Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Как добровольцы «Лиза Алерт» верхом на лошадях ищут пропавших людей

В поисково-спасательном отряде «Лиза Алерт» уже год работает конное подразделение: добровольцы верхом на лошадях ищут потерявшихся людей.

Корреспондент «Таких дел» побывал на учениях отряда в московском конном дворе «Узкое» и узнал, как проходят поиски верхом и какие преимущества у лошади перед автомобилем. 

Руководитель и инструктор конного направления Екатерина Герасименко на ученияхФото: Дмитрий Исаев/Фото предоставлено отрядом "Лиза Алерт"

На коне или пешком?

Идея организовать конное направление отряда «Лиза Алерт» появилась у добровольцев Екатерины Герасименко и Татьяны Филипповой, которые занимались верховой ездой. Первые учения конного подразделения прошли в июне 2018 года в Одинцовском районе с участием шести всадников из конного клуба «ПриБой». Вскоре конное подразделение впервые отправилось на реальный поиск: в Домодедовском районе пропал пожилой мужчина. Спустя несколько дней поиска мужчину нашли.

На учениях 29 июня в «Узком» манекен, изображавший потерявшегося дедушку, оставили в траве в десяти метрах от поисковой группы. Как объясняет старший поисковой группы Александр Редькин, пешком манекен заметить было невозможно, а с высоты всадника, сидящего на лошади, — вполне. Так ищут не только самих людей, но и их вещи, от свежего бычка до предмета одежды, которые подтверждают, что потерявшийся точно проходил здесь.

На открытых пространствах пешим поисковикам мешают высокая трава и препятствия, и потому поиски верхом в таких условиях проходят намного эффективнее. Лошадь движется быстрее человека, но при этом не настолько быстро, чтобы мешать всаднику осматривать окрестности. Часто поиски начинаются с прохода всех дорожек и тропинок в лесу — это то, что конный всадник может сделать быстро и без особых проблем из-за высокой проходимости и выносливости, продолжает старший группы. К тому же лошадь может переносить на себе груз, например, рюкзак с едой и водой.

Один из самых простых способов поиска человека в природной среде — работа на отклик, когда поисковики громко зовут человека по имени. В этом случае у конного всадника преимущество и перед автомобилем, и перед пешим поисковиком: его крик не заглушает шум двигателя, а с высоты лошади лучше распространяется звук.

Человек может не заметить лежащего, но его заметит лошадь

Внимательный всадник может распознать такие реакции, добавила инструктор конного направления Татьяна Филиппова.

У конного поиска есть и ограничения: на лошади нельзя обыскать овраг или бурелом, объясняет старший группы. «Нужно понимать, что конный поиск — это одна из возможностей, — говорит Александр Редькин. — Например, если на местности есть не только лес, но и поле, и нужно убедиться, что там никого нет, а пешими группами это долго и сложно, координатор вызывает лошадей».

Как работает конное подразделение отряда «Лиза Алерт»?

Отряд обучил старших поисковых групп и координаторов в Московской области, Волгограде, Курске, Пензе, Санкт-Петербурге, Ставропольском крае и Нарьян-Маре. К конному подразделению присоединились больше 300 добровольцев из разных уголков России, рассказывает руководитель и инструктор направления Екатерина Герасименко: среди них есть владельцы конюшен и частных конных клубов, владельцы лошадей и сами всадники, в том числе и профессиональные.

За год на конные поиски подавали около 50 заявок, но выездов было только семь. Заявка поступает на горячую линию 8-800-700-54-52 или через сайт отряда. Александр Редькин подчеркивает: «“Лиза Алерт” работает только со случаями, заявленными в полицию. Когда отряд получает заявку, то должен решить, что необходимо для поисков в зависимости от среды: всадники-добровольцы, лошади, коневозы».

Для поисков организуют штаб, специалисты конного подразделения лично или дистанционно помогают с оценкой местности. «Плюс в том, что, как правило, конники знают эту местность лучше, чем изображено на карте, и подсказывают нам», — говорит Екатерина Герасименко. Координатор формирует задачу: как выглядит потерявшийся, как его зовут, где и как его искать.

Кандидат в мастера спорта по конкуру Антон Обухов пришел в конный отряд после 10 лет поисков в пеших и мото-группах «Лиза Алерт» в Екатеринбурге.Фото: Дмитрий Исаев/Фото предоставлено отрядом "Лиза Алерт"

Татьяна Филиппова рассказывает, что на месте есть три варианта постановки задачи. Первый: когда есть старший поисковой конной группы — человек, который не первый раз на поиске, прошел серьезное обучение и уверенно держится в седле. Он собирает всадников и объясняет им, как выполнять задачу. Второй: если у конников высокая мотивация и способности к быстрому обучению, представители отряда проводят для них сжатый инструктаж, как пользоваться навигатором и компасом.

«Это ровно столько знаний, сколько им необходимо для выполнения задачи», — поясняет Филиппова. Третий: задача ставится так, чтобы добровольцы справились без специальных знаний — например, по визуальным ориентирам. В этом случае задача может быть выполнена не на 100%, но это лучше, чем ничего, говорит эксперт.

«Эффективность вырастает, когда всадник обладает поисковыми навыками — когда он знает, как работает оборудование», — объясняет Екатерина Герасименко. Но поскольку добровольцы занимаются поиском параллельно со своей основной работой, уровень подготовки у всех разный.

В конной группе всегда должно быть больше двух человек — по технике безопасности всадник не может уехать куда-то один, говорит Александр Редькин. У группы может быть несколько задач: проход по тропинкам, «прочес» местности, работа на отклик.

При плотном лесном «прочесе» шеренга строится так: каждый всадник из группы видит боковым зрением ботинок соседа или копыто его лошади и при этом осматривает местность слева и справа. Это необходимо, чтобы не пройти мимо лежащего человека, объясняет старший поисковой группы.

«Самые большие проблемы, которые могут возникнуть, — это когда человек недостоверно сообщает о своих навыках верховой езды», — считает Татьяна Филиппова. Например, если всадник занимался только в манеже, велика вероятность, что он не сможет грамотно управлять лошадью в поле. Кроме того, на поисках конные группы не всегда едут верхом на своих лошадях. «Лошадь — живое существо и может испугаться чего угодно», — подчеркивает эксперт.

Как помочь конному отряду?

Чтобы присоединиться к конному подразделению, нужно заполнить анкету добровольца. В ней частный коневладелец, владелец конюшни или всадник указывает контакты, местоположение конюшни и радиус территории, на который готов выезжать. Эти данные сохраняются в виде интерактивной карты — чтобы человек, который ищет всадников на поиск в конкретном районе, увидел, кто может выехать. После звонка, если доброволец готов, он присоединяется к поиску.

Читайте также В активном поиске  

«Так бывает, что поиск уже идет, но в анкете конного добровольца нет тех, кто находится рядом, — говорит Филиппова. — Тогда [их] приходится искать через сарафанное радио: личные контакты, интернет, соседние конюшни».

Не все люди из подразделения — всадники или владельцы лошадей, отмечает Екатерина Герасименко. Отряду нужна и другая помощь: довезти пешего поисковика до места поиска, привезти в штаб еду для поисковиков, написать и выложить в сеть пост. Руководитель направления вспоминает, что однажды девушка вместо конного поиска предложила осмотреть поле на самолете, поскольку она пилот, а один доброволец поучаствовал в поиске на снегоходе.

«Отряд не принимает никаких денег на счет, — подчеркивает Екатерина Герасименко. — Всадник тратит свои ресурсы, он может привлечь свой коневоз». Список необходимого оборудования есть на сайте — люди могут подарить это отряду. Можно даже принести пачку бумаги, чтобы на ней напечатали ориентировки, — это тоже будет полезно.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: