Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Что будет в новом российском законе о донорстве органов?

Министр здравоохранения Вероника Скворцова рассказала, что законопроект о донорстве органов, который готовили пять лет, проходит последние согласования и будет внесен в Госдуму осенью. Все обсуждения этого документа сопровождались многочисленными спорами, однако он, как утверждает глава Минздрава, уже сейчас «в мире признан эталоном».

Как сегодня в России регулируют трансплантацию органов и тканей и как эксперты оценивают уже названные Минздравом положения нового закона — читайте в материале ТД.


Что есть сейчас

Сегодня в России пересадка органов регламентируется двумя документами: законом «О трансплантации органов и (или) тканей человека» и федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан».

Закон «О трансплантации органов и тканей человека» действует в России с 1992 года. Согласно нему пересадка органов и тканей будет запрещена, если гражданин, его близкие родственники или законный представитель заявили о его несогласии на донорство. В остальных случаях работает презумпция согласия — человек автоматически становится донором посмертно, если при жизни он не выразил своего несогласия. По закону допустимо также пожизненное донорство, оно возможно между биологическими родственниками старше 18 лет.

Пересадка органов и тканей оплачивается средствами из бюджета, так как процедура входит в программу государственных гарантий оказания медицинской помощи. Закон запрещает любые формы торговли органами, в том числе за компенсации и вознаграждения.

В 2001 году была утверждена инструкция Министерства здравоохранения по констатации смерти мозга человека.  Однако документ не включал регламентацию констатации смерти мозга у детей, что делало невозможными в России, например, трансплантации сердца детям.

«В 2016 году была утверждена инструкция по констатации смерти мозга у детей. Это сняло последние нормативные барьеры для детского посмертного донорства, — рассказывает Елена Брызгалина, завкафедрой философии образования философского факультета МГУ им. Ломоносова, специалист по философским проблемам биологии и медицины. — Однако прецедентов в нашей стране пока не было. Вероятно, это следствие кризиса доверия по отношению к трансплантологии со стороны общества».

Что будет в новом законопроекте?

Главное новшество закона о донорстве, как его анонсируют в Минздраве, — создание регистра волеизъявлений граждан на согласие или несогласие с посмертным донорством. По словам представителей ведомства, фактически будет создана отдельная система донорства со службой, имеющей информационную базу с листом ожидания органов или их частей.

Кроме того, судя по заявлениям Минздрава, в новой редакции законопроекта подразумевается пункт о том, что каждый гражданин может дать свое согласие или несогласие на донорство органов при оформлении паспорта и других официальных документов.

«Важно, что министр Скворцова обращает внимание на развитие регистров, — отмечает Брызгалина. — В мировой практике полноценные трансплантационные регистры учитывают распределение донорских органов, сведения о выполненных в конкретных медицинских центрах для конкретных пациентов трансплантациях, их эффективности, включая практику их реабилитации и медикаментозного сопровождения. Такие регистры нужны и нашей стране, важно, чтобы закон их установил».

Заведующий лабораторией экспериментальной хирургии и заместитель главного трансплантолога Санкт-Петербурга Дмитрий Суслов отмечает, что нынешний закон о трансплантации органов не раз становился причиной разногласий между врачами и родственниками умерших. По словам Суслова, проблему взаимоотношений между врачом и пациентом в масштабах страны могут решить региональные специализированные центры.

«Есть презумпция согласия, и незнание законов не освобождает от ответственности, — считает он. — Информирование и опрос граждан, как они относятся к донорству органов, можно, например, организовать в МФЦ при оформлении разных документов. Чтобы по-настоящему развивать трансплантологию, нужно в каждом регионе создавать специализированные центры. Если в каждом субъекте будут трансплантологи, то они смогут, в том числе, заняться региональными реестрами лиц, не согласных на посмертное донорство. И при этом мы сохраним презумпцию согласия».

Такого же мнения по поводу создания реестра лиц, не согласных на донорство, придерживается и председатель Межрегиональной общественной организации нефрологических пациентов «НЕФРО-ЛИГА» Людмила Кондрашова.

«Чтобы пойти и сделать доброе дело, человеку психологически гораздо тяжелее встать с дивана. Но, наслушавшись страшилок про черных трансплантологов, он гораздо быстрее напишет бумагу, что не согласен быть посмертным донором органов, — считает она. — К сожалению, вокруг трансплантологии существует много мифов, развеять которые может только информирование населения».

По словам Кондрашовой, в основе новой редакции закона о трансплантологии и донорстве, будет стоять презумпция испрошенного согласия.

Что такое испрошенное согласие?

До своей кончины умерший явно заявлял о своем согласии на изъятие органа, либо член семьи четко выражает согласие на изъятие в том случае, когда умерший не оставил заявления. В противном случае трансплантация невозможна.

Этические коллизии неизбежны

Вокруг темы трансплантации органов и тканей всегда останется масса этических вопросов, вне зависимости от того, будет ли принят новый законопроект или нет, уверена специалист по биоэтике Елена Брызгалина.

«Ни один законопроект не в состоянии урегулировать этические вопросы в сфере биомедицины в целом и в сфере трансплантологии в частности, — говорит эксперт. — Трансплантология всегда будет воспроизводить этические коллизии, которые человек, попавший в ситуацию биоэтического выбора, должен будет решать сам».

Недавнее предложение Общероссийского народного фронта делать отметку о посмертном желании человека стать донором в водительском удостоверении граждан также вызвало этические споры.

«Система учета позиции гражданина относительно согласия или несогласия на посмертное донорство органов должна отвечать нескольким требованиям, — говорит она. — Гражданин должен быть обеспечен правом сформулировать позицию, полагаясь на информированность в вопросе донорства, правилах распределения органов, эффективности трансплантаций. Информированность человека — ключевое правило биоэтики, только так можно гарантировать уважение решения человека».

По мнению Брызгалиной, такая система учета должна быть серьезно защищена от доступа третьих лиц, а сам механизм доступа к данным в ней нужно четко прописать в законе. Механизм выражения мнения должен быть простым, с возможностью менять свою позицию неограниченное количество раз.

«Представляется, что бумажные варианты фиксации позиции гражданина таким требованиям не отвечают», — отмечает специалист по биоэтике.

Людмила Кондрашова отмечает, что в новой редакции законопроекта необходимо обратить внимание на другие проблемы, с которыми часто сталкиваются доноры.

«Чтобы стать донором, человек должен пройти как минимум пять этапов: от написания заявления до обследования организма и заверения некоторых документов нотариально. Редко кто сможет дойти хотя бы до середины. Поэтому процесс волеизъявления на добровольное донорство должен быть максимально упрощен», — говорит эксперт.

Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: