Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Дети-сироты должны получать квартиру после совершеннолетия. Почему тысячи сирот попадают в очередь на жилье только в 23 года?

Все дети-сироты, у которых нет пригодного для проживания жилья, имеют право на жилое помещение по достижении 18 лет. К началу 2020 года в очереди на жилье стоят больше 279 тысяч детей-сирот. Как выяснила Счетная палата РФ, с 2015 года очередь ежегодно увеличивалась на 13 тысяч человек. При этом половина из них (45%) старше 23 лет. Всего, по данным Единой государственной информационной системы социального обеспечения (ЕГИССО) на 1 января 2020 года, ждут жилья 68 439 человек старше 23 лет. 

«Такие дела», ознакомившись с докладом СП, рассказывают, почему те, кто уже давно должен жить в полученных квартирах, только встают в очередь.

Вручение ключей от новых квартир детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителейФото: Александр Некрасов/ТАСС

Почему оказалось так много детей-сирот старше 23 лет без квартир?

Главная причина, почему так много «взрослых» детей-сирот встают в очередь в последние годы, — активная работа общественных организаций и фондов помощи детям-сиротам. Они рассказывают подопечным, что встать в очередь на жилье можно и после 23 лет, помогают разобраться в юридических вопросах получения жилья, сопровождают в судах, пишут иски и готовят тезисы выступлений. С 2019 года попасть в список претендентов на жилье стало проще и благодаря изменению в законодательстве. 

Как раньше

По закону № 159-ФЗ претендовать на жилье могли только те сироты старше 23 лет, которые до этого стояли в очереди, но не успели получить квартиру от государства. Если же у ребенка-сироты есть право на жилье, но по каким-то причинам он не встал в очередь до 23 лет, ему нужно в суде доказывать, что эти причины были уважительными. Если суд признавал доказательства, претендента на жилье добавляли в список. 

Алексей Головань, правозащитник и директор благотворительного центра «Соучастие в судьбе», считает такую практику абсурдной: «Если ребенок-сирота до 23 лет не воспользовался своим правом на жилье, значит, он или вообще не знал, что у него такое право есть, или не знал, как это право реализовать. Через меня прошли тысячи ребят, и многие пытались получить жилье, но никто не рассказал им, что нужно подать заявление в двух экземплярах, чтобы на втором поставили отметку о том, что заявление принято”. 

Правозащитник добавил, что часто дети обращались за реализацией права на жилье устно, и их обращения нигде не фиксировались. Однако были случаи, когда заявления никуда не шли даже после письменных обращений. 

«Опекуны, сотрудники интернатов и органов опеки должны были исполнить свои обязанности и внести детей-сирот в список на получение жилья, но не сделали этого. А ответственность перекладывается на детей, которым приходится доказывать, что была уважительная причина не встать в очередь до 23 лет», — отметил Алексей Головань.

Как сейчас

4 апреля 2019 года Правительство РФ выпустило постановление № 397 «О порядке формирования списков детей-сирот», которое требует включать в список на получение жилья всех детей-сирот старше 23 лет, вне зависимости от того, по каким причинам они не встали в очередь на жилье раньше. 

После изменений в законодательстве встать в очередь на жилье стало гораздо проще. И все же некоторые суды и судьи иначе трактуют закон и до сих пор требуют доказательств, что ребенок-сирота не встал в очередь до 23 лет по уважительной причине. 

Попасть в список — только полдела

Встать в очередь — это только первый шаг, жилья еще нужно дождаться. Среднее время ожидания по России — семь лет, однако в некоторых регионах приходится ждать больше 20 лет: в Бурятии — 24 года, в Тыве — 29 лет, в Еврейской автономной области — 31 год, в Мордовии — 34 года. При этом на государственном уровне для детей-сирот нет гарантий на временное жилье или компенсации за съем на время, пока они стоят в очереди. Такая поддержка предусмотрена в некоторых регионах, но по данным Счетной палаты, получают ее только 5% от всех, кто стоит в очереди. 

В некоторых регионах детям-сиротам приходится ждать квартиры больше 20 лет

Причины долгих очередей:

  • Недостаточное финансирование

Ежегодно в консолидированных бюджетах бюджетной системы РФ предусматривается около 32 миллиардов рублей на жилье для детей-сирот, но этих денег недостаточно для решения проблемы. Если объем финансирования сохранится на уровне 2019 года, то на погашение задолженности перед всеми детьми-сиротами уйдет шесть-семь лет.

  • Регионы не используют значимую часть денег, выделяемых на решение проблемы

Некоторые регионы практически не осваивают государственные субсидии. За 2018 год объем неисполненных бюджетных назначений федерального и региональных бюджетов составил 3,2 миллиарда рублей. На эти деньги можно было бы обеспечить квартирами около 2300 человек.

  • Сложно купить жилье для детей-сирот у частных собственников

Государство может приобретать жилье для детей-сирот у частного собственника, но только если у него есть электронная подпись. Это сильно осложняет закупки. Например, в Ивановской области на сайте Domofond.ru количество подходящих квартир больше, чем количество стоящих в очереди сирот. А значит, изменив правила закупок у физических лиц, можно было бы быстро обеспечить жильем всех, кто стоит в очереди. 

  • Не используются свободные квартиры, которые есть у других ведомств

Счетная палата провела анализ и только у Минобороны России нашла 508 невостребованных военнослужащими жилых помещений, которые могут быть переданы регионам для обеспечения жильем детей-сирот. 

  • Жилье выдают только по решению суда

Из-за долгого ожидания дети-сироты обращаются в суды. По итогам 2018 года из 25 тысяч человек, обеспеченных жильем, только половина получила его по решению суда (12,4 тысячи). Судебное решение автоматически перемещает человека в верх очереди, в итоге дети, которые не обращаются в суд, могут ждать очереди бесконечно. В 12 субъектах России жилье предоставляется только на основании судебных решений, но далеко не все дети-сироты об этом знают. 

Жилищные сертификаты — спасение?

Анализируя успешные практики, Счетная палата приводит в пример Приморский край. В этом регионе сироты, достигшие 25 лет, могут получить жилищный сертификат. Сертификат позволяет приобрести жилье на территории края исходя из нормы 36 квадратных метров на человека. 

Оплата производится по реквизитам продавца при условии, что площадь квартиры не менее 18 квадратных метров. При этом верхний предел площади жилья не ограничен. А значит, человек может использовать собственные средства, чтобы приобрести большее по площади жилье. 

По данным Счетной палаты, с начала 2019 года дети-сироты старше 25 лет подали 460 заявок на получение сертификата, из них 294 заявки одобрены. Сертификаты выданы 132 гражданам, а 104 человека уже приобрели жилье в собственность. 

По мнению Счетной палаты, практику «жилищных сертификатов» стоит распространить на все регионы и предоставлять их всем детям-сиротам старше 23 лет, которые стоят в очереди на жилье, с их согласия. После 23 лет у многих появляются семьи, дети, и в такой ситуации материальная помощь может стать хорошей альтернативой однокомнатной квартире площадью 33 квадратных метра, которая положена по закону. Добавив сертификат к другим мерам поддержки — материнскому капиталу, льготной ипотеке, уже взрослые дети-сироты со своими семьями могли бы выбрать наиболее подходящее жилье.

И все же в использовании жилищных сертификатов есть много скрытых угроз. Алексей Головань не поддерживает инициативу Счетной палаты: «В том же Приморском крае, где сейчас практикуют выдачу сертификатов, государство никак не следит за судьбой тех, кто эти сертификаты получил. Живут люди в купленных квартирах или оказались в руках мошенников, никому не интересно. Договор специализированного найма, который действует сейчас, вынуждает органы местного самоуправления осуществлять сопровождение ребят». 

Сейчас сироты получают жилье по договору специализированного найма. В течение пяти лет его нельзя приватизировать, а значит, нельзя продать. Это защищает их от мошенников, позволяет адаптироваться к самостоятельной жизни, уверен Головань. Если в течение пяти лет квартира содержится в хорошем состоянии, человеку позволяют ее приватизировать. Если к состоянию жилья есть вопросы, срок аренды продлевается еще на три года. 

 «Это сигнал для регионов: до 25 лет стоит потянуть, а потом можно выдать сертификаты и сэкономить»

“Возвращение к жилищным сертификатам выводит детей из зоны защиты. Конечно, порог в 25 лет и идея объединения жилищного сертификата с материнским капиталом имеют смысл. Но по опыту, как только главная граница стирается, детали начинают переписывать как угодно. Нет гарантий, что через несколько лет закон не решат пересмотреть, чтобы получать жилищный сертификат сироты могли и в 18 лет. Кроме того, возникает вопрос: если у региона есть возможность выдать жилищный сертификат, что мешает выдавать жилье в натуре? Ответ очевиден: выдаваемые сертификаты по стоимости будут ниже фактических цен на жилье!»

Существует и третья проблема, продолжает правозащитник. «Если государство законодательно вводит жилищные сертификаты для детей-сирот старше 25 лет, оно в федеральном законе прописывает свою неспособность предоставить жилье всем детям-сиротам, у которых есть такое право. В то же время это сигнал для регионов: до 25 лет стоит потянуть, а потом можно выдать сертификаты и сэкономить”, —опасается он.

Как будет развиваться ситуация?

Детей-сирот старше 23 лет не бесконечное количество, многие из них уже встали в очередь на получение жилья, считает Алексей Головань. В ближайшие год-два приток достигнет своего максимума и пойдет на спад. Государство будет иметь дело только с текущими сиротам, новые «взрослые» появляться не будут. Если руководители регионов, представители министерств и департаментов будут контролировать решение жилищной проблемы детей-сирот, ничто не помешает им разобраться с большим количеством должников и выйти на плановое обеспечение жильем, когда человек, оставшийся без попечения родителей, получает квартиру в год своего восемнадцатилетия. 

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: