Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Овес на завтрак и усыпление на пенсии: как живут служебные животные

В начале сентября издание «Саратов 24» сообщило о голодающих полицейских лошадях. Об этом журналистам рассказала посетительница ипподрома, где содержатся животные. Представители МВД сперва утверждали, что 22 лошади своевременно получают пищу, а затем начали раздавать их местным фермерам. 19 сентября один из коней по кличке Торнадо скончался. «Такие дела» разбирались, как сейчас живут служебные животные и является ли саратовская история аномалией или обыденностью.


Подкрепление, рефлексы, притравка

В органах внутренних дел служат собаки, лошади, в горных регионах — ослы, в южных и северных — верблюды и олени, соответственно. Все, кроме собак, выполняют в основном транспортные функции. Правила применения и содержания собак установлены приказами МВД России, прописаны в разделе III Устава патрульно-постовой службы полиции (подраздел «Особенности несения патрульно-постовой службы со служебными собаками» – п. 166–185).

Точное количество собак посчитать сложно, так как они распределяются между разными ведомствами — полицией, таможней, МЧС, ФСИН и ФСО (где также есть кинологический отдел, — прим. ТД). Так, в 2015 году на таможнях работало около 800 собак, в московском метро в начале «десятых» — всего 51 животное.

Конная полиция есть в десятках российских городов, самая крупная находится в Москве. Главная задача — патрулирование парков, предупреждение правонарушений, а также поддержание порядка на массовых мероприятиях. В конной полиции Москвы служат 255 лошадей. Численность конского состава в пограничной службе ФСБ России составляет более 1,5 тысяч лошадей. В Президентском полку, входящем в состав ФСО, числятся более сотни лошадей русской верховой и тракенинской пород.

Служебные ослы есть у Минобороны — в начале 2010-ых ведомство закупило 150 животных для доставки материалов и продовольствия для нужд военных.

Собаки — наиболее многозадачные из всех служебных животных. Они патрулируют маршруты и охраняют посты в вечернее и ночное время суток, используются для обследования лесопарковых зон и городских окраин городов, при осмотре жилых и нежилых помещений. Они помогают при досмотре и доставлении задержанных, задержании опасных преступников, обеспечении личной безопасности граждан и общественной безопасности, охране лиц, заключенных под стражу.

Людмила Чебыкина, кинолог на пенсии, автор книги «Пойми друга. Справочник по поведению собак» объясняет, что кинология в государственных службах опирается на три типа: отрицательное, положительное подкрепления и условные рефлексы. Отрицательное подкрепление зависит от возможностей собаки — об одну породу можно «сломать табуретку», а на другую нельзя даже повысить голос, рассказывает Чебыкина. Положительное подкрепление более универсально — игрушка, лакомство, ласка; как и подкрепление на уровне условных рефлексов, для которого используются команды.

К середине XX века основными породами на службе советского государства были эрдельтерьеры, доберманы и немецкие овчарки. С тех пор, говорит Чебыкина, государство разучилось разводить большую их часть. Основные рабочие породы сейчас — бельгийские и немецкие овчарки, мощные и быстрые собаки, хорошо подходящие для задержания и конвоирования преступников. В поисковых и спасательных службах используются в основном лабрадоры — из-за их хорошего чутья и мягкости по отношению к людям. Для поисков наркотиков часто используют маленьких собак, например, спаниелей — их проще перевозить и легче запускать в складские помещения.

Притравка на запах, как и всякое обучение, начинается всегда с выбора «апорта» для собаки — любимой игрушки или другого предмета для исполнения соответствующей команды. Когда она привыкает к запаху своего «апорта», его убирают и дают нюхать чужой. Естественно, этим другим «апортом» может быть что угодно — взрывчатые, наркотические и другие запрещенные вещества. За нахождение нового запаха собака получает лакомство, ласку или, в случае самых активных пород, игру.

Деградация, пенсия, смерть

По словам Чебыкиной, уровень кинологической подготовки сильно упал. Государственные службы сейчас вынуждены нанимать в качестве кинологов любителей, зачастую вместе с натренированной собакой, говорит дрессировщица. Действительно, на сайтах вакансий можно увидеть множество объявлений о поиске кинологов в структурах ФСИН и МВД. При этом, по словам Чебыкиной, государство не оплачивает ветеринарные услуги «приглашенной» собаке и не страхует ее, поскольку «в нашей стране вообще никто никогда собак не страхует».

«Профессионалов практически не осталось, недокомплект страшный, но цифры нам не говорят, соответственно, оставшиеся вынуждены пахать за всех. Собаки вымотаны как и люди — под конец смены их буквально приходится тащить на поводке, потому что идти они уже не могут», — рассказывала «Радио Свобода» анонимная сотрудница Центра кинологической службы при ГУ МВД по Петербургу.

Дарья Тараскина из московского приюта «Бим», неоднократно принимавшая у себя собак-«ветеранов» госслужбы, объяснила, что по истечению срока службы (в среднем около восьми лет) животных либо «увольняют» в приют, либо передают желающим в частные руки. Как правило, это люди, которые работали с этими собаками. Либо же, что происходит гораздо чаще, животных усыпляют, если желающих забрать их не нашлось.

ОБЫЧНО ВСЕ ПО-ДРУГОМУ – ИХ УСЫПЛЯЮТ

«Уже три года подряд усыпляют вообще всех лишних животных. Их уже некуда привозить, все резервации уже заняты. Сейчас все очень жестоко», — говорит Тараскина. Связано это в том числе с опасностью огромной доли служебных собак для людей, ведь они «способны по команде убить человека», — объясняет эксперт.

По словам Чебыкиной, деградация государственного собаководства видна даже на примере Москвы и области: из крупных центров сохраняется военный питомник «Красная звезда» под Дмитровом, а также питомник МВД в Бутове. «Большинство этих животных содержатся в очень жестоких условиях», — утверждает кинолог.

Зоопсихолог Ольга Кажарская критикует российскую кинологическую систему за обширное применение насилия и отсталость от западных моделей.

«Любой тип травмирования животных — дерганье за удавку или поводок, наказывание ударами, содержание в клетках, использование «строгих» ошейников, держание взаперти, кормление неправильной пищей, прижимание к земле для «доминирования» — все это нарушает физическое состояние и рабочие качества животного», — описывает она применяемые сейчас в российской кинологии приемы.

Ярким примером нынешнего российского кинологического подхода она называет историю хаски Ская, жестоко избитого на камеру в рамках «перевоспитания» из агрессии.

«Новая кинология», уже распространенная в западных странах, по словам Кажарской, зародилась именно в служебном собаководстве, потому что работникам этой сферы нужны надежные собаки, которые полноценно выполняют свои функции и долго живут. Этот подход заключается в максимальной социализации собак, выведении и развитии их «естественных задатков» без переламывания их через насилие.

Борьба за права животных

Президент фонда в защиту животных «ВИТА» Ирина Новожилова рассказывает, что жалобы на жестокое обращение со служебными животными — обыденность работы ее организации с момента основания в 1994 году.

«Жестокое использование, проблемы, связанные с “выходом на пенсию”, закрытие питомников», — перечисляет зоозащитница. В 2014 году 18 выдрессированных животных оказались ненужными после расформирования кинологического отдела в порту Новороссийска, часть из них не нашла хозяев и была усыплена. В 2017 году заводчица, отдавшая русского черного терьера Залину в легендарный питомник «Красная звезда», забрала собаку назад в другом питомнике в Белгородской области, в предсмертном состоянии. Однако, как отмечает Новожилова, такие случаи редко когда получают серьезную огласку из-за специфики держащих этих животных учреждений.

Усложняется работа организации в таких случаях тем, что животные государственные. Как правило, вмешательство «ВИТЫ» начинается с подписания хозяином бумаги о нереализации права на распоряжение животным. Когда хозяин — государство, процесс естественным образом усложняется. «Обычно подвижки происходят, когда случай становится достоянием прессы», — замечает Новожилова.

 

НЕТ ЗАКОНА, КОТОРЫЙ ОПРЕДЕЛЯЛ БЫ ОБЯЗАННОСТИ ВЛАДЕЛЬЦЕВ ЖИВОТНЫХ

Руководитель общества защиты лошадей «Эквихелп» Марина Золотавина отмечает, что в целом положение служебных лошадей лучше, чем у собак, если судить по Москве и области, где работает организация. «Лошади живут в прекрасных условиях, здесь вообще нет никаких вопросов», — отмечает зоозащитница. К тому же, они гораздо более востребованы после выхода на пенсию — они не привязываются к конкретному хозяину и могут быстро привыкнуть к любому человеку. Золотавина отмечает, что лошади живут дольше, если чувствуют себя нужными.

Но часть полицейских лошадей также обучена некоторым приемам, которые делают животное небезопасным для людей. Например, идти на скопления людей при разгоне несанкционированных мероприятий. В идеале после выхода на пенсию она должна оставаться на попечении профессионалов, считает Золотавина.

«Хорошо, если человек, служивший с животным, может себе его забрать, но обычно все по-другому — их усыпляют», — говорит эксперт. К лошадям, использующимся просто как средство передвижения конной полицией в парках, это не относится, — они не обучены нанесению вреда людям, в отличие от «боевых» коней.

Беззаконие и питание

Все проблемы служебных животных сводятся к тому же, что и проблемы любых других животных в России, — нет базового закона, который определял бы права и обязанности владельцев животных, говорит Новожилова. Сейчас любое живое существо, кроме человека, по российскому закону ничем не отличается от неодушевленного имущества.

«Если у хозяина нет желания кормить животное — к сожалению, он в своем праве», — добавляет Золотавина. Так происходит часто, потому что кормление лошади обходится дорого, говорит эксперт. Одному животному требуется минимум семь килограммов сена в сутки, 4,6 тонн сена в месяц на табун из 22 лошадей. Шесть килограммов овса в сутки одной лошади, а в месяц — 3,9 тонн на тех же 22 животных.

Такие данные о рационе коней привело Управление внутренних дел по Самарской области как раз после новостей о недоедании животных. Когда скандал уже вышел за пределы местных СМИ, ведомством было решено закупить чуть более 40 тонн различного корма для служебных лошадей. 20 тонн сена полиция планировала закупить по максимальной цене в 200 тысяч рублей, а также 20,8 тонны овса не более чем за 271 тысячу рублей, источник финансирования— федеральный бюджет.

Нормы кормления устанавливаются соответствующими приказами каждого отдельного ведомства, применяющего в своей работе животных. Служащей в МВД собаке полагается в сутки 600 граммов гречневой крупы, 400 граммов мяса или килограмм мясного субпродукта, 13 граммов животных жиров, 300 граммов картофеля и овощей и 15 граммов соли. Верховой или вьючной лошади полагается в день шесть килограммов овса, семь килограммов сена и 25 граммов соли. Служебным ослам полагается 1,2 килограмма овса, 2,8 килограмма сена, 4 грамма соли в сутки; верблюдам — 2 килограмма овса, 12,3 килограмма сена, 50 граммов соли, оленям — 500 граммов овса, килограмм сена.

Ограничивает нанесение вреда животным только статья 245 УК РФ («Жестокое обращение с животными»), но дела по ней обычно заводятся только после открытого живодерства на глазах свидетелей, отмечает зоозащитница. В 2011 году уголовное дело о жестоком обращении было заведено по факту отстрела 26 служебных собак, охранявших склад.

Депутаты Госдумы пытаются принять новый закон о защите животных уже больше 10 лет, он был принят в первом чтении еще в 2011 году, но позже по разным причинам застопорился. Этот нереализованный законопроект регулирует деятельность в сфере животноводства, пушного звероводства, опытов над животными, индустрии развлечений (цирки, зоопарки, бои), рыбалки, охоты, фотобизнеса, а также работу служебных собак и лошадей. Запрещается жестокая дрессировка животных, к ней допускаются только лицензированные специалисты, устанавливаются комиссионные проверки по окончании подготовки, а также вводится требование по обеспечению жизни служебного животного на пенсии.

В существующем же «Законе о животном мире» о зверях говорится, как о «возобновляющемся природном ресурсе».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: