Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Мне всегда хотелось рассказывать, в каком классном месте мы живем». Главный редактор «Юга.ру» Артем Беседин — о локальном патриотизме

«Такие дела» в серии монологов «Близко к сердцу» рассказывают о журналистах и блогерах из регионов, которые своим неравнодушием постепенно меняют местное сообщество. Героем четвертого материала стал житель Краснодара Артем Беседин — главный редактор независимого портала «Юга.ру».

Беседин перезапустил старейшее онлайн-СМИ в регионе, чтобы рассказывать, чем хорош Краснодарский край и почему там стоит жить. ТД публикуют монолог журналиста. 

Артем БесединФото: Дмитрий Пославский

Я окончил Кубанский аграрный университет по специальности «налоги и налогообложение». Работал ревизором в департаменте культуры Краснодарского края: проверял финансово-хозяйственную деятельность библиотек, музеев, театров, районных домов культуры. Так я лучше узнал наш край. 

Потом меня позвали редактором сайта на местный телеканал НТК (сейчас «Кубань 24». — Прим. ТД). Со временем канал сделали информационным, ему нужен был сайт, и делать его предложили мне. Мы построили хорошую новостную редакцию и через год возглавили региональный топ «Медиалогии». Через два-три года после довольно быстрого взлета портала «Кубань 24» меня позвали в «Юга.ру» — самый старый информационный сайт региона.

Спустя три с половиной года работы в проекте я вижу, что многое у нас получилось. Мы переделали сайт, изменили дизайн, стали писать больше лонгридов, набрали в штат журналистов, по-другому построили работу новостной редакции. Хочется верить — и мы видим это по статистике — что сейчас к нам идут не только чтобы узнать новости, посмотреть афишу Краснодара и курсы валют, но и чтобы почитать что-то интересное, что-то стоящее.

Мы знаем свой формат и свои темы. Недавно я ввязался в фейсбук-дискуссию — там обсуждали видеоролик, где шепчутся вице-губернатор с губернатором. Возник вопрос: почему журналисты это не разбирают? Я потратил полдня на то, чтобы доказать в первую очередь себе, что не хочу заниматься политической аналитикой. Пусть это делают другие. Я потрачу на это кучу ресурсов, а какую это мне и читателям даст практическую пользу или радость для души? 

Писать о домашнем насилии — важно. Писать о преследуемых активистах — важно. Писать о городской среде — важно. Писать о том, о чем шептались на трибунах и кто за этим стоит, — это не та журналистика, которой я хочу заниматься. Она заслуживает права на существование, и есть аудитория, которой это важно, но этим интересом мне не жалко пожертвовать. Не потому, что я не хочу писать про политику или боюсь. Мы пишем про преследуемых активистов, у нас выходила серия материалов про политэмигрантов, которые покинули Кубань. Я не хочу, чтобы аудитория искала на «Юга.ру» разборки во власти.

Лучше всего у меня получается строить вокруг себя пазл: собирать людей, которые умеют что-то делать и заражаются желанием делать что-то вместе. И гордость у меня в первую очередь за людей. Из сотрудника, который заполнял афишу контентом, получилось вырастить одного из лучших наших журналистов. Иолина Грибкова пишет про семейное насилие, про ЛГБТ-сообщество и трансгендерных людей. У нас выходят классные материалы Вити Дерезы — человек, который пришел к нам с опытом работы спортивного тележурналиста и сотрудника пресс-службы, научился писать цепляющие и держащие внимание читателя тексты. За три года он стал одним из самых видных журналистов за пределами Краснодарского края, с фамилией которого ассоциируется в хорошем смысле кубанская журналистика.

В какой-то момент мы отказались от «чернухи». Перестали писать про бессмысленное пьяное насилие, на котором легко словить трафик. После дела Ивана Голунова мы принципиально не берем в работу релизы от полиции о задержании людей с наркотиками — теперь всем, кажется, понятно, чего стоят такие сообщенияМы не уходим в негатив, делаем развлекательные тесты. У нас есть собкоры в Адыгее и Сочи, которые постоянно присылают что-то здоровское: в Сочи зацвела магнолия, в Адыгее проходит праздник халюжа (блюдо из пресного теста с адыгейским сыром, напоминающее чебурек. — Прим. ТД). У нас довольно много тяжелых материалов из жизни людей, но мы умеем переключиться. Само место, где мы работаем, помогает в этом — у нас в офисе есть веранда с граффити, и художник Саша Maslo расписал ее нашими темами: казаки, дольмены, НЛО над подсолнухами, капибара, халюж. 

Читайте также Осторожно, двери рассыпаются   Как в Краснодаре сохраняют старинные двери  

У нас очень активное сообщество урбанистов, этим стоит гордиться в Краснодаре. Эти люди останавливают бульдозеры, которые пытаются сносить какой-нибудь дом. Мы с ними общаемся, поддерживаем их — «Юга.ру» больше других местных изданий пишут о городской среде. У нас очень живой современный город с развитой инфраструктурой, но есть проблема — пробки. Они почти неизбежны, когда за десять лет население города вырастает чуть ли не на 50%. Происходит фавелизация (отсутствие грамотной градостроительной политики, перенаселение города и неспособность включить новых горожан в культурно-экономическую жизнь.Прим. ТД). Город разрастается домами, которые получают разрешение на строительство трехэтажными, а вырастают семиэтажными. К ним не может проехать пожарная машина и некуда гидрант присоединить. Целые микрорайоны построены без ливневой канализации. 

Я горжусь тем, что несмотря на весь мракобесный образ, который создается Краснодарскому краю, мы остаемся очень открытым и современным регионом. Да, первая ассоциация у жителей России, когда ты говоришь про Кубань, — это казаки, море и подсолнухи. Но на самом деле Кубань — это живые и незашоренные люди, это отличное место для жизни, это приятный южный регион с вполне европейским городом в центре.

Кубань гостеприимная. Когда ты приезжаешь в какую-нибудь станицу сделать сюжет про местный дом культуры, какая-нибудь местная бабушка позовет тебя и накормит балыком и окрошкой. В станицах еще много «балачки» — смеси украинского и русского языка. Много сельского хозяйства, оно на подъеме. Много рыбалки. Власть ухватилась за тему с агротуризмом и пытается его стимулировать — есть территории, известные на всю Россию: Абрау-Дюрсо с шампанским, Лефкадия с вином и сыром. Кубанцы гостеприимные, но при этом они не очень доверяют, сомневаются.

Читайте также Почем краснодарский рай   Почему жители российских регионов массово переезжают в Краснодар?  

Я хочу сделать серию подкастов о людях, которые переезжают в Краснодарский край, и об их впечатлениях. Существенным стимулом для переезда в Краснодарский край стал YouTube: люди начали таким образом обсуждать плюсы и минусы переезда. Перенаселение и неготовность города к этому — очень большая проблема. А проблема жителей — это неспособность поддерживать диалог. Подкаст нужен еще и для того, чтобы люди, которые жили здесь всю жизнь, и люди, которые стали краснодарцами и хотят ими себя чувствовать, слышали друг друга и понимали. В последние четыре года в Краснодаре распространилось отвратительное фонетически слово «понаехи». В любом посте в инстаграме про проблемы Краснодара это слово будет в первой десятке комментариев. «Они виноваты, что у нас пробки, пожары». Вслух об этом не особо говорят, а в соцсетях — да. Чем ответить на ненависть? Любовью. Я надеюсь, что у нас получится выйти в офлайн: о таких вещах нужно говорить и приглашать к дискуссии людей.

Вокруг меня такие же патриоты Краснодара. Это место притягивает, заражает. Кубань приятно любить. Это не та любовь, за которую ты можешь испытывать какую-то неловкость. Блин, тут хорошо.

Локальный патриотизм — это абстрактный термин. Мне всегда хотелось рассказать и показать не столько внешнему миру, сколько нам самим, всем вокруг себя, в каком классном месте мы живем и как мы можем вместе сделать его лучше.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: