«Сначала просит вернуться, потом угрожает убийством». Жительница Москвы пытается добиться защиты от бывшего партнера

Жительница Москвы Юлия Чернигина рассказала «Таким делам», что уже более полугода ее преследует бывший партнер. Девушка жалуется, что мужчина угрожает ей убийством, каждый день караулит у подъезда, насильно хватает и целует. 

Адвокат девушки Светлана Перова, сотрудничающая с «Зоной права», считает, что бывшего партнера ее подзащитной нужно привлечь к ответственности по нескольким статьям, в том числе за угрозу убийством. Однако полицейские дважды отказывали в возбуждении уголовного дела по жалобам девушки. 

«Такие дела» изучили мнения сторон и выяснили, что если насилие систематическое, то в первую очередь важны не уголовные дела, а государственная защита для пострадавших. 

Фото: Александр Макаров / Фотобанк Лори

Все тело было как синяк

Юлия Чернигина раньше жила с мужем и двумя детьми в Тверской области. В апреле 2019 года девушка познакомилась в интернете с 48-летним Виталием Шевченко. К тому моменту отношения с мужем у нее уже были плохими, супруги развелись, отметила девушка. С Виталием они общались онлайн около четырех месяцев, потом он стал приезжать к ней. В июле 2019 года мужчина забрал Юлию вместе с ее младшим восьмилетним сыном к себе в Москву. 

Юлия ЧернигинаФото: Юлия Чернигина

Но уже в первые недели совместной жизни Виталий начал вводить ограничения: по словам Юлии, сожитель запрещал ей общаться с другими людьми, выходить из дома в магазин или аптеку. Девушка отметила, что в какой-то момент запрет распространился и на прогулки с сыном, а раздражать его стали даже ее разговоры по телефону с матерью и старшим ребенком.

Через месяц после того, как они съехались, у Виталия начались вспышки ярости, рассказывает Юлия. Девушка говорит, что партнер мог прилюдно схватить ее за горло, а если ему казалось, что она посмотрела на другого мужчину, то всю ночь бил и душил ее.

Юлия рассказывает, что в сентябре Виталий начал избивать ее так сильно, что она стала падать в обмороки, ее рвало (медицинская справка, подтверждающая диагноз — сотрясение головного мозга и черепно-мозговая травма, есть в распоряжении ТД). По ее словам, она понимала, что это ненормально, но когда партнер просил прощения, она оставалась. Кроме того, у Юлии не было ни собственного жилья, ни работы.

«Избиения с каждым разом становились все агрессивнее — он плетку какую-то купил, ему нравилось фотографировать мои синяки, он убеждал меня в том, что это и мне нравится. У меня все тело было как синяк. Дурдом, понимаете? Я жила в страхе и всегда боялась перемен в его настроении — вот он со слезами просит прощения, а через час начинает меня душить и пинать», — вспоминает Юлия. 

«Просил прощения на коленях»

В сентябре 2019 года Юлия вместе с сыном сбежала к своей матери в Мурманск. Виталий разыскал ее и «просил прощения перед родителями на коленях», убеждая ее вернуться, вспоминает Юлия. Когда она отказалась уезжать от родных, бывший партнер избил ее на глазах матери и ребенка, утверждает она.

Тогда Юлия подала первое заявление в полицию. Полицейские приняли ее обращение, но отказали в возбуждении уголовного дела из-за «отсутствия состава преступления». Вместо этого они решили провести проверку по административному нарушению, но и административное расследование в отношении Виталия прекратили с тем же обоснованием (постановления УМВД по Мурманской области есть в распоряжении редакции).

После того как Чернигина обратилась в полицию, Шевченко уехал из Мурманска, но вскоре убедил девушку вернуться к нему в Москву. Юлия добавляет, что окончательно разорвала отношения и съехала, только когда тот схватил нож во время очередной ссоры.

В январе Юлия сняла комнату в квартире, но Виталий нашел ее новое место жительства. С тех пор, говорит девушка, бывший партнер каждый день приходит к ее дому. По словам Юлии, мужчина периодически бьет ее, хватает за волосы, а также следит за ней (медицинская справка от травматолога, который в мае зафиксировал у Юлии множественные гематомы, есть в распоряжении ТД).

«кричит мне в окна, звонит с разных номеров, Поджидает ночью у подъезда»

«Он постоянно меня преследует, кричит мне в окна, звонит с разных номеров. Поджидает ночью в кустах у подъезда. Сначала просит вернуться, потом угрожает убийством. Мне страшно, — говорит Юлия. — Вместе с адвокатом мы написали заявление с требованием госзащиты для меня. Полицейские, конечно, ухмыляются и смеются надо мной. Даже помощник прокурора сказал, что у меня в глазах нет страха. Но мне некуда деваться».

Она самостоятельно это прекратить не может

21 июня адвокат Перова вместе с Чернигиной подали заявление в отдел МВД по району Хорошево-Мневники с требованием привлечь Виталия к ответственности по части 1 статьи 117 УК РФ (причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев).

В тот же день они обратились в полицию с просьбой применить в отношении Юлии меры государственной защиты. Адвокат ссылалась на закон «О госзащите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства». В возбуждении уголовного дела полицейские отказали из-за «отсутствия умысла на причинение вреда» (документ есть в распоряжении ТД), а заявление о госзащите не стали рассматривать по существу.

Тогда адвокат обратилась в Хорошевский районный суд Москвы. На судебном заседании в августе прокурор предоставил постановление, согласно которому решение полицейских отменили, сообщает Перова. Помимо этого, Юлия с адвокатом обратились в Октябрьский районный суд Мурманска из-за того, что в сентябре сотрудники полиции отказали в возбуждении административного дела против Шевченко. Судья отменил решение УМВД и отправил дело на новое рассмотрение, говорит адвокат.

15 августа Юлия снова давала показания в полиции. Перова рассказывает, что участковый собрал материалы проверки в отношении мужчины и направил их в прокуратуру, чтобы в ведомстве приняли решение о возбуждении уголовного дела. Она надеется, что дело против Шевченко все-таки возбудят, но сейчас ее подзащитной нужна госзащита. «Шевченко ведет себя по отношению к ней как к предмету: хватает ее у подъезда за руки, за ягодицы, насильно целует. Она самостоятельно это прекратить не может», — подчеркивает адвокат.

хватает у подъезда за руки, за ягодицы, насильно целует

По мнению Перовой, закон о госзащите подходит для подобных случаев систематического насилия. Он предусматривает большое количество защитных мер: тревожную кнопку, разрешение применять средства обороны, охрану. «Закон хороший, но он не работает, многие сотрудники правоохранительных органов даже не знают о нем. Юлия у участкового уже спрашивала, можно ли ей купить газовый баллончик, чтобы обороняться. То есть она неоднократно обращалась в госорганы с просьбой защитить ее. Но девушку поставили в такую ситуацию, когда она вынуждена самостоятельно обороняться», — считает адвокат. 

«Такие дела» связались с Виталием Шевченко, но он отказался комментировать обвинения Юлии. «Мы расстались, и у нас нет отношений», — сообщил он.

Редакция направила запрос в отделение МВД по району Хорошево-Мневники с просьбой уточнить, на каких основаниях было отказано в возбуждении уголовного дела по факту побоев и почему Юлии не стали предоставлять госзащиту. На момент публикации статьи ответ от ведомства не пришел.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: