Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Психолог, сотрудничающий с центром «Эмпатия», назвал клиенток «шмарьем». Руководство посчитало это попыткой защититься

Обновлено 13 июня в 13:30. Заголовок публикации был изменен в связи с обращением Надежды Пановой. Поскольку, по словам руководителя центра, Дмитрий Дюков официально не трудоустроен у них, редакция приняла решение внести изменения для более корректной подачи информации. На момент публикации обновления на сайте центра указано, что Дмитрий Дюков является сотрудником ООО «Эмпатия» с 2018 года.

В Москве психолог центра «Эмпатия» (согласно информации на сайте центра) Дмитрий Дюков в своем телеграм-канале написал, что к нему на прием приходит «откровенное шмарье». Руководительница центра Надежда Панова заявила, что «Эмпатия» не отвечает за действия психолога, а контролировать соцсети своих партнеров — не их дело. Также представители центра направили досудебную претензию в отношении феминистки и автора канала «Росфемнадзор» Анны Федоровой, которая назвала поведение психолога недопустимым. Девушку обвинили в клевете и оскорблениях.

«Такие дела» попытались разобраться в ситуации, а также попросили независимых экспертов дать оценку действиям психолога. Сам Дмитрий Дюков сначала согласился дать комментарий ТД, а затем, выразив сомнение в профессионализме автора и издания, отказался и предложил взять его позицию из телеграм-канала.

Фото: Unsplash.com

Пост в телеграме

6 июня психолог центра «Эмпатия» Дмитрий Дюков опубликовал в своем телеграм-канале «Дима помогает» пост, где среди прочего написал, что к нему на прием «иногда приходит откровенное шмарье».

«Приходит такая девица, садится напротив тебя, смотрит подбоченившись, запрос формулирует максимально мутно, ведь не за этим сюда пришла. А то, за чем она пришла, не получает, поэтому уходит разочарованная после трех сессий и пишет потом в интернете, что ей не помогли и не понравилось», — отметил автор канала.

По словам Дмитрия Дюкова, такие клиентки приходят за «кинематографическими поисками приключений» и «порочной связью с психотерапевтом» и занимают место «настоящего клиента с настоящими проблемами». Следом психолог опубликовал опрос: «Можно я буду, как фемка, жаловаться на изнасилование каждый раз, когда на меня косо посмотрели?»

На записи обратила внимание феминистка и автор канала «Росфемнадзор» Анна Федорова. Она сделала репост записи в свой канал со словами: «Психолог Дима, ты не помогаешь!» К телеграм-каналу был привязан чат, где началось обсуждение поста Дюкова. 7 июня чат закрыли из-за прихода ботов.

«Я перепостила [пост Дмитрия Дюкова] в “Росфемнадзор”, добавив всего четыре слова: “Дима, ты не помогаешь”, потому что я действительно считаю, что такое поведение для психолога — это ой, — прокомментировала ТД Анна Федорова. — Мы видели много сообщений в канале Дюкова, где он называет своих клиенток “шмарами”, “биологическим мусором” и так далее, также он достаточно резко высказывается в адрес пациентов в чате клиники».

Анна Федорова сказала, что Дмитрий ведет себя как человек, который не умеет держать себя в руках. «Он немедленно выплескивает свой негатив на клиентов, как своих, так и чужих, и совершенно не умеет работать с собственными эмоциями. Я считаю, что психолог, который начинает называть своих клиенток неприличными словами, как минимум заслуживает приглашения на супервизию и временного отстранения от работы с клиентами. Так думают и другие дипломированные психологи, с которыми я общалась», — отметила она.

8 июня Федорова получила досудебную претензию от «Эмпатии», в которой центр обвинил девушку в клевете и оскорблениях центра и самого психолога. В частности, представители центра выразили недовольство следующими комментариями пользователей в чате канала: «…идти в клинику калечить людей…», «они дипломы [о получении высшего образования по специальности “психология”] покупают», «Дюков явно купил». Федорова уточнила ТД, что все эти замечания в чате оставляла не она.

Позднее Дюков опубликовал пост, в котором назвал все произошедшее травлей. По его мнению, феминистки «атаковали сайт клиники». «Мы показали, что фемки должны отвечать за свои слова, составили досудебную претензию — и они сразу стали аккуратнее в выражениях, что является первой адекватной реакцией во всей истории. <…> Я совершенно согласен, что в лицемерной и ханжеской (как мы видим) системе морали фемак я падла и мразь, членоносец, мизогин и абьюзер, но я не согласен с тем, что я плохой специалист, моя клиника говно, а мои клиенты наивные е**наты», — отметил психолог (лексика и пунктуация автора сохранены).

Что думает о конфликте руководитель центра?

Руководительницу «Эмпатии» Надежду Панову возмутило то, что в телеграм-канале Федоровой опубликованы сообщения, касающиеся самого центра. «Телеграм-каналы опубликовали [следующие сообщения], что посмотрите, какая у “Эмпатии” этика, были призывы не приходить к нам и упреки. Вы, пожалуйста, разделяйте [Дмитрия и центр], вы, пожалуйста, оппонируйте Дмитрию и говорите ему, что это неэтично и недопустимо. Меня как предпринимателя и руководителя центра никак не надо сюда втягивать», — подчеркнула Панова в комментарии ТД. Она также отметила, что Дмитрий не имеет отношения к претензии.

На сайте «Эмпатии» Дюков указан в разделе специалистов центра. Однако Панова настаивает, что Дюков самозанятый и ей не подчиняется, поэтому она не может регулировать или контролировать его действия. По ее словам, психолог иногда пользуется для приема кабинетами центра и они вместе снимают психообразовательные ролики.

«Юрист нам привела пример, что есть большие супермаркеты и там очень много индивидуальных предпринимателей. Они совместно используют большое здание в совместной аренде, совместный сайт. Также и у Дмитрия нет договора в “Эмпатии”, он самостоятельный человек. Большинство его практики идет за пределами центра, потому что он много работает с регионами и консультирует русскоязычных людей из других стран», — пояснила Панова.

На вопрос, планирует ли центр продолжать сотрудничество с Дюковым, Панова ответила, что хочет устроить ряд эфиров и публикаций на эту тему: «Будем или не будем мы сотрудничать — это уже наше личное дело, и коммерческие отношения не налагают на наш центр никаких обязательств контролировать соцсети наших деловых партнеров».

Панова рассказала, что в практике центра «это не первый случай, когда в психологов влюблялись или сексуально впечатлялись». По словам руководительницы центра, клиенткам «тактично было разъяснено, что так не надо делать, и с ними разрывались отношения, но женщины не успокаивались и продолжали преследовать специалиста».

ЭТО БЫЛО ПОПЫТКОЙ ЗАЩИТИТЬСЯ

«У нас психологические кодексы не закреплены на законодательном уровне, поэтому каждый из нас может как личность считать что-то допустимым или нет. Какого-то регуляторного документа нет. Человек вне работы — это его личное дело. О праве публично оскорблять — это, можно сказать, было попыткой прекратить [сексуальные намеки со стороны клиентки], защититься. Человек исчерпал свой запас и написал: девочки, не надо так делать. Дима всегда пишет экспрессивно, с такой лексикой. Кто-то бы написал это культурно, но Дима использует такую лексику», — заявила Панова.

Можно ли публично оскорблять клиентов?

«Такие дела» поговорили о конфликте с Ириной Макаровой, кандидатом психологических наук, директором Центра психологического консультирования НИУ ВШЭ, а также с Аллой Шаболтас, доктором психологических наук, председателем этического комитета Российского психологического общества (РПО). Оба эксперта уверены, что психолог, считающий себя профессионалом, не должен оскорблять людей.

«Психология относится к группе профессий, в которых очень высока доля ответственности за действия и слова с точки зрения как защиты клиентов, так и репутации профессии в целом. В рамках профессиональной этики в публичной коммуникации психологу необходимо воздерживаться от любых негативных оценочных суждений или уничижительных мнений о людях или группах лиц», — считает Шаболтас.

По ее мнению, личные блоги, открытые для всех, также представляют собой публичное пространство. С ней согласна и Макарова: «С профессиональной точки зрения в принципе обсуждать своих клиентов где-либо, с кем-либо, в каком-либо контексте, кроме тех случаев, когда сам клиент разрешает (например, во время супервизии), недопустимо. Это антипрофессионально, выходит за пределы понимания себя как психолога».

При этом председатель этического комитета РПО отмечает, что психолог — «тоже человек» и у него должна быть грань между личной и профессиональной жизнью. Она считает, что в личном пространстве психолог может выражать какое-либо мнение, только будучи уверенным, что информация не станет публичной.

В России существует несколько профессиональных психологических обществ с собственными этическими кодексами и комитетами, которые разбирают нарушения этих норм. Комитет рассматривает обращения от клиентов, коллег или даже самого психолога. Если комитет приходит к выводу, что в действиях психолога действительно было нарушение этики, то специалиста могут изгнать из общества. Членство в психологическом обществе добровольное, и рычагов воздействия на нерадивых специалистов у общественной организации нет.

«Для случаев оскорблений, тем более публичных, есть другие нормы. Это нормы гражданского, правового и даже уголовного регулирования, для исполнения этих норм надо подавать исковые заявления в суд», — уточнила Макарова, добавив, что профессиональное сообщество может быть привлечено к процессу в качестве эксперта.

«Вся задача [по поиску специалиста] перекладывается на плечи клиентов. Прежде чем к кому-то идти, надо хотя бы заочно познакомиться с тем, как устроен этот психологический центр, кто там работает, почитать статьи про этих психологов или самих психологов. Для того чтобы обезопасить себя от неприятных ситуаций», — рекомендует эксперт.

Макарова добавила, что слышала негативные отзывы о центре «Эмпатия» от своих студентов и относится к нему настороженно. Однако, по ее мнению, просить о проверке или жаловаться на центр — дело тех, кто обращался туда за услугами.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: