Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Рада, что так. Хоть и невиновен внук». Репортаж с оглашения приговора обвиняемому по «московскому делу» Владимиру Емельянову

6 декабря в Москве суды оглашали приговоры по «московскому делу» — уголовным делам в отношении нескольких молодых людей, обвиняемых в применении насилия по отношению к представителям власти и в экстремизме в связи с московскими летними протестами из-за недопуска независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму. 

Были оглашены приговоры Егору Жукову (три года условно), Никите Чирцову (год реального срока), Павлу Новикову (штраф 120 тысяч рублей), Сергею Фомину (обвинения сняты), Владимиру Емельянову (два года условно). «Такие дела» сходили на оглашение приговора последнему — он единственный кормилец двух пожилых женщин, бабушки и прабабушки, 74 и 92 лет.

Оглашение

Желающие присутствовать на оглашении приговора Владимиру Емельянову выстроились в большую очередь у суда уже за час до начала заседания. К 12 часам она выросла еще — в Мещанский суд подъехали люди, посещавшие сегодня другие оглашения приговоров по «московскому делу», которые назначили на тот же день. В том числе на оглашение пришли ранее обвиняемые по делу о массовых беспорядках Алексей Миняйло и Даниил Конон, а также политики Михаил Светов, Илья Яшин и Алексей Навальный и рэпер Шило, которого приставы вывели из здания суда якобы из-за запаха перегара. Конон пришел поддержать Емельянова в перерыве своего суда по административному делу, по которому он был задержан днем ранее.

На третьем этаже суда приставы закрыли проход в коридор, потому что в нем набилось слишком много людей. Зал у лифтов также заполнился под завязку за 20 минут. Судья Татьяна Шанина опаздывала.

«У нее какое-то марсианское время! Я ей тогда крикнул: “Что у вас с хронометром?” Меня тут же вывели», — прокомментировал длинноволосый активист, вспомнив, как на заседании 26 ноября она взяла трехчасовой перерыв на обдумывание ходатайства защиты. Миняйло напомнил, что это скорее норма и в процессах по делу Егора Лесных (другой обвиняемый по «московскому делу». — Прим. ТД) таких трехчасовых пауз было уже несколько. В ожидании начала заседания люди обсуждали другие приговоры, в частности студенту Высшей школы экономики Егору Жукову, получившему условный срок из-за участия в протестных акциях и записи видео про методики мирного протеста. Миняйло заметил, что его поместили в официальный «список экстремистов», накладывающий огромное количество ограничений, — в этот же список были включены террористы Шамиль Басаев и Салман Радуев.

Многие из собравшихся стояли с розами. «Если приговор будет обвинительный с реальным сроком, надо закидывать цветы сверху, чтобы они попали через решетку», — инструктировал Миняйло. «А проклинать их надо?» — спросил активиста пожилой мужчина. «Не надо никого проклинать», — ответил Миняйло. «Нет, судью надо», — заявил мужчина.

Ближе ко входу в зал суда сидела 74-летняя бабушка Емельянова Тамара Андреевна, на оглашение приговора она приехала из подмосковных Мытищ. «Тамара Андреевна не верила, что вы придете!» — сказала Навальному сопровождавшая женщину журналистка Елизавета Нестерова. Навальный ответил, что герой дня сегодня однозначно она.

Наконец приставы пригласили всех пройти в судебный зал. Судья начала зачитывать приговор, и все встали — кроме Тамары Андреевны, ей разрешили пренебречь протоколом и сидеть.

Суд, рассказала Шанина, установил, что Емельянов «совершил насилие, не опасное для здоровья, в отношении сотрудника Росгвардии, несшего службу по обеспечению безопасности в ходе несогласованных массовых мероприятий 27 июля 2019 года в Театральном проезде, в соответствии с ФЗ № 226 “О войсках национальной гвардии Российской Федерации”».

По мнению суда, Емельянов действовал согласно «внезапно возникшему преступному умыслу нанести насилие, не опасное для здоровья»: схватил росгвардейца Максима Косова сзади за бронежилет и тряс его, причинив ему боль и сковав движения, «осознавая, что перед ним лицо, обеспечивающее общественный порядок». Сам Косов в тот момент не установил зрительного контакта с Емельяновым и не смог бы узнать его, если бы не записи с уличных камер, проанализированные экспертом: он подтвердил, что мужчина в вишневой футболке и синих джинсах, хватающий на записи Косова за бронежилет, — это Емельянов.

«Потерпевший дал показание, что дерганье за заднюю верхнюю часть бронежилета сковало ему движения и причинило физическую боль. Он целенаправленно хватал руками бронежилет, был умысел на причинение насилия», — повторяла судья.

Доводы защиты о том, что Емельянов действовал машинально, заметив совершаемое росгвардейцами насилие, суд признал «субъективными». Емельянов пытался остановить силовиков, избивавших на Рождественском бульваре 27 июля активиста Бориса Канторовича, — после протестной акции тот был госпитализирован в Боткинскую больницу с ушибом легкого, кровоподтеками и ссадинами.

Шанина объявила, что суд принимает во внимание крайне положительную характеристику Емельянова, тот факт, что он является сиротой и на его попечении находятся 74-летняя бабушка и 92-летняя прабабушка, а также «степень реализации преступного мотива», и поэтому склоняется к условному наказанию. Тамара Андреевна встала вместе со всеми и заплакала. После технического перерыва судья зачитала финальную часть приговора: два года условно, меры пресечения отменить и отпустить в зале суда, встать на учет по месту жительства. Зал взорвался аплодисментами.

Свобода

Приставы потребовали освободить помещение. Все, кто принес белые розы, вручили их бабушке — она вышла из зала с целым букетом. «А начиналось сегодня все с того, что “все нас бросили и мы никому не нужны”», — с улыбкой заметила сопровождавшая ее Нестерова. Тамаре Андреевне пришлось покинуть здание, не дожидаясь внука: ему предстояло подписать тонну судебных бумаг.

На улице к этому времени собралось около сотни человек. Увидев бабушку, они начали скандировать ее имя. Тамара Андреевна сказала журналистам, что она сейчас в плохом состоянии, но рада, что суд вынес такой приговор. «Мне кажется, невиновен он, но хоть так, домой отпустили», — заявила она и под ликование собравшихся поехала домой ждать внука.

Пришедшие активисты остались ждать Емельянова, часть из них прошла на шедшее в том же здании заседание по делу Лесных, но большинство приставы заблокировали на улице. В дверях завязалась потасовка, корреспондент канала Avtozak-Live Максим Кондратьев, оставивший внутри здания оборудование, пытался прорваться внутрь. Один из приставов толкнул его на пол, после чего приковал наручниками к перилам.

«Работайте, товарищи полицейские, народ с вами!» — кричал активист провластного Народного-освободительного движения с плакатом: «Народ поддерживает СК, МВД, ФСБ и Росгрардию в чистках национал-предателей».

— Спасибо, что разрешил, — пробормотал один из приставов.

— А что такое Росгрардия? — спросил активиста бородатый юноша.

— Росгвардия. Это ошибка, — ответил активист.

— А по-моему, это оскорбление [представителей власти].

Наконец из суда вышел Емельянов в сопровождении адвоката Светланы Байтуриной. «Я просто не ожидал такого исхода. Не знаю, в чем тут дело: то ли в том, что я тщательно подбирал слова [на заседаниях] и не сболтнул лишнего, то ли в работе профессионалов, моих адвокатов», — прокомментировал он приговор. Тем не менее Емельянов намерен обжаловать решение суда. К бабушке он поедет не сразу: в коридорах суда он встретил Лесных и пообещал ему прийти на его заседание. Попрощавшись с журналистами, обвиняемый по «московскому делу» зашел обратно в здание Мещанского суда.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: