Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Страх — побуждение к активному действию». Чего боятся в современной России?

Согласно опросу «Левада-центра», в 2019 году россияне больше всего боялись болезни близких, мировой войны и произвола властей. Этот список почти не меняется с 1994 года, но страх беззакония у россиян усилился после лета 2019 года. 

В Сахаровском центре прошла встреча о чувстве страха и его месте в жизни современных россиян. «Такие дела» рассказывают, о чем говорили спикеры. 

Фото: pxhere.com

Светлана Шмелева

тьютор образовательных программ Московской школы гражданского просвещения

Есть страхи, которые влияют на общество в целом. Социологи говорят нам, что сейчас происходит перерождение советского человека, который жил под лозунгом: «Я высовываться не буду, потому что у меня в семье многих расстреляли. Я лучше промолчу». 

Человек, который лично никогда не сталкивался с прямым насилием государства, может из-за страха подавлять свою активность, что в итоге переходит в апатию. 

Многим политикам не хватает чувства страха, у них нет инстинкта самосохранения и сохранения общества в целом. Страх войны между Россией и Украиной, страх за будущее, за моих детей побуждают меня идти на пикет и заявлять о своем несогласии. Поэтому я могу сказать, что страх — побуждение к активному действию. О нем нужно говорить и стараться что-то исправить. 

Элла Россман

преподавательница ВШЭ

Мы все живем в постоянном хроническом страхе. Психологи выделяют страх острый и хронический. Острый — когда что-то резко случилось, а хронический — когда все время происходит что-то и ты с этим живешь. У меня был опыт проживания обоих типов. Острый страх пришел, когда умерла мама. Он меня мотивировал: нужно идти дальше, устраивать свою жизнь, ведь может произойти все что угодно. Но примерно с 2014 года у меня преобладает хронический страх. Он ни к чему не мотивирует, наоборот, морально уничтожает. Гасит активность, инициативы, желание верить в лучшее. Я выделила три основных хронических страха: будет растоптано мое достоинство, политическое преследование и отсутствие перспектив и развития. 

Я занимаюсь историей, поэтому на все свои вопросы, связанные с моими страхами, пытаюсь ответить, работая с источниками. Недавно наткнулась на статью искусствоведа Глеба Напреенко «Модернизм как unheimlich сталинизма». Автор описывает такую черту, непременный эмоциональный элемент сталинской культуры — ужас. Напреенко говорит, что сталинская культура была особенно пугающей для людей, потому что в ней не было инструментов для того, чтобы этот страх выразить и осмыслить. В идеальных телах соцреализма не было места для всех переживаний, которые пронизывали общество. Поэтому это особенно травмировало людей. По моему мнению, нужно искать способы для выражения своих страхов, ведь сейчас у нас столько возможностей, чтобы осуществить это. 

Евгений Осин

психолог

Нужно понять, что страх — часть жизни. Без него прожить невозможно. Он сообщает нам о правде, угрозе того, что для нас ценно. В этом случае страх мотивирует, заставляет мобилизоваться, защищать наши ценности. 

Я думал и о социальных страхах. В нашей культуре они — спутник человека практически с раннего детства. Общество сильно структурирует и контролирует личность, поэтому одни из самых страшных страхов связаны с отношениями между личностью и обществом. Например, страх отвержения, унижения и встречи с обществом как безликой силой, которая может подавить, — утрата себя. Когда происходят непонятные социальные изменения, у нас появляется страх: а что будет со мной? могу ли я на что-то повлиять? 

Страхи регулируют нашу жизнь постоянно. Если мы о них не задумываемся, не замечаем, то они управляют нами намного больше, чем нам кажется. Из этого следует, что единственный способ жить свободно — пытаться осознать, прочувствовать страхи. 

Наверное, то, в чем мы постоянно живем, это стресс, а не в чистом виде страх. Негативный эмоциональный фон, диффузная тревога, которая пронизывает повседневную жизнь. Это похоже на бег с утяжелителями на ногах, дополнительное препятствие. Лучшее, что можно сделать с этим, — принять. Сказать себе: «До тех пор пока я живу здесь и выбираю такой путь, страх — часть моей жизни. Он говорит лишь о том, что я живу в опасных обстоятельствах». Нужно привыкнуть к нему либо постараться его вытеснить. Но во втором случае есть риск совершить какие-либо неосторожные поступки. 

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: