Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Уральское село самостоятельно вышло на раздельный сбор отходов. «Мусорная» реформа сломала их систему

В небольшом уральском селе Нижняя Санарка активист Руслан Елюбаев с нуля создал эффективную систему обращения с отходами. Меньше чем за два года жители практически отказались от «традиционного» вывоза мусора на сельскую свалку и отдавали на переработку 50% всех отходов. Но пришедшая в село 1 января 2019 года «мусорная» реформа разрушила этот механизм — и пока не собирается чинить. «Такие дела» выяснили подробности истории.

Контейнеры для раздельного сбора в Нижней СанаркеФото: стоп-кадр из видео пользователя YouTube Дмитрия Закалюкина

Раздельный сбор с нуля

Систему раздельного сбора мусора Руслан Елюбаев запустил в Нижней Санарке в мае 2018 года. До этого в селе на тысячу человек никакой системы сбора отходов не было вообще: домохозяйства сжигали мусор или сами вывозили его на местную свалку. Сам Руслан оказывал в селе различные услуги, в том числе и вывозил отходы: в силу возраста у многих жителей не было сил перевозить их до свалки самостоятельно.

«По ходу этого процесса я понял, что, если мы будем просто возить [на свалку] отходы и ничего с этим не делать, мы получим печальный результат», — рассказывает активист. К тому же, добавляет Елюбаев, он был в курсе готовящейся «мусорной» реформы и хотел предвосхитить ее, чтобы к моменту внедрения показать уже готовое решение.

Он пришел к главе поселения Вячеславу Печенкину и предложил ему ввести раздельный сбор. Было закуплено несколько сотен 200-литровых бочек: частично на деньги активистов, частично на деньги администрации. Общий бюджет, по подсчетам активиста, за все время проекта составил около 350 тысяч рублей.

Бочки расставили по всему селу, получилось около 50 площадок. Изначально туда кидали все подряд, люди привыкали пользоваться контейнерами. Руслан и его помощник Дмитрий проводили разъяснительные работы по раздельному сбору мусора: одно за одним посещали домохозяйства и показывали, как сортировать отходы, договаривались с местной школой и детсадом о специальных просветительских программах для детей.

Первым делом жителей обучили отделять органические пищевые отходы от вторичного сырья. Вскоре на каждой площадке добавился контейнер под стекло, пластик, жестяные и алюминиевые банки. Помимо этого, в селе заработал пункт приема чистого пластика и стекла, за которое активисты доплачивали жителям из своих денег: такое сырье стоит дороже.

«Вот люди отделили органику, пластик, остальную вторичку. Машина приезжает, я с помощником забираю это все, мы вывозим на “Газелях” это на место временного складирования и вручную досортировываем», — описывает процесс Руслан.

Отсортированное вторсырье активисты везли городским перекупщикам в Троицк, районный центр в 27 километрах от села. Те, в свою очередь, продавали его мусороперерабатывающим заводам. Пищевые и органические отходы шли в компостную кучу, куда жители также сами привозили и навоз. Из этого «навозохранилища» вырабатывались удобрения для всех желающих.

По словам Елюбаева, в раздельном сборе участвовали 80—90% жителей села. Каждое домохозяйство платило по 50 рублей в месяц Руслану за его услуги, в месяц у него выходил доход около 20 тысяч рублей. Оставались и те, кто по старинке сжигал отходы и вывозил их на свалку. Итого, по оценке активиста, на переработку шло около 50% общего потока отходов. Сельская свалка сократилась с четырех гектаров до одного, сейчас она состоит в основном из компостной кучи.

Собирать отходы активисты начали и в других населенных пунктах Нижнесанарского сельского поселения — помимо села, они поставили баки в близлежащих поселках Берлин, Херсонский и Осиповка.

Хаос реформы

«До января мы нормально работали, а потом “изменения вступили в силу”, — говорит Елюбаев, имея в виду запущенную по всей стране «мусорную» реформу. Работу по сортировке мусора активистам пришлось прекратить. — Теперь мы фактически не имеем на это права, обращение с нашими отходами в полномочиях регионального оператора. А мы просто волонтеры. У нас нет ни лицензии на транспортировку, ни мусоровоза. В этом и загвоздка — как бы нам влиться в эту структуру». Стать полноценным подрядчиком по вывозу отходов с мусоровозом и другими необходимыми для этого элементами для активистов слишком затратно и нецелесообразно.

Сейчас мусор в Нижней Санарке собирают только в 11 контейнеров, которые установил региональный оператор — компания «Центр коммунального сервиса», обслуживающая три крупных кластера: челябинский, магнитогорский и карабашский. Тариф при этом составляет 52 рубля с каждого жителя — выходит в среднем по 200 рублей с дома.

Кроме того, что пришедшая система разрушила раздельный сбор, предоставленные контейнеры не закрывают потребности всех жителей, говорит ТД Вячеслав Печенкин. Нижнесанарское сельское поселение состоит из восьми населенных пунктов, всего в нем живут 2,6 тысячи человек. Оператор покрывает только административный центр, то есть саму Нижнюю Санарку. Куда вывозить мусор жителям поселков — неизвестно, а за несанкционированные свалки, добавляет глава поселения, оператор планирует штрафовать.

По словам Елюбаева, активисты неоднократно выходили на оператора с разными предложениями, например вывозить мусор самим или выделять хотя бы органические и пищевые отходы из общего потока. В начале марта глава села, Елюбаев и представители компании впервые в 2019 году сядут за стол переговоров. «Надеемся, что сможем как-то совместно сосуществовать, а не так категорично, как сейчас», — говорит Печенкин.

Отказаться от услуг регионального оператора у села возможности нет — таковы условия «мусорной» реформы.

Позиция оператора

«Ну встретятся они, и что мы можем сделать? Ну мы похвалим их. Вы же понимаете, что мы в отдельном селе не можем сделать перерасчет. Единый тариф установлен на весь челябинский кластер. Мы что, должны пойти в тарифный орган и попросить у них какое-то изменение платы?» — говорит пресс-секретарь Центра коммунального сервиса Нина Коблева.

В компании также исключают возможность вывоза из села отсортированного мусора, поскольку «для этого нужна специальная техника».

«Пока такой возможности нет. Сейчас раздельный сбор у нас на начальном этапе, к сожалению», — говорит Коблева. Пресс-секретарь отмечает, что в Челябинской области раздельный сбор находится больше в ведении местного министерства экологии, которое «начало закупать контейнеры для влажного и сухого мусора» — официальный раздельный сбор в регионе начнется именно с этой инициативы.

Если говорить конкретно о мусоре из Нижней Санарки, сейчас он вывозится на общий для челябинского кластера мусорный полигон у поселка Полетаево — это в 146 километрах от села. «Немножко отстаем мы от Москвы», — резюмирует представитель регионального оператора.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: