Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Как в России расследуют смерти врачей от коронавируса и почему медикам сложно получить компенсации за заражение?

Согласно указу президента России, медицинские работники, которые заразились коронавирусной инфекцией, умерли или получили группу инвалидности из-за болезни, могут рассчитывать на единовременные страховые выплаты. Но деньги можно получить только в случае, если медик инфицировался на рабочем месте, а не в быту. 

По данным Минздрава России, к 25 мая страховые выплаты на общую сумму 56,6 миллиона рублей получили 823 медика, заразившиеся коронавирусом. Более пяти тысяч обращений еще расследуются. Сколько семей погибших медиков получили страховые выплаты, Минздрав не сообщал. Согласно исследованию «Медиазоны», в России от коронавируса скончались по меньшей мере 186 медработников — это в 16 раз больше, чем в шести странах, где эпидемия приобрела сопоставимые масштабы: США, Испании, Италии, Германии, Великобритании и Иране. 

Как в России проводятся расследования страховых случаев, почему медикам сложно доказать, что заболевание получено на работе, и как обжаловать решения комиссий — рассказала ТД адвокат по медицинским вопросам Юлия Казанцева.

Врач во время обхода в госпитале для лечения зараженных коронавирусной инфекцией COVID-19Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

По каким указам расследуются дела? Какие выплаты предусмотрены?

6 мая был издан указ президента «О предоставлении дополнительных страховых гарантий отдельным категориям медицинских работников». 15 мая появилось распоряжение правительства о перечне заболеваний и осложнений из-за коронавируса, при наличии которых врачи могут рассчитывать на страховую выплату. А 19 мая появилось совместное письмо Минтруда и Минздрава России об организации расследования страховых случаев. 

Согласно этим указам, медперсоналу полагаются единовременные выплаты, размер которых зависит от тяжести последствий:

  • Если сотрудник заразился коронавирусной инфекцией — 68 000 рублей;
  • Если сотрудник получил инвалидность, переболев коронавирусом: 1 группа — 2 064 339 рублей; 2 группа — 1 376 226 рублей3 группа — 688 113 рублей;
  • Если сотрудник умер от коронавирусной инфекции — 2 752 452 рублей. 

Выплаты производит Фонд социального страхования и только в том случае, если медик заразился на работе. 

Как проводится расследование страховых случаев?

Юлия Казанцева говорит, что есть два порядка расследования таких ситуаций. Первый, более простой и быстрый, когда медицинские работники заразились коронавирусом на рабочем месте и вынуждены выйти на больничный

Когда заболевшему сотруднику ставят диагноз «коронавирусная инфекция», то медицинская организация, в которую попал пациент, должна подать заявление его работодателю и в Фонд социального страхования (ФСС). Руководитель учреждения, в котором работает заболевший, создает комиссию, куда включает своего представителя и представителя ФСС, и они совместно устанавливают, где именно медработник заразился коронавирусом. По словам Юлии, практика показывает: в большинстве случаев комиссия не подтверждает заражение на рабочем месте и выносит решение, что человек заразился в быту. 

«Дифференцировать, где медицинский работник заболел, действительно очень сложно. Хотя даже на законодательном уровне прописано, что медработник — лицо, больше всего подверженное коронавирусной инфекции. Тем не менее если он ходит в магазины, до дома и работы перемещается на общественном транспорте, то предполагается, что заражение может произойти где-то в быту», — говорит Казанцева. 

Второй, более длительный порядок, действует при расследовании смертей из-за коронавирусной инфекции и случаев, когда заболевание привело к инвалидности. Сначала медицинская организация, в которую поступил пациент, направляет извещение о профессиональном заболевании сотрудника в местный центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора. В течение трех суток этот центр выдает санитарно-гигиеническую характеристику условий труда больного. После этого медицинская организация, которая поставила предварительный диагноз, направляет пациента на обследование в центр профпатологий. «Практически на каждый этап отводятся сутки. Хотя обычно обследование и лечение, например, в течение суток нереально провести, на это требуется хотя бы до десяти дней», — объясняет адвокат.

Если центр профпатологий подтверждает наличие профессионального заболевания, то он передает заключение в ФСС, в медорганизацию, которая направила пациента, и работодателю медработника. Как только работодатель получает заключение центра профпатологии, он так же, как и при первом порядке, должен создать комиссию по расследованию страхового случая и вынести решение в течение трех дней. В конце концов все заключения направляются на медико-социальную экспертизу. 

«По временному положению все расследования проводятся заочно. Кроме того, буквально в конце мая появилось письмо Минтруда о том, что все случаи инвалидизации и смерти почему-то, вопреки административному регламенту проведения МСЭ, должны подвергаться контрольному освидетельствованию. Обычно контрольное освидетельствование делается по заявлению — пациента или страховой компании. В этом же случае они [Минтруд] решили проводить повторное освидетельствование по умолчанию, без каких-либо заявлений», — заметила Казанцева. 

Юлия отмечает, что расследования страховых случаев уже проводились и продолжают проводиться. Некоторые врачи действительно получили выплаты, говорит она, но сколько это человек по всей стране, сказать затрудняется. В Новосибирске, привела пример адвокат, из 400 заболевших медиков справки от работодателей об инфицировании на рабочем месте получили только четыре-пять человек. 

Юлия также ведет дело погибшего от коронавируса новосибирского врача-патологоанатома — расследование еще предстоит, и «это дело не одного дня». «Сейчас в производстве еще одно дело по гибели медика от COVID-19. Там расследование проведено: признано, что медработник заразился в быту. Думаю, на этой неделе мы получим акт на руки и начнем работать с ним», — рассказала она. 

О случаях инвалидности говорить еще рано, считает Казанцева: прошло мало времени. Чтобы направить человека на прохождение медико-социальной экспертизы для установления инвалидности, должны пройти лечение и реабилитационные мероприятия. Как правило, на это уходит около четырех месяцев — с момента, как медработники стали заражаться коронавирусом, такой срок еще не прошел. По прогнозам Юлии, обращения по обжалованию решений об инвалидности точно будут, но позже.

Сроки расследования

Как отмечает Казанцева, существует общий порядок расследования профессиональных смертей, по которому расследование длится около месяца. Однако в случае с коронавирусной инфекцией сроки сократили. Теперь расследование смертей и установление инвалидности занимает 10 суток, а расследование инфицирования проводится в течение суток с момента уведомления работодателя.

«Я считаю, что сроки были сокращены, чтобы быстрее провести расследование и быстрее выплатить компенсации. Но по факту, конечно, недостаточно времени. При инвалидизации должен быть задействован профцентр, где человек обычно лежит недели две, его наблюдает врач-профпатолог, изучает документы. Тем более мы же имеем дело с новой инфекцией, последствия которой до конца не изучены. У нас есть установленный перечень последствий, но он, по мнению Минтруда, установлен только для временной утраты трудоспособности. Возможно, он будет еще дополняться и растянется это на год-полтора», — считает Юлия.  

Как действовать, если медик не согласен с решением комиссии?

Если врач не удовлетворен решением комиссии, он может обжаловать это решение в судебном порядке. Казанцева отмечает, что срок обжалования — всего три месяца, поэтому важно, чтобы медработники не затягивали.

Читайте также В одной перчатке  

«В большинстве случаев в заключениях работодатели указывают бытовой способ инфицирования, потому что если будет установлено, что есть вина медицинской организации, например, не выдали СИЗы, либо не провели с медработниками учения о том, как правильно надевать СИЗы, не был соблюден порядок работы с коронавирусным пациентом, то руководитель медорганизации может быть привлечен к административной ответственности. Чтобы избежать такого, они и выносят решения о бытовом заражении. А медработники, к сожалению, не очень любят отстаивать свои права», — объясняет Юлия.

Много проблем возникает с сотрудниками, которые работали в обычном стационаре или амбулаторно, ходили к первичным пациентам с ОРВИ, но по факту могли иметь контакт с людьми с коронавирусом. «Когда есть однозначные случаи — врач работал в обсервации или добирался до дома и на работу специальным служебным транспортом — выше вероятность, что заболевание признают профессиональным. В других случаях доказать сложнее, и я думаю, что [ведомства] пойдут не по пути защиты прав медицинских работников, а по пути защиты средств государства».

Что делать, чтобы доказать, что инфицирование произошло на рабочем месте?

  • Писать заявление в Роспотребнадзор и докладные записки на имя главврача больницы, если не выдают средства индивидуальной защиты (или выдают, но недостаточно). Это станет подтверждением того, что медицинский работник жаловался на условия труда и подвергался опасности на рабочем месте. Нормативы, на которые можно ссылаться, прописаны в письме Роспотребнадзора от 11 апреля «О направлении рекомендаций по применению СИЗ для различных категорий граждан при рисках инфицирования COVID». Письмо также определяет технику использования СИЗов — как сотрудники снимают и надевают их.
  • Чтобы доказать недостаточную обеспеченность средствами индивидуальной защиты, можно также истребовать в судебном порядке журналы, в которых ведется учет данных по их выдаче, личные карточки сотрудника, карточку инструктажа.
  • Жаловаться главному врачу и в Роспотребнадзор, если медработников нерегулярно тестируют на коронавирус. Сотрудники медорганизаций, где есть риск заразиться (персонал скорой помощи, инфекционных отделений, обсерваторов и специализированных отделений), обследуются раз в неделю. 
  • Если медработник умер от коронавирусной инфекции, то обжаловать решение комиссии может его семья и уже в судебном порядке истребовать все необходимые документы. 
Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: