Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Одна зависимость другой не лучше»

Фото: психолог Татьяна Осина. Мария Гельман/VII Agency для ТД

Грамотный психолог вместе с наставниками из реабилитационного центра ведут ребенка с зависимостью и его родителей навстречу друг другу — над пропастью непонимания

«Ты мне мать или кто?»

В августе Пете (имена героев изменены по их просьбе. — Прим. ТД) исполнилось 17 лет. Прежде чем попасть в Центр святителя Василия Великого, он полтора года употреблял метамфетамин. До последнего времени его мама Ирина не могла в это поверить, к тому же сын всячески убеждал ее в обратном.

«Мама, ты что, с ума сошла, какие наркотики?! Как ты можешь так про меня думать?» — устраивал Петя истерики.

Ирина соглашалась: действительно, как любимый ребенок может делать плохое?

Подозрения появились после многочисленных «ненормальных» истерик: Петя лил слезы, ломал дома мебель и резал стены ножом. «Сначала думаешь: ну переходный возраст, — вспоминает Ирина. — Мало ли, несчастная любовь». Затем Петя стал исчезать из дома на несколько суток. Один раз — отправившись на пять минут выгуливать собаку. Ирина нашла сына через три дня дома у его 26-летнего приятеля, обойдя все квартиры в парадной.

«Я жила, как в аду, почти не спала, все ждала, пока он придет “через пять минут”. Деньги на наркотики Петя искусно воровал — переводил с телефона матери, удаляя оповестительные эсэмэски от банка. Наворовал 100 тысяч рублей — Ирине пришлось втайне от мужа взять кредит, чтобы закрыть убыток.

Психолог Татьяна ОсинаФото: Мария Гельман/VII Agency для ТД

После каждого предложения пройти тест все снова летело в тартарары. «Ты мне мать или кто, как ты можешь?!» — кричал Петя, когда узнал, что мама ночью отрезала у него прядь волос для анализов. Сын стал агрессивен, бросил учебу, дважды так запирался в своей комнате, что Ирине приходилось ломать дверь. Она пыталась повлиять на него криком, плачем — все было бесполезно.

Петя к тому времени состоял на учете в полиции — по поводу участия в несанкционированном митинге — и иногда посещал отделение. После одного из таких визитов Ирине сказали в полиции: «Петя слишком похудел, видно, что он принимает метамфетамин». А он в самом деле почти не ел — только сладкое, спал днем, ночами пропадал.

Ирина более 20 лет проработала на табачной фабрике, и сын постоянно ей твердил: «Мама, как тебе не стыдно, производишь то, что травит людей». Петя всегда был против алкоголя, сигарет. Но это не помешало ему сразу перейти к наркотикам.

В полиции Ирине посоветовали отправить Петю в психиатрическую лечебницу, но не потому, что предполагали у подростка психиатрический диагноз, а потому, что никаких лучших идей не было. «Кое-как его уломали, такси взяли, приехали. Врач на нас посмотрел и сказал: “Вы что, хотите своего ребенка положить с натурально безумными мужиками?”»

Ирина начала обзванивать частные клиники, но самый щадящий и дешевый вариант, который она нашла, — 40 тысяч рублей в месяц, минимальный курс — полгода.

Мать сломала голову в поисках организации, которая помогла бы Пете реабилитироваться, встать на ноги, восстановить нормальный образ жизни и социальные связи. Такой организацией оказался Центр святителя Василия Великого на Васильевском острове. Там сразу сказали: конечно, приходите. Но только не приводите силком.

Психолог Татьяна ОсинаФото: Мария Гельман/VII Agency для ТД

Петя доехал до центра только с третьего раза — первые два убегал к своим дружкам-соупотребителям. В декабре 2019 года, когда он все-таки попал в центр, другого выхода уже не было — маячило уголовное дело по 228-й статье.

Через год проживания в центре у Петра появились интересы, например гончарное дело (хотя до этого его ничего не интересовало), он вернулся в школу — в десятый класс (хотя раньше все школы «отбивались» от него, как могли), поправился и посвежел (до этого «было страшно смотреть»). Петя постоянно чем-то занят.

«Это просто чудо. Не понимаю, почему только один центр у нас такой», — говорит Ирина. В основе «чуда» — ежедневная психологическая работа с подопечными. И их родителями.

Выбраться из клетки

Ирина Николаевна постоянно посещает психолога в Центре святителя Василия Великого — когда сын вернется домой, им нужно будет учиться общаться по-новому. «[Последний раз] мы говорили о том, что нельзя относиться к сыну, как будто он до сих пор маленький. Захотел, позвонил: мама, мне нужно то-то. И мама побежала быстренько исполнять желание», — рассказывает Ирина.

Придется стать строже, перестать идти на поводу, научиться отказывать, изменить даже буквально обращение к сыну: не Петечка, а Петр. Ирина никогда не думала раньше, что это важно и может привести к каким-то серьезным последствиям. Но выработка самостоятельности — ключевая вещь в терапии зависимости, а ее недостаток — один из факторов, зависимости, напротив, способствующий.

Психолог с 25-летним стажем Татьяна Осина из психологического Центра «Движение», работающая с зависимостями и созависимостями, отмечает, что это всегда семейная проблема. Подростковое наркопотребление, говорит она, особенно опасно тем, что психика у такого потребителя еще незрелая — «нет сопротивления, но есть страшное любопытство», а повышенный нейронно-гормональный обмен способствует тому, что привыкание может наступить с первого дня употребления.

Психолог Татьяна ОсинаФото: Мария Гельман/VII Agency для ТД

Но важно не то, что к веществу подростка приводит любопытство, а то, что он зачем-то начинает искать вещество. Его что-то не устраивает в жизни, а родители этого не замечают, потому что находятся в своем жизненном процессе и контакта с подростком у них нет — так они пропускают момент начала употребления, говорит Осина.

Если исследовать конкретные случаи подростковой зависимости, отмечает психолог, обязательно обнаружишь нехватку внимания и любви, особо в семьях со сложной экономической ситуацией, когда родителям приходится все время уделять добыванию средств на жизнь. «Все зависит и от культуры в семье — насколько она в единстве со школой, насколько родители в контакте с детьми, а дети — с родителями», — уверена Осина.

Первый и основной признак подростковой зависимости — потеря живого контакта с ребенком. Многие родители сваливают это на юношеский максимализм и переходный возраст, хотя именно в этот момент ребенок больше всего нуждается в любви и поддержке, подчеркивает Осина. Другие признаки — резкая смена круга общения, снижение успеваемости, проблемы с режимом сна (утром не встать, вечером не лечь), потеря аппетита, изменение цвета лица.

Родителям в такой ситуации крайне важно самим остановить употребление «горячительных» веществ. «“Это он на наркотиках, а мы просто пивко пьем” — такой подход недопустим и ведет только к конфликтам», — уверена психолог. Недопустимы и попытки «пересадить» ребенка с наркотиков на алкоголь, что иногда практикуют попавшие в такую ситуацию родители.

Другой популярный метод — гиперконтроль — тоже не работает, убеждена Осина: это проявление недоверия и страха — эмоций, мало ассоциирующихся со здоровыми отношениями. По сути, говорит она, это то же самое замещение зависимости ребенка: вместо наркотиков он должен стать зависимым от родителей. Такая ситуация приводит к еще большей потере контакта.

Психолог Татьяна ОсинаФото: Мария Гельман/VII Agency для ТД

Семья, в которой есть зависимый человек, называется дисфункциональной, рассказывает психолог. И становится она такой не в одночасье — проблему копит столетиями, испытывая боль, трудности (война, голод, потери). Это и приводит к тому, что младший член семейной системы начинает серьезно болеть. Формально и напрямую в этом никто не виноват. Выздороветь и вылечить того, кто сильнее всех пострадал, система может лишь долгой и кропотливой проработкой травм.

«Безусловная любовь, уважение к личности, истинный интерес к ней, работа без ожиданий, со смирением и с обратной связью», — перечисляет Татьяна условия «развивающего диалога», который родители должны вести со своим зависимым подростком, чтобы выработать в нем ценности и ответственность за свою жизнь.

И действительно, если воспринимать подростка как маленького ребенка, брать ответственность за него исключительно на себя, из «клетки зависимости» выбраться ему будет гораздо сложнее. «Альтернатива любой зависимости — это свобода», — говорит Осина.

Работать со средой

Еще один внешний стимул употребления наркотиков, с которым бороться довольно сложно, — ощущение себя частью подросткового социума, ассоциирование с кем-то. «Это само страшное — среда затягивает», — говорит Татьяна Осина.

Петя постоянно спрашивал у мамы про своих старых друзей — что с ними происходит в его отсутствие. «Я тоже думаю: еще мало времени для него прошло», — говорит Ирина. До попадания в центр, пролежав месяц в диспансере, Петя сказал ей: «Мама, я очень соскучился. Так хочу просто пройтись по улице, посмотреть на [Финский] залив». Он пообещал никогда больше не употреблять. Но почти сразу после возвращения, дождавшись ухода мамы на работу и оставив открытой квартиру, сбежал из дома на три дня.

Психолог Татьяна ОсинаФото: Мария Гельман/VII Agency для ТД

Центр святителя Василия Великого создает для подростка новую, но близкую ему — и по возрасту, и по опыту преодоления зависимости — среду, формирование и развитие которой контролирует. Воспитанники, подобные Пете, живут вместе, занимаются хозяйством, проходят групповую терапию, посещают культурные мероприятия, выбирают будущую профессию. И все это — с неизменным уважением к личности со стороны сотрудников центра — педагогов, психологов, наставников.

К сожалению, Ирина права: сейчас такой центр в Петербурге, а возможно, и в России только один. И выживает он без поддержки со стороны государства. На его ежедневную работу, на зарплату сотрудникам нужны деньги. Пожалуйста, пожертвуйте их! Кто еще поможет нашим детям?

Сделать пожертвование

Помочь

Оформить пожертвование без комиссии в пользу проекта «Реабилитация подростков, употребляющих психоактивные вещества (ПАВ)»

Тип пожертвования

Ежемесячное пожертвование раз в месяц списывается с банковской карты или PayPal. В любой момент вы сможете отключить его.

Сумма пожертвования
Помочь нашему фонду
Не помогать +5% к пожертвованию +10% к пожертвованию +15% к пожертвованию +20% к пожертвованию +25% к пожертвованию

Вы поможете нашему фонду, если добавите процент от пожертвования на развитие «Нужна помощь». Мы не берем комиссий с платежей, существуя только на ваши пожертвования.

Способ оплаты

Войдите, чтобы использовать сохранённые банковские или подарочные карты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом банке.

Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты

Распечатать квитанцию
Помочь лайком
Отправить ссылку
Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Раздельный сбор во дворах Петербурга Собрано 286 938 r Нужно 341 200 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 4 868 756 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 155 204 r Нужно 700 000 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью Собрано 134 370 r Нужно 994 206 r
Операции для тяжелобольных бездомных животных Собрано 263 509 r Нужно 2 688 000 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida Собрано 111 621 r Нужно 1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге Собрано 18 540 r Нужно 460 998 r
Всего собрано
1 462 365 448 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Психолог Татьяна Осина в психологическом центре «Движение»

Фото: психолог Татьяна Осина. Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Психолог Татьяна Осина

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Психолог Татьяна Осина

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Психолог Татьяна Осина

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Психолог Татьяна Осина

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Психолог Татьяна Осина

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Пожалуйста, поддержите проект «Реабилитация подростков, употребляющих психоактивные вещества (ПАВ)» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: