Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

H&M объяснил, почему вещи, которые покупатели сдавали в магазин, продавались в секонд-хенды

Российский H&M прокомментировал «Таким делам» расследование журналистки и экоблогера Елены Володиной. Она рассказывала, что одежда, которую покупатели в Москве, Петербурге и Екатеринбурге сдают на переработку в обмен на скидочный купон, на самом деле перепродается мешками в секонд-хенды.

Подробнее о расследовании Елены Володиной

В 2019 году вместе с другими экоактивистами Елена побывала в Германии на заводе SOEX, где сортируют и перерабатывают вещи, собранные в контейнерах магазинов H&M и Vagabond в разных странах. Далее отсортированная одежда отправляется на перепродажу в секонд-хенды других стран, а остальное — на переработку. Но менеджер SOEX сказал гостям, что из России к ним ничего не поступает. По его мнению, это было бы нерационально.
«В российском экосообществе давно сомневаются в программах по утилизации H&M, а на “Авито” встречаются объявления, где одежда H&M в больших пакетах продается оптом по 25 рублей за килограмм. <…> Есть еще целый сайт, который предлагает аналогичные услуги», — пояснила Володина.
В качестве эксперимента она сдала вещи в H&M: GPS-маяк из пакета с одеждой привел на Тураевскую улицу в подмосковном городе Лыткарино. Эта локация фигурирует в интернет-объявлениях об оптовой продаже секонд-хенд одежды.

В H&M рассказали, что программа по сбору вещей в магазинах стартовала в 2013 году. В 2019 году в России количество принимаемой одежды удвоилось и достигло отметки в 3 тысячи тонн. Все текстильные изделия, собранные в России, передаются передаются глобальному партнеру I:Collect (I:CO) — H&M только собирает и аккумулирует одежду, но не сортирует текстиль и не экспортирует его. I:CO в свою очередь сотрудничает с сетью сертифицированных предприятий по сортировке и переработке текстиля по всему миру.

Текстиль проходит стадию пресортировки у партнеров сети I:CO. В России таким партнером было предприятие ООО «Астекс», расположенное в Лыткаринском районе Московской области. После пресортировки вещи попадают либо на предприятие по сортировке и переработке SOEX в Германии, либо на предприятие по переработке SOEX в Объединенных Арабских Эмиратах. 

«Со стремительным ростом объемов компания I:CO и ее партнеры столкнулись с перегрузкой отлаженной системы по упаковке и экспорту одежды на сортировочное предприятие SOEX. Для разрешения ситуации компания I:CO совместно со своим локальным партнером приступили к ряду решительных мер для повышения эффективности процесса. Однако сложившаяся ситуация повлияла на качество исполнения ряда строгих рутин по безопасности и логистическому контролю», — отметили в H&M.

В I:Collect также прокомментировали расследование Елены Володиной. В 2019 году компания столкнулась со «стремительным ростом» объемов сбора в России, которые удвоились за месяц. Чтобы справиться с этим, на предприятиях локальных партнеров пришлось инициировать более глубокую предварительную сортировку.

Читайте также Как носить одежду без вреда планете

«Безусловно, ни при каких обстоятельствах эти вынужденные меры не должны были привести к тому, что текстильные изделия, минуя этап пресортировки, перепродавались кому-либо (за исключением высокотехнологичных производств по переработке) в нарушение самых высоких стандартов переработки и охраны окружающей среды», — заявили в I:Collect.

В компании добавили, что немедленно переходят к более серьезному контролю и полностью прекращают отношения с ООО «Астекс». 

Елена Володина рассказала «Таким делам», что испытывает смешанные чувства по поводу ответа H&M: с одной стороны, «благодарна бренду за скорость реакции и смелость в признании ошибки», с другой — «вопросов стало еще больше».  

«Самое главное открытие из письма — оказывается, все это время в России осуществлялась пресортировка одежды, собранной из контейнеров H&M. При этом H&M продолжал транслировать информацию, что все вещи уходят на SOEX. Непонятна причина такой скрытности, почему компания решила в этом признаться только после опубликованного расследования? Письмо не дает ответ на этот вопрос», — сказала она.

Елена отметила, что из ответа H&M следует, что ООО «Астекс» в Лыткарино не единственный подрядчик, и хотелось бы узнать названия остальных.

«Кстати, хотела бы отметить, что в письме некорректно названо ООО подрядчика, правильное название — ООО “Астекс Рус”, а не ООО “Астекс”. Это важно», — сказала Володина.

«Такие дела» постарались разобраться: как понять, что сданная одежда действительно будет переработана или использована повторно, и что все мы можем сделать, чтобы этому помочь.

Все новости

Новости

Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: