Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Как получить медицинскую карту родственника после его смерти, если врачи не хотят ее отдавать?

Конституционный суд (КС) РФ обязал медицинские учреждения предоставлять родственникам умершего сведения о ходе лечения. Это произошло благодаря борьбе Риммы Свечниковой из Кировской области, у которой в 2017 году от онкологического заболевания умер муж. Вдова решила, что причиной смерти стало неправильное лечение, и попросила руководство больницы выдать ей медицинские документы супруга. Ей отказали, сославшись на врачебную тайну. 

О том, как удалось добиться судебного прецедента и что делать, если врачи не отдают историю болезни после смерти родственникам, «Таким делам» рассказала адвокат по медицинским делам, представитель Риммы Свечниковой Екатерина Батурина.

Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

«Еще при жизни он доверил жене такое право» 

Супруг Риммы Свечниковой, 70-летний Евгений Свечников, в 2016 году был госпитализирован в Кировский НИИ гематологии и переливания крови, где у него обнаружили хронический лимфолейкоз и назначили химиотерапию. После двух курсов мужчина уехал на консультацию в Израиль, а по возвращении продолжил лечение в НИИ. Затем он снова поехал в Израиль, где умер в марте 2017 года.

Адвокат Екатерина Батурина рассказала, что в НИИ Евгению была проведена химиотерапия с противопоказаниями, а во второй раз вообще без показаний. «Это убило иммунитет пациента, после чего началось развитие инфекции, — объяснила она. — Фактически судьба пациента была предрешена. Российская профессура в рамках уголовного дела и израильские специалисты в этом солидарны».

Фактически судьба пациента была предрешена

Семью Свечникова смутило то, что кировские врачи просили оформить отказ от лечения в обмен на выписки для лечения в Израиле. При этом, по словам адвоката, врачи сами во время последней госпитализации признались в том, что ничего не могут предложить пациенту и родственникам нужно забирать его домой. Когда семья решила детальнее разобраться, как проходило лечение, они попросили руководство института выдать им медицинскую карту Свечникова. Но те отказались отдать документы его вдове.

Тогда Римма Свечникова подала иск в Ленинский районный суд Кирова, чтобы оспорить отказ врачей выдать медицинскую карту. Параллельно с этим семья написала заявление в Следственный комитет и обращение в прокуратуру. Следователи завели уголовное дело по части 2 статьи 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности).

В итоге получился замкнутый круг: прокуратура отправила Римму Свечникову в суд, суд — к следственным органам, а следствие и вовсе отказалось знакомить ее с документами. Адвокат отметила, что почерковедческая экспертиза УФСБ России по Кировской области и профильные специалисты пришли к заключению, что за то время, пока следствие изымало документы и не выдавало их Свечниковой, в них внесли изменения: исправления, вклейки, дописки, а также чужие подписи.

Уголовное дело продолжают рассматривать, было проведено более 30 заседаний в суде (по ч. 2 ст. 238 УК РФ), но суды всех инстанций отказались выдать родственникам документы. Батурина рассказала, что она решила в случае отказа обратиться в КС еще до того, как суд первой инстанции принял решение.

«Конституционное судопроизводство имеет свою специфику: нужно четко понимать суть вопроса. Хотя с точки зрения любого человека понятно, почему Свечникова, прожив со своим мужем в браке почти 50 лет, ухаживая за ним два месяца вплоть до его смерти, должна получить его медицинские документы, — подчеркнула адвокат. — Еще при жизни Евгений доверил ей такое право, в чем тогда должна быть тайна для нее сейчас?»

Принцип родства важнее принципа тайны

Адвокат считает, что принцип родства важнее принципа тайны. «Конституционный суд неоднократно указывал на “особую роль семьи в развитии личности, удовлетворении ее духовных потребностей” в ее “традиционном, воспринятом от предков понимании”», — отмечает Батурина. При этом, по словам адвоката, Свечникова такой возможности была лишена.

Батурина рассказала, что в международном законодательстве (страны СНГ, Англия, Германия, Франция, часть штатов США, Австралия и прочие) действует «презумпция согласия пациента» на разглашение врачебной тайны, а в России ее не было до недавнего времени.

Это понятие в российском законодательстве появилось благодаря Постановлению Конституционного суда РФ от 13 января 2020 года. КС встал на сторону Риммы Свечниковой и признал, что некоторые положения закона «Об основах охраны здоровья граждан» нарушали ее конституционные права.

Теперь, руководствуясь этим постановлением, любой гражданин может обратиться за медицинскими документами умершего родственника, если соблюдены несколько условий: гражданин является близким родственником пациенту или пациент указал его имя в информированном добровольном согласии при госпитализации. Кроме того, родственникам не выдадут документы, если пациент сам потребовал запретить разглашать им врачебную тайну.

Батурина отмечает, что постановление КС меняет действующий законодательный порядок о врачебной тайне еще до принятия соответствующих поправок в закон. «Я считаю, это очень важное решение, которое должно положительно отразиться на нашей правовой системе. Важно и то, как будут звучать поправки, подлежащие внесению в исполнение данного постановления. Время покажет», — отметила адвокат.

Надежда живым людям на правду 

Батурина рассказала, что в ее практике было очень много дел, когда родственники пациента пытались добиться ознакомления с медицинскими документами умершего: «Бывали такие отказы врачей, в которых на 50—60-летних пациентов просили принести доверенности после их смерти, чтобы доказать, что родственник является законным представителем. Любые отписки. Но чаще всего это просто ссылка на врачебную тайну без объяснений».

В случае отказа врачей доверители Батуриной чаще всего сразу обращались в правоохранительные органы и суды. При этом адвокат признала, что эта процедура только усложняла работу и затягивала сроки выдачи документа. Адвокат вспомнила, как в нескольких случаях медицинские карты умерших приносили в суд прямо перед экспертизой, «думая, что никто ничего не будет читать и не заметит». В другой раз она вступила в дело, когда судебную экспертизу провели по выпискам с искаженными сведениями, а медицинскую карту так и не предоставили. Факты удалось установить только через год. Сейчас же ситуация изменилась и родственники имеют право сослаться на КС и получить все интересующие данные по поводу лечения близкого.

Качество заполнения медицинских карт и качество лечения вещи сопоставимые

«Очень важно просто получить информацию, — подчеркнула Батурина. — Своим решением КС, защищая права умерших, дал надежду живым людям на правду и на качественное лечение. Медицинские юристы давно знают, что качество заполнения медицинских карт и качество лечения — вещи сопоставимые. Клиническое мышление врача отражается в его записях. Именно по записям о нем как о специалисте судят другие эксперты наряду с самим клиническим случаем».

Адвокат Батурина посоветовала: чтобы облегчить и ускорить процесс получения медицинской карты родственника, необходимо, чтобы он при жизни в информированном добровольном согласии на лечение указал данные человека, которому врачи должны предоставить информацию о нем. В этом же документе можно дописать «в том числе после смерти». Тогда данные по лечению сможет получить любой человек, даже если он не близкий родственник пациента. Если этого сделано не будет, тогда после смерти пациента данные о его лечении смогут получить только родственники. Им нужно сразу написать письменное обращение в больницу, указав свои данные и объяснив, к каким медицинским сведениям и по какой причине нужен доступ.

«Нужно проявлять грамотность и пациентам, и врачам, тогда мы будем жить в более здоровом мире», — заключает адвокат.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: