Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Для читателя в поисках неизвестного. Как в Смоленске работает авторский книжный магазин — без модных новинок и с малотиражными изданиями

В Смоленске при креативном пространстве «Штаб» работает независимый книжный магазин. Сооснователь «Штаба» Денис Никитас называет магазин авторским — все книги для продажи он выбирает сам. Часто это непопулярные издания, у которых маленький тираж. Денису важно, чтобы книги помогали построить в Смоленске «горизонтальный город», в котором люди смогут договариваться между собой.

Никитас рассказал «Таким делам», как выбирает книги для продажи, какие темы вызывают споры в Смоленске и почему важно, чтобы в каждом городе были локальные книжные, а не только представительства крупных сетевых магазинов.

Фото: предоставлено "Штабом"

Книжный при «Штабе»

У нас есть общественное пространство «Штаб». Это такое гибридное пространство: здесь и кафе, и место для коворкинга, место для культурных событий. У нас проходит много мероприятий.

Я всегда выступаю за живое общение, мне кажется, многие проблемы в нашем обществе — от недосказанности, от неумения вести диалог. Я призываю ходить лично на мероприятия — только так могут завязаться отношения и возникнуть доверие. Мы [в «Штабе»] пытаемся построить горизонтальный город — общество, в котором люди будут решать проблемы, не обращаясь наверх, «по вертикали», а именно в горизонтальной плоскости, будут договариваться между собой, приходить к совместным решениям и самоорганизовываться.

И мне кажется, люди смогут это делать, если они будут в первую очередь образованы.

Книжный магазин появился как продолжение этой истории. Это отражение тех ценностей, которые мы заложили в «Штаб». Наполнением книжного магазина я занимаюсь сам, поэтому назвал бы его авторским.

Книжный независимый

Независимый книжный — это устоявшееся выражение на рынке. Ассортимент книг определяется владельцами. В некоторых областных городах еще сохраняются локальные магазины, которые появились в советское время, но многие из них исчезли, на их место пришли большие сетевые магазины. Они работают как «Пятерочка» или «Магнит»: появляются и просто выжигают своим присутствием локальную инициативу. Но мне кажется, у нас настолько большая страна, настолько разнообразное население и его интересы, что несправедливо определять ассортимент книг из Москвы [представителями крупных сетей]. Мне кажется, в каждом городе есть своя изюминка и своя аудитория.

Фото: предоставлено "Штабом"

В Смоленске есть еще книжный, который работает с советского времени, — «Кругозор». Это классический хороший магазин. Есть местная локальная сеть «Книжный мир», есть «Читай-город» в торговых центрах. Есть маленький букинистический, хоть я думаю, что он, наверное, исчезнет. Но таких, как мы, больше нет. Я считаю, что так, как существуем мы, и должны существовать книжные магазины: быть не просто местом продажи, а культурной институцией, где можно посидеть, пообщаться, попить кофе, провести мероприятие.

Люди приходят в первую очередь в поисках неизвестного.

Если человеку нужна конкретная книга — он закажет ее, наверное, онлайн. А в магазин приходит в поисках того, чего не знает.

Часто люди просто смотрят книги, но не покупают. Но та ситуация, когда человек листает книгу, мне кажется важной. Чувствую, что это небольшая форма просвещения: человек узнал, что есть такой автор, есть такая книга, может, позже он к ней вернется.

Как найти хорошую книгу

Я понимаю, что форма потребления информации меняется. У бумажной книги есть конкуренты: электронная, цифровая, тот же ютьюб. Но бумажная книга для меня — один из символов знания. Я считаю, что бумажная книга важна для получения такой информации, к которой захочешь вернуться. И подбираю книги я именно с таким умыслом. Хорошо сделанная книга — не дешевая, от 500 рублей. Если уж человек решился на покупку, книга должна быть не разовой. Это в основном нон-фикшен.

Посетитель книжного магазина.
Фото: предоставлено "Штабом"

При покупке я ориентируюсь на издательство. Популярные издательства делают потребительский нон-фикшен, типа «25 причин не волноваться». Такие книги часто хорошо оформлены, но это не те издания, которые мне хотелось бы продавать, к ним не захочется возвращаться.

Все книги я не могу читать просто физически. Поэтому при подборе смотрю на автора, его биографию, читаю ознакомительные фрагменты. Стиль книг не должен быть сверхнаучным и совсем легким. Стараюсь также избегать сборников: мне кажется, что книга должна быть законченным произведением.

Довольно много времени у меня уходит на ознакомление с ассортиментом издательств. Если книжка издается тиражом тысяча экземпляров, важно не пропустить ее продажу. Часто издательства не ведут активную жизнь в соцсетях, это осложняет поиск.

Сейчас у нас около 200 наименований. Я хочу, чтобы в магазине было в десять раз больше книг, чтобы у человека был выбор. Но чтобы закупить хотя бы тысячу книг, нужно не меньше 400 тысяч рублей. Для нас это достаточно большие деньги.

Ирония, этика, право и смерть

Условно книги я подбираю по нескольким направлениям.

Первый большой раздел — ирония. Это такая смесь жанров: памфлет, есть философские трактаты, эссе, сатира. «Библия» этого раздела — это «Законы Мерфи». «Культ некомпетентности» — про то, что за каждой неудачей стоит конкретный человек и его некомпетентность, его ошибки.

Здесь же есть книга «Искусство брать взятки» XIX века — о том, как нужно брать взятки, каким должен быть формат отношений взяткодателя и взяткополучателя. Это важная и сложная проблема нашего общества, и она незло обыграна.

Посетительница книжного магазина.
Фото: предоставлено "Штабом"

Второй большой раздел — этика и мораль. Это те книги, которые задают или обсуждают некую модель поведения. Махатма Ганди, «Кодекс самурая», «Кодекс русского офицера», японский и индийский этикеты. Для верующего человека Библия — некий путеводитель. Эти книги, как мне кажется, могут быть нравственными путеводителями для неверующего человека. Но при этом я не призываю никого ни к чему. Может, вы слышали про религию летающего макаронного монстра (пастафарианство. — Прим. ТД)? У нас есть евангелие от летающего макаронного монстра — стараюсь, чтобы был максимально широкий диапазон.

Третий большой раздел — право. «Билль о правах» — это достаточно легко написанная книга о поправках, которые вносились в американскую конституцию. «Особое мнение судьи Кононова» — это сборник статей судьи Конституционного суда. Когда суд выносит свое решение, а один судья не согласен, он мотивирует свое несогласие в «особом мнении», а потом этот документ прикрепляется к решению. За все время существования Конституционного суда Анатолий Кононов был чуть ли не единственным судьей, который высказывал свое особое мнение. И высказывался он по очень важным для нашей страны ситуациям: о конституционной реформе в 1993 году, по Ходорковскому, вопросам, связанным с выездом за границу. Сейчас, кстати, судьи не имеют права публиковать свое особое мнение на сайте Конституционного суда.

Читайте также «Больше у дочери нет страха перед вещами». Как мама девочки с ДЦП запустила бренд одежды для детей с инвалидностью

Четвертый раздел — про жизнь, ее смысл, про смерть. Смерть вызывает недоумение у людей, и наличие таких книг вызывает недоумение, но мне кажется, это часть нашей жизни, не нужно этого стесняться. Здесь же есть книга «Жизнь в шести словах». Была шутка у Хемингуэя, что он напишет рассказ из шести слов. Уже в наше время один австралийский сайт развил эту идею и предложил подписчикам описать свою жизнь в шести словах. Собрал эти тексты и опубликовал в книге.

Здесь есть книга про поисковый отряд «ЛизаАлерт», «У войны не женское лицо» Алексиевич, «Блокадная книга» Адамовича и Гранина. Книга нашего современника Владимира Севриновского «Люди на карте». Он объездил все регионы Российской Федерации и написал книгу по итогам этих поездок. Что меня зацепило — в книге нет разговора про архитектуру, про далекое прошлое каких-то мест. Это книга про тех людей, которые наполняют Россию.

Пятый раздел — про Смоленск. Я стараюсь найти книги, которые выпущены на смоленскую тематику, но не в Смоленске. Например, книга Евгения Аврутина «Велижское дело». Есть в Смоленской области город Велиж, где 200 лет назад был совершен один из кровавых наветов на евреев, которые якобы убили одного из местных детей, чтобы получить его кровь. Наудачу сохранилось много документов об этом деле, но про него уже не знают даже сами велижане.

Есть в этом разделе книги смолян. Например, недавно вышедшая в издательстве НЛО книга «Сметая запреты», в числе авторов есть Наталья Мицюк, известный смоленский антрополог. Эта книга про историю русской женской сексуальности. Тема достаточно популярная, но исследований крайне мало.

Самая продаваемая книга — про оккупацию

Книга Павла Поляна «Борис Меньшагин. Воспоминания. Письма. Документы» — самая продаваемая у нас, мы продали около 150 штук, это очень много для Смоленска. Кажется, в Смоленске она больше нигде не продается, потому что она о не очень популярной теме — о времени оккупации. Эта тема часто замалчивалась, она не очень приятная, но люди здесь [в то время] жили, как-то выживали, что-то ели, ходили на работу.

Борис Меньшагин был бургомистром Смоленска. Книга про него вызывала вопросы у читателей. Там затрагивается Катынь — это суперболезненная тема для города. Из книги Поляна получается, что Меньшагин отказался быть свидетелем на Нюрнбергском процессе по катынскому эпизоду с советской стороны и заявить, что польских военных расстреляли немцы. Меньшагин получил 25 лет заключения, большую часть из которых провел в одиночной камере.

Эта тема вызывает дискуссии, и для паритета я заказал другую книгу про Катынь, в которой излагается версия, что расстрел организовали немцы.

Денис Никитас.
Фото: предоставлено "Штабом"

«Я хочу написать книгу»

Я пишу фельетоны. Публикую их на своей странице во «ВКонтакте». Пишу на чеховские, гоголевские темы — про раболепие, маленького человека, какие-то абсурдные ситуации. У всех героев есть реальные прототипы.

Мне бы хотелось написать свою книгу — отразить в ней ценностный ряд, о котором мы говорили, поделиться этим взглядом на мир. Я бы поместил ее в разделе этики.

Сейчас в магазине продается мой фельетон, оформленный в виде брошюры, называется «Эти ваши интернеты». Это комичная история, которая случилась в Смоленске. У нас был конфликт между мэром города и губернатором. И один чиновник поставил лайк мэру, за что был чуть ли не уволен с работы. И настолько смешно, что есть целый департамент, который отслеживает, кто кому лайки ставит. Эта история универсальная, она случилась в Смоленске, но может произойти в любом российском городе. Мало что поменялось со времен Чехова и Гоголя.

Благодарим за помощь в подготовке материала школу медиаменеджмента «Молоток», сеть социальных предпринимателей SOIN и медиа «Трамплин».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам
Все новости

Новости

Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: