД
0 из 0

Пожалуйста, поддержите проект «Права женщин» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: