Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
просмотров

Власть их кружит

Иллюстрация: Соня Янковская для ТД

Как в небольшом городе Самарской области оказались связаны полицейские и наркотики — в репортаже «Таких дел»

Сидя за столиком в кафе «Подкова» 10 сентября 2018 года, тридцатилетний Костя Синджарадзе ждал, пока вернется его знакомый, и нервничал. Место для встречи было явно неподходящее: небольшое кафе на окраине города, рядом с неработающим комбинатом железобетонных изделий, в основном там справляли поминки. В будние дни кафе обычно пустовало — задрапированные темными шторами окна плохо пропускали свет, поэтому в зале всегда темно. С Костей за столиком сидела его девушка Кристина (имя изменено) и ее шестилетняя дочь Катя (имя изменено). Кристина тоже переживала: еще по пути в кафе они со знакомым пытались отговорить Костю ехать туда: «Не надо, Кость. Почему он тебя именно туда позвал? Такое место. Почему сам не может приехать?» 

Но семье нужны были деньги, чтобы временно уехать из города, а приятель Кости Олег Студнев сам вдруг позвонил и предложил дать в долг. Когда Костя с Кристиной вошли в кафе в назначенное время, Олег уже их ждал. «Подожди, я сейчас разменяю — и поговорим», — сказал он и тут же вышел. Костя с Кристиной и Катей решили пока заказать пиццу и сели за столик. 

То, что произошло дальше, описывается в показаниях очевидцев в материалах уголовного дела. В кафе вошли пять вооруженных мужчин. Костя узнал вошедших, сорвался с места и побежал к запасному выходу — сразу за барной стойкой была открыта служебная дверь для сотрудников кухни. Трое погнались за ним, стреляя вслед, а двое схватили Кристину и стали отбирать у нее телефон, заставляя поехать с ними. Через несколько минут трое мужчин вернулись в кафе и сказали, что Костя «ушел». Затем все они уехали, неожиданно оставив Кристину и Катю в покое. 

С того дня Костю никто больше не видел. А его исчезновение стало первым эпизодом длинной цепочки событий, которая связала наркопотребителей, местных предпринимателей и простых жителей маленького города Отрадного в Самарской области и привела в результате к четырем сотрудникам отрадненского отдела полиции и одному их старому другу. 

Улыбчивый парень в нефтяной столице Поволжья

На подъезде к Отрадному с трассы видно факельные установки — из высоких труб вырываются пламя и черный дым. Так сжигают излишки горючих газов, которые образуются при добыче нефти. Нефть здесь нашли еще в 1940-е, и сегодня Мухановское месторождение близ Отрадного, где добывают до 300 тонн нефти в сутки, считается самым крупным в Самарской области. «Отрадный — нефтяная столица Поволжья» — так раз за разом называют город местные издания. Сейчас в Отрадном живет порядка 50 тысяч человек, большая часть работает на газоперерабатывающем заводе или на крупнейшем в России производстве линолеума. Жители окрестных сел и деревень зарабатывают на жизнь сельским хозяйством: кто-то арендует землю под поля, кто-то держит свою ферму. 

Улыбчивый, как его описывают знакомые, тридцатилетний уроженец Читы Костя Синджарадзе, которого все называли просто Костя Грузин, приехал сюда летом 2018 года из колонии. За плечами у него было несколько сроков, первый Костя получил еще до восемнадцати лет, а последний, восьмилетний, — за разбойное нападение на квартиру и за кражу из овощного ларька. Часть срока Костя отбывал во Владимирском централе, где и познакомился с выходцем из Отрадного Сергеем Базановым, который сидел за организацию заказного убийства. У Кости срок заканчивался в июле 2018 года, а у Сергея — через пять месяцев, в декабре. Базанов и предложил Косте ехать в Отрадный. 

«Он хотел начать жизнь с чистого листа. Жену, детей хотел и не хотел в Читу возвращаться: переживал, что тут друзья его на старое потянут. Его позвали друзья в Самарскую область, говорят, приезжай, поможем встать на ноги», — рассказывает Анна Пальковская, сестра Кости. Ей он говорил, что работает на ферме, занимается спортом и много общается с молодежью. 

Жена Сергея Базанова Марина, к которой Костя после освобождения пришел вскопать картошку, сразу заметила, что Костя отличается от своих ровесников: по-восточному обходительный, вежливый, не позволяет себе грубых выражений. Поэтому Марина не удивилась, когда через несколько недель Костя привел к ней в гости свою девушку, продавщицу из местного магазина. «О, Костя, молодец, уже и девочку себе нашел», — вспоминает она. 

Но последняя их встреча прошла необычно: Марина случайно встретила Костю в больнице, куда заглянула по делам. Поначалу она прошла мимо сильно избитого и перебинтованного мужчины. И только потом поняла, что перед ней Костя Грузин. «А чего случилось?» — удивилась Марина. «Да местные побили, не поделили что-то», — ответил он. 

Знакомые Кости, которые просят не называть их имен, рассказывают несколько другую версию. Они называют Костю «стремягой»: якобы, вернувшись из колонии, он решил набрать в городе авторитет и собрать вокруг себя молодых людей. «Он начал подбивать молодежь на спорт, но быстро выяснил, что регион заполнен наркотиками. А по понятиям употребление и все, что связано с наркотиками, запрещено. Тогда Костя решает: давайте колотить закладчиков, бить их», — рассказывает один из собеседников ТД. В маленьком городе все так или иначе понимали, кто распространяет наркотики или как-то с ними связан. 

Анна Пальковская тоже об этом знала: «Костя все ходил к какой-то девушке, которая продавала эти наркотики, мол, ты зачем молодежь губишь? Скандалил с ней». «Костя одного барыгу ушатал [побил], второго, третьего. Так он вокруг себя сколотил костяк единомышленников, и все говорили: “Ну наконец-то здесь наведут порядок”. И тут Косте начинают слать приветы сотрудники полиции: “Передайте Косте: пусть он сюда не лезет”», — вспоминает приятель Константина. 

Когда Костя не отреагировал на предупреждения, с ним встретился майор Роман Попов, начальник местного отдела по контролю за оборотом наркотиков (об этом сам Попов написал в объяснительной, которая есть в распоряжении ТД). Это произошло дома у Марии Кияткиной, которая якобы продавала наркотики. «Костя пришел на хату к барыге Маше, а туда залетают ОМОН и полиция и популярно ему объясняют, что так делать не надо», — сообщают приятели Кости. Анна, сестра Кости, эту встречу подтверждает: «Сотрудники полиции его как-то поймали, поговорили с ним. Но он, видимо, на этом не остановился». Вскоре Костя начал замечать за собой слежку: за ним периодически ездила черная «Нива». 

Вечером 20 августа 2018 года Костя с Кристиной пошли в гости к друзьям — тоже семейной паре. В десятом часу вечера мужчины вышли в магазин за сигаретами, а у подъезда их уже ждала та самая «Нива». Из нее, по словам собеседников ТД, выскочили несколько мужчин и избили Костю битами. Через несколько минут Костя лежал в луже крови, с проломленной головой и гематомами на руках и ногах. Полицейским, которые приехали в больницу его опрашивать, Костя ответил, что не знает, кто его избил. Но знакомому после выписки он сказал: «По ходу, это менты». 

Через некоторое время Косте, как утверждают его приятели и родные, позвонил человек, представившийся Романом Поповым, и якобы предупредил, что, если Костя не уедет из города в течение двух дней, «ему будет плохо». 

Тогда-то Костя с Кристиной и решили покинуть Отрадный на время. После того звонка на улицу оба старались не выходить и готовились уезжать: собирали вещи, нашли даже временное жилье в Казани, но денег на экстренный переезд не хватало. Поэтому, когда Косте вдруг позвонил Олег Студнев, попросил «о помощи в каком-то деле» и предложил дать денег в долг, Костя на эту встречу согласился. 

Очевидцы говорят, что пять ворвавшихся в кафе мужчин были похожи на сотрудников отрадненской полиции: братьев Романа и Павла Поповых, Сергея и Павла Шишкановых, а также их близкого друга Андрея Лазутина. 

Пьяная драка в кафе «Береза»

«Для своих он очень легкий в общении», «ничего не делает своими руками», «может быть и очень грубым, очень жестоким», «головастый», «имел везде связи» — так собеседники ТД характеризуют тридцатисемилетнего майора Романа Попова. Попов родился и вырос близ Отрадного, работал в ФСКН следователем, а в 2016 году занял должность начальника отдела по контролю за незаконным оборотом наркотиков в отрадненской полиции. Двумя годами ранее в тот же отдел полиции на должность оперуполномоченного уголовного розыска пришел работать его младший брат Павел Попов, который раньше служил в полиции соседнего города.  

В этом же отделе они подружились еще с двумя братьями — Сергеем и Павлом Шишкановыми, тоже местными, которые пришли в полицию несколько ранее — в 2015—2016 годах. В отличие от братьев Поповых, которые практически сразу после учебы пошли работать в силовые структуры, братья Шишкановы, как рассказывают собеседники ТД, до полиции нигде официально не работали, а якобы «воровали лес», но всегда «рвались к власти». Шишкановы же близко дружили со своим односельчанином Андреем Лазутиным — Павел подружился с Андреем еще в школе.

К 2015 году пятерка «сбилась в круг» и «пошел разгул» — в таких терминах описывают ситуацию собеседники ТД. По их словам, полицейские часто отдыхали в кафе «Береза» и местном клубе «Микс», и в такие вечера эти заведения было лучше обходить стороной. «Где с ними пьянка — там преступление», — говорит один из собеседников ТД. Местные легко вспоминают с десяток однообразных слухов о братьях Шишкановых и Поповых: «Сами с кем-нибудь сцепятся в ночном клубе, приезжает наряд. А они же менты! Потащат в отдел, там прессанут — и все у них нормально». 

Так, в частности, произошло с местным предпринимателем Виталием Федосеевым — его в ночь на 31 октября 2020 года избила толпа полицейских. В ту ночь полицейские что-то отмечали в кафе, а Виталий решил познакомиться с одной девушкой из их компании. «Слышь, они с нами пришли», — одернули Виталия. «Ну у них на лбу не написано, с кем они пришли», — возразил Виталий. После этого началась драка: толпа начала избивать Виталия и двух его друзей. Виталий с друзьями решили уйти, но у дома их уже ждали те же полицейские. 

Федосеев потерял 70 процентов зрения, а его друг получил травму спины. На опубликованных видео видно, что в драке участвует группа людей, но в результате обвиняемым по делу стал только один полицейский, оперуполномоченный Рахип Ихтиаров. Павла Шишканова и еще трех полицейских, которые были в ту ночь в кафе, уволили из полиции, но к ответственности привлекать не стали. 

Иллюстрация: Соня Янковская для ТД

Встреча в кабинете  

Расклад сил в этой «звездной команде», как четверых братьев называют собеседники ТД, распределялся так: начальник НОН [отдела по контролю незаконного оборота наркотиков] знал все схемы, но ничего не делал сам: все, «как торпеды, проламывали» братья Шишкановы. 

Лазутин же, как утверждают источники, хоть формально и не работал в полиции, часто выступал у братьев полицейских в качестве штатного понятого, регулярно ездил с ними на патрульной машине и «вел себя вольготно, как мент». Его настоящая фамилия в разговорах всплывает редко, обычно его называют просто Тропиком (это прозвище, по всей видимости, происходит от названия глазных капель «Тропикамид», которые часто используют наркопотребители. — Прим. ТД). 

Уровень жизни семей сотрудников полиции также изменился: они стали позволять себе дорогие, по местным меркам, машины, дома, путешествия, продолжают собеседники ТД. Они этого не скрывали: например, жена Романа Попова регулярно публиковала фотографии с отдыха за границей. Семья Попова, официальная зарплата которого, как главы отдела, могла составлять, по оценкам собеседников ТД, 50—60 тысяч рублей в месяц, живет в двухэтажном кирпичном доме, пользуется «Тойотой Камри» с госномером, а также снегоходом стоимостью около миллиона рублей. Машина 2019 года выпуска при этом оформлена на мать братьев Шишкановых. Семье Шишкановых также фактически принадлежат еще две «Тойоты Камри» — 2012 и 2018 годов выпуска (одна из них записана на близкого друга семьи Николая Репьева, но пользуется ею Сергей Шишканов). Павел Шишканов также владеет земельным участком с двухэтажным домом. 

Пользователь «Авито», чей телефон у покупателей в телефонных книжках записан как Шишканов Пашка, Павел Шишканов и Полиция пистолет, настолько часто продает иномарки, что его аккаунт помечен в сервисе как «автодилер». Всего за пять лет пользователь выставил на продажу не менее двенадцати машин общей заявленной стоимостью порядка 8 миллионов рублей, в том числе три «Тойоты Камри»: автомобили, судя по описанию, были оборудованы «дорогой сигнализацией», «двойной тонировкой» и «дорогой акустической системой».

Источник такого количества машин на продажу у Пашки Шишканова собеседники ТД объясняют просто: рассказывают случаи, когда местные полицейские могли отследить знакомого им наркопотребителя, остановить его на проезжей части и, угрожая уголовным преследованием, заставить переоформить машину. «И все, покупатель уезжает, а наркоман пешком уходит», — резюмирует знакомый с ситуацией собеседник.  

Один из жителей Отрадного, который употребляет героин уже больше десяти лет и был ранее судим за незначительную кражу, рассказывает и о другом возможном роде деятельности. «Наркотиками тут заправляли полицейские. И “Тропикамид” мне привозили прямо сами сотрудники, и я лично покупал у них. Андрей [Лазутин] — один из них, вот он лично мне привозил», — говорит он.

Собеседник ТД описывает обстоятельства, при которых познакомился с Романом Поповым: «Встреча у нас с Ромой была такая… нелегальная. У него в кабинете». По словам респондента ТД, около двух лет назад Лазутин позвонил ему и предложил встречу в неожиданном месте — в отделе полиции.

— Тропик мне как-то позвонил, сказал: надо заехать [в отдел], познакомиться с этим [Романом Поповым]. Ну ладно, думаю заеду. Я тогда употреблял, думаю, ну мало ли что? Заехал, познакомились. Просто ни о чем разговор был: «Привет». — «Привет». — «Как дела?» Ну и все. Не очень понятно было зачем [это нужно]. 

— Они к вам присматривались? 

— Да, присматривались. А потом, через полгода, даже через два-три месяца, мы встретились еще раз, они ко мне на машине подъехали. Лазутин, Роман [Попов] и кто-то из Шишкановых. Такой, больно кричащий который. И предлагали мне работать. 

— На них? 

— Ну да. Здесь все схвачено.

— А что предлагали делать? 

— Работать. Раскладывать. Раскидывать и продавать от них, под прикрытием. 

— А вещество какое? 

— Героин. 

— И вы отказались? 

— Конечно. У меня что, на лбу написано, что я больной? Я знал прекрасно, что, даже если я пойду на это, они попользуются мной, а потом меня закроют, и все. 

Другие собеседники ТД рассказывают, что их сотрудничество с полицейскими все же состоялось и это не было вопросом выбора. «Над нарками [наркопотребителями] когда встаешь — какая-то власть их кружит, что ли», — говорит один из них.

Меченые деньги в квартире у братьев Мясниковых

Продавщица Марина Мясникова живет в маленькой квартире в обычной отрадненской малоэтажке: на двери подъезда висит реклама реабилитационного центра для наркозависимых. В углу комнаты, где мы разговариваем, стоит сумка, куда Марина складывает передачки для сыновей, Артема и Павла: сигареты, печенье, макароны. «Вот в какой квартире живут наркоторговцы!» — с иронией говорит она. В 2017 году ее сыновей задержали за торговлю героином. 

Артем и Павел росли в девяностые, когда Марина, по ее словам, «пропадала на работе». «Упустили их, видеть не видели, работали — и Артем у нас с четырнадцати-пятнадцати лет наркоман. Воровать [на улице] не воровали, тащили все из дома: у бабульки сережки, деньги, может, где-нибудь найдут».

Павел тоже периодически употреблял, но после передозировки бросил, устроился работать на завод, начал заниматься спортом и даже получал награды за участие в соревнованиях: Марина хранит медали на полке в шкафу рядом с толстой стопкой материалов дела. 

Согласно обвинительному заключению, братья начали продавать героин в декабре 2016 года «в связи с нехваткой денег». Павлу тогда был тридцать один год, Артему — двадцать восемь. Знакомый свел Павла с дилером — неким Ермаком. Жена Павла Жанна два раза в неделю ездила за город, чтобы купить у Ермака небольшие партии героина. В отдельно снятой квартире Павел и Жанна фасовали наркотики, а продажей на другой квартире занимался Артем: каждое утро Жанна или Павел привозили ему товар, а вечером забирали деньги. Взамен Артем получал от брата героин или наличные. 

Спустя два месяца такой работы к Артему, как обычно, пришел один из покупателей — он, как оказалось потом, расплатился мечеными купюрами. Когда покупатель вышел за дверь, в квартиру к Артему начали ломиться люди, которые представились сотрудниками полиции. Артем им поначалу не открыл, но потом выяснилось, что о задержании речь пока не идет: обошлось взяткой 50 тысяч рублей и договоренностью впредь платить ежемесячно.

В показаниях Павла периодически всплывает некое «неустановленное лицо», которому братья платили «за крышу, физическую поддержку и решение проблем». Павел Мясников утверждал, что за эти услуги он исправно платил «лицу», которое никогда не видел.

По словам одного из фигурантов дела, общался с братьями якобы Роман Попов, периодически предупреждая о грядущих проверках: «Сегодня ничего не делайте, проверка едет с Самары!» Полицейские якобы не только «крышевали» братьев, но и время от времени поставляли им героин. «Они поймают кого-нибудь, все [наркотики] заберут, еще и денег возьмут. А потом надо деть [героин] куда-то. Вот и привозили. По-разному, то 50, то 40 граммов», — рассказывает собеседник.

Так или иначе, после установления контакта с некоей «крышей» Мясников, по словам местных жителей, стал чувствовать себя вольготно. «Наглеть стал: “Да кто мне что может сделать!”» — рассказывает осведомленный житель Отрадного. 

Долго это не продлилось — 7 июня 2017 года ОМОН и полиция пришли с обысками в почти достроенный дом Павла Мясникова. Это произошло на глазах Сергея Ромашкина, который тогда работал у братьев строителем.

«Залетел ОМОН, всех положили на пол. Потом по одному начали поднимать: одного рабочего поднимают, достают пакет из кармана [с наркотиками]. Я лежу, думаю: “Откуда?” А потом меня поднимают и тоже достают». Задержанных привезли в отдел: Ромашкин и другие рабочие, у которых тоже «нашли» наркотики, трое суток просидели в наручниках, а к Павлу и его жене Жанне было другое отношение, утверждает собеседник: «Их полицейские спрашивали: “А вам покушать? А что принести? Плов или еще что?”» 

Ромашкин работал в бригаде Евгения — друга детства Павла Мясникова. 7 июня Евгений попытался дозвониться своим рабочим. Трубку никто не брал. Через некоторое время ему перезвонил полицейский и рассказал об обыске. Узнав, что Павел Мясников задержан, Евгений, по его словам, не удивился: «Весь Отрадный знал, что он барыжничает».

Удивился Евгений тогда, когда два дня спустя на его номер поступил звонок с изъятого во время обыска телефона Мясникова. «Не успел взять, перезваниваю — трубку уже никто не берет. А через пару минут мне приходит сумма на карту — 290 тысяч [рублей]. А потом еще несколько переводов от него же пришло — в итоге общая сумма 309 тысяч [рублей]. Я тогда испугался: человек задержан за наркотики, а я не связан с этим, — вспоминает Евгений в разговоре с ТД. — Начали думать с женой, что делать с деньгами-то. И через пару часов после второй суммы мне звонят с незнакомого номера: “Ты понял, тебе звонили, деньги переводили? Надо отдать”. — “А вы кто?” — “Неважно, надо отдать”».

С двумя неизвестными Евгений встретился в автосервисе. Вместе они сняли наличные в отделении Сбербанка. «Ты лишнего не *****[болтай] — и все будет нормально», — предупредили его и уехали. 

Иллюстрация: Соня Янковская для ТД

Через два дня Евгения вызвали в полицию. «Я захожу в отделение и вижу те же лица, а это Рома и Паша Поповы, оказывается. Они мне начали угрожать: мол, а ты знаешь, вот от тебя были Мясникову звонки. Ты ему говорил, надо два мешка штукатурки, шпатлевки. Мы не знаем, как это понимать, может, ты тоже с ним вместе?” Решили меня в это дело зацепить (Евгений проходил по делу в статусе свидетеля. — Прим. ТД), чтобы я лишнего не говорил. А Поповы потом даже отношения поддерживали, типа, мы дружим, чтобы я не возникал».

Марина Мясникова вспоминает, что Евгений после задержания сына звонил и ей: «8 или 9 июня Женька мне звонит, говорит: “Теть Марин, мне Пашка скинул деньги, 300 тысяч, вы сами приедете или мне привезти?” Я говорю: “Погоди, Генка [муж] с вахты приедет, он заберет!” А потом приезжает Женька, говорит: “А у меня нету денег! Мне позвонили с отдела, сказали: “Не отдашь — поедешь паровозиком”». 

Суд признал Павла и Артема Мясниковых виновными в сбыте наркотических средств группой лиц в крупном размере. А через год после их задержания Роман Попов получил медаль МВД «За доблесть в службе».

Тело на заброшенном комбинате

Когда Костя Грузин пропал после встречи в кафе «Подкова», его девушка Кристина дозвонилась его родным в Читу и рассказала о перестрелке. Сестра Кости Наташа убедила ее «пока не никуда не заявлять: может, он еще вернется». 

Анна Пальковская узнала о пропаже брата только в октябре: в сентябре у нее родилась младшая дочь, поэтому о произошедшем родные рассказали ей не сразу. Узнав, Анна тут же написала заявление о розыске. Никакого ответа из полиции не получила и через пару недель сама дозвонилась до отрадненского отделения полиции: до отдела розыска без вести пропавших. На звонок ответила оперуполномоченный Юлия Алиева. «Говорила, что идут разыскные мероприятия, объявления [дали в] храмы, всех известили, но нигде он не появлялся. Периодически я звонила, и она мне: “Безрезультатно, безрезультатно”», — вспоминает Анна.  

На самом деле официально, согласно объяснениям Алиевой и документам, которые есть в распоряжении ТД, искали Константина около месяца: с 20 ноября по 19 декабря. 19 декабря 2018 года разыскное дело закрыли: якобы поступили сообщения, что Константина видели где-то в поселке рядом с Отрадным. Бывшего заключенного, который был неоднократно судим и находился под административным надзором в МВД, решили больше не искать, хотя по закону, если бывший заключенный пропускает срок, в который ему нужно отмечаться, или даже просто выезжает за границы определенного региона, его могут на год отправить обратно в колонию. 

Анне об этом не говорили. Только следующей весной, когда она снова позвонила в отрадненскую полицию, Алиева объяснила ей, что ее брата не ищут, потому что его видели в Тимашеве. «А кто видел? Знакомые, сожительница говорят: “Где? А к нам он почему не зашел? Почему его никто из друзей не видел, из знакомых?”» — пересказывает Анна свой диалог с оперуполномоченным. 

Еще через год, 9 марта 2020 года, на территории заброшенного комбината железобетонных изделий, в двухстах метрах от кафе «Подкова», где в последний раз видели Костю Грузина, нашли труп взрослого мужчины. Мягкие ткани уже истлели, труп был практически полностью скелетирован. На нем была серая олимпийка с капюшоном с логотипом Nike Air, серо-черная футболка с таким же лого, спортивные черно-коричневые брюки и черные кроссовки с галочкой Nike 41 размера. 

В тот же день cледственный комитет города Отрадного начал доследственную проверку, и в мае генетический материал тела (два ребра) поступил в самарский экспертно-криминалистический центр МВД. 29 мая эксперты обнаружили совпадение в федеральной базе данных геномной информации — «костный профиль» найденного тела совпал с ДНК заключенного, который отбывал наказание в ФКУ Т-2 УФСИН России, больше известного как Владимирский централ. Под десятизначным номером в базе данных числился уроженец Читы 1988 года рождения Синджарадзе Константин Ираклиевич. 

Анна узнала о трупе от приятелей Кости: в маленьком городе такие новости разносятся быстро. От них же она получила фотографию тела: куртка и кроссовки, истлевшие спортивные брюки — и тут же узнала своего брата по одежде. Тогда она снова позвонила Алиевой, но та стала убеждать Анну, что у кафе «Подкова» нашли совсем не ее брата, и настойчиво советовала Анне написать заявление в полицию еще раз, но не в их, отрадненский, отдел, а в отдел соседнего города: «Там поактивнее [будут искать]. Ну это так, между нами» (аудиозапись разговора есть в распоряжении ТД).

Анна писала в прокуратуру, в следственный комитет Отрадного, но отовсюду приходили отказы: так, 30 июля 2020 года, когда тело Кости уже было опознано, лейтенант отрадненского СК Леонтьев опросил братьев Поповых и Роман подтвердил, что в сентябре 2018 года они с Павлом Поповым и Павлом Шишкановым были у кафе «Подкова» и пытались задержать Константина Синджарадзе, так как он якобы употреблял наркотики, но Синджарадзе от них скрылся на территории комбината железобетонных изделий. 

На основании этих показаний следователь Леонтьев посчитал, что «в настоящее время данных о том, что Синджарадзе К. И. стал жертвой преступления, не имеется». В действиях сотрудников полиции также состава преступления не нашлось, и уголовное дело возбуждать не стали. Девушку Кости Кристину опрашивать не стали: не смогли связаться. 

***

О деле Кости Грузина, скорее всего, быстро бы забыли, если бы не настойчивость Анны и не цепочка дальнейших событий, которые пошатнули авторитет братьев Поповых и Шишкановых. 

В октябре 2020 года, после драки в кафе «Береза», из полиции был уволен Павел Шишканов. Местные жители, в том числе отец избитого Виталия Федосеева Владимир, составили обращение и отправили его директору ФСБ Бортникову, председателю СК Бастрыкину, генпрокурору Краснову и министру внутренних дел Колокольцеву. Они писали: «С 2014 года на территории нашего района и города действует широкая сеть наркоторговли под руководством местных сотрудников полиции. <…> Полицейские <…> превратились в сборище бандитов, которые расправляются с населением, поднимают статистику в отрадненском ГОВД, подкидывая гражданам наркотики. <…> Показательный пример — загадочная смерть жителя села Тимашево Константина Синджарадзе, который выступал резко против местной наркоторговли. Вскоре после начала своей деятельности <…> он странным образом пропал без вести, а вскоре его труп был найден в заброшенном здании с признаками насильственной смерти. В Отрадном по-прежнему процветают “лихие девяностые”, наша родина превратилась в самую настоящую Кущевку». 

В заявлении был назван ряд сотрудников полиции, в том числе братьев Поповых и братьев Шишкановых, которые действовали, по убеждению подписантов, под руководством Сергея Зацепина, начальника отрадненской полиции (ТД не удалось ни подтвердить, ни опровергнуть его причастность к этим событиям).

Это привело к тому, что в конце апреля 2021 года прошли обыски у братьев Шишкановых. Сергей уволился из органов, а Павла отправили в СИЗО: его обвиняли в избиении Владимира Шеина в октябре 2019 года. Фабула обвинения совпадала с аналогичным эпизодом, когда был избит Костя Грузин. Шеин, по словам собеседников ТД, сам употреблял наркотики и, так же как и Грузин, наведывался к людям, которые их распространяли («То наркотики у барыг заберет, то деньги»), после одного такого посещения «его догнали и арматурами заколотили». В результате мужчина получил инвалидность, с трудом может говорить и нуждается в постоянном уходе.

Летом 2021 года бригадир Евгений дал показания о встрече с полицейскими после задержания Мясниковых. Братья, по информации ТД, все подтвердили. 

16 июня 2021 года у Романа Попова прошел обыск: его отправили в СИЗО по подозрению в мошенничестве. Его супруга Юлия Канакина записала несколько видеообращений, в которых рассказала, что их семья является малоимущей, а Роман стал жертвой оговора ОПГ и фальсификаций СК. 

Вскоре после этого Евгений встретил у супермаркета друга полицейских Андрея Лазутина, который, по его словам, предупредил: «Я бы на твоем месте забрал семью и свалил из города». 

Пугало на клубничном поле Тропика 

Андрей Лазутин назначает встречу на поле за заброшенным мясокомбинатом: там он выращивает клубнику. Над грядками стоят пугала, одетые в спецовки «Роснефти». Нелегальные источники дохода отрицает, как и любые «неформальные» встречи с Романом Поповым и наркопотребителями Отрадного. Происхождение клички списывает на то, что когда-то работал таксистом. Сейчас, по его словам, он занимается только фермерским хозяйством. Но в профилях на онлайн-маркетах человека с тем же номером, что и у Лазутина, регулярно продаются машины, телефоны и мотоциклы. 

Роман Попов остается в СИЗО: его обвиняют по статье о мошенничестве с использованием служебного положения в том, что он вымогал у Мясникова деньги в обмен на то, что жена Мясникова Жанна останется на свободе. В конце 2021 года расследование завершили, дело передали в суд. Его брат Павел Попов проходит по его делу в качестве свидетеля и продолжает работать в отрадненской полиции

Сергей Шишканов уволился из полиции летом 2021 года. В разговоре с ТД он также отрицал иные источники дохода во время службы и причастность к любым преступлениям, но не отрицал, что в день, когда исчез Костя Грузин, он был у кафе «Подкова», — просто мыл рядом машину на автомойке в свой выходной. 

Его брат Павел Шишканов осенью вышел из СИЗО под домашний арест, а 24 января 2022 года его жена сообщила, что уголовное дело в отношении него прекращено.

***

Сергей Базанов — знакомый Кости, который и предложил ему ехать в Отрадный, — освободился в декабре 2018 года. Вернувшись домой, он начал искать Костю: расспросил жену, начал наводить о нем справки. А через несколько месяцев к Базановым домой пришел ОМОН. 

При обыске у Сергея нашли героин, его обвинили в сбыте героина организованной группой в крупном размере и отправили в СИЗО. 

Вину Базанов не признает. Его близкие уверены, что дело сфабриковали в том числе местные полицейские, чтобы убрать неудобного им авторитета.

При участии Елизаветы Цыбулиной (Трансперенси Интернешнл — Р)

Редактриса: Лариса Жукова

В материале используются ссылки на публикации соцсетей Instagram и Facebook, а также упоминаются их названия. Эти веб-ресурсы принадлежат компании Meta Platforms Inc. — она признана в России экстремистской организацией и запрещена.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Популярное на сайте

Все репортажи

Читайте также

Загрузить ещё

Помогаем

Кислородное оборудование для недоношенных детей
  • Острые и излечимые заболевания

Кислородное оборудование для недоношенных детей

  • Собрано

    1 906 233 r
  • Нужно

    1 956 000 r
Службы помощи людям с БАС
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Службы помощи людям с БАС

  • Собрано

    7 170 952 r
  • Нужно

    7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых
  • Паллиатив

Хоспис для молодых взрослых

  • Собрано

    14 864 423 r
  • Нужно

    17 508 205 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    640 171 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    849 062 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге
  • ВИЧ

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

  • Собрано

    172 748 r
  • Нужно

    460 998 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    640 171 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    849 062 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге
  • ВИЧ

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

  • Собрано

    172 748 r
  • Нужно

    460 998 r
Кислородное оборудование для недоношенных детей
  • Острые и излечимые заболевания

Кислородное оборудование для недоношенных детей

  • Собрано

    1 906 233 r
  • Нужно

    1 956 000 r
Хоспис для молодых взрослых
  • Паллиатив

Хоспис для молодых взрослых

  • Собрано

    14 864 423 r
  • Нужно

    17 508 205 r
Службы помощи людям с БАС
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Службы помощи людям с БАС

  • Собрано

    7 170 952 r
  • Нужно

    7 970 975 r

Материалы партнёров

Всего собрано
2 274 908 723
Все отчеты
Текст
0 из 0

Иллюстрация: Соня Янковская для ТД
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: