Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Исследование: менее 1% российских врачей согласны с тем, что контролем за наркотическими лекарствами занимаются правоохранительные органы

Постоянный страх или эмоциональный дискомфорт из-за возможных проблем при работе с наркотическими или психотропными препаратами испытывают 27% российских врачей. Еще 38% сталкиваются с этим периодически, в зависимости от ситуации. Об этом говорится в исследовании компании «Медицинские информационные решения».

В опросе с помощью сервиса поддержки принятия врачебных решений «Справочник врача» принял участие 2031 врач-специалист, у половины из которых (52,5%) медицинская деятельность напрямую связана с оборотом наркотических обезболивающих и психотропных веществ.

Что показало исследование

О том, что у них возникали проблемы, связанные с учетом наркотических и/или психотропных средств, сообщили 23,1% врачей. Среди самых частых проблем респонденты называли неправильное оформление документации учета (47,6%), постоянные проверки по поводу и без повода (22%), утерю по недосмотру или неосторожности (8,2%). Еще 22,2% сообщили, что ситуация настолько запущена, что одну проблему выделить невозможно.

Терять ампулы из-под психотропных или наркотических средств приходилось 6,8% опрошенных, еще 9,2% разбивали полную. Чаще всего (42,5%) виновник получал устный выговор от начальства и ампулу списывали. Еще 30,5% признались, что списали ампулу самостоятельно и никто ничего не узнал. Но 9,8% респондентов пришлось общаться с правоохранительными органами. Среди ответов в свободной форме больше всего оказалось рассказов о том, что в поисках потерянной ампулы пришлось разбирать мешки с мусором и даже копаться в общих мусорных баках больницы.

По мнению большинства опрошенных (77,9%), для усовершенствования системы работы с наркотическими и психотропными препаратами необходимы полный пересмотр оформления документации учета наркотических лекарств в медучреждениях, смягчение правил и уменьшение количества заполняемых журналов. 48,20% считают необходимым повышать грамотность самих медработников при работе с наркотиками, 53,9% — отменить уголовную ответственность для медиков.

Среди других ответов были, в частности, предложения исключить из учетных групп часть препаратов, тем более что многие из них не содержат наркотических веществ («Трудно быстро оказать помощь больному эпилепсией, когда он в одном отделении, а диазепам ампулированный в этом дурацком “наркотическом посте” двумя этажами выше»), упростить работу с такими препаратами — не сдавать пустые ампулы, выдавать лекарства без участия администрации, на основании решения лечащего врача, а также отменить специальное оформление таких назначений в отдельном журнале, ограничившись записью показаний в истории болезни и в листке назначений.

С существующей практикой, при которой контролем оборота наркотических и психотропных лекарств занимаются правоохранительные органы, оказались согласны лишь 0,8% респондентов. 22,2% считают, что это обязанность Министерства здравоохранения РФ. По мнению 33,2% участников опроса, это должна быть совместная деятельность Минздрава и правоохранительных органов. И 43,8% уверены, что вполне достаточно контроля на уровне руководства медучреждений.

Дамоклов меч

За последние годы в стране вышло рекордное количество документов, упрощающих выписку наркотических анальгетиков. И сейчас, по заверению властей, проблем с получением обезболивания нет.

Между тем над врачами по-прежнему висят санкции со стороны наркоконтроля. Остается в силе и уголовная ответственность за нарушение правила хранения или оборота сильнодействующих обезболивающих лекарств, за назначение их не по показаниям, список которых очень обтекаем. А действующие правила хранения, отпуска и назначения подлежащих предметно-количественному учету наркотических анальгетиков содержат массу формальностей, соблюдение которых занимает столько времени, что в острой ситуации это может стоить пациенту жизни.

Читайте также  Без боли  

И это сводит на нет все усилия Минздрава по упрощению процедуры получения обезболивания тяжелых больных: врачи по-прежнему боятся применять опиоидные анальгетики из-за угрозы попасть под уголовную статью. Несмотря на то что сейчас терапевт имеет право единолично выписывать наркотики больному с четвертой стадией рака, многие по-прежнему предпочитают делать это «комиссионно», то есть направляя к онкологу. А проблемы страдающих от сильных болей неонкологических больных решаются еще тяжелее.

Два года назад проблему применения сильнодействующих обезболивающих препаратов в очередной раз подняла на прямой линии с президентом Владимиром Путиным учредитель благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер. Она попросила его поддержать декриминализацию ответственности медиков по статье 228.2 УК РФ (нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ), которая предусматривает уголовную ответственность за случайно испорченные или утраченные ампулы и расход не по регламенту сильнодействующих обезболивающих, независимо от того, наступили ли последствия. В январе 2020 года президент дал поручение внести в эту статью соответствующие поправки, и в апреле 2021 года депутаты Госдумы в первом чтении одобрили законопроект, согласно которому уголовная ответственность не наступит, если вещества утрачены медиками по неосторожности и это не причинило вреда.

Наказание за сострадание

В последнем случае речь идет об утере учетного препарата по неосторожности, но есть еще «умышленные деяния»: все помнят, чем закончилось для красноярского терапевта Алевтины Хориняк нарушение должностной инструкции — выписка трамадола онкобольному, прикрепленному к другой поликлинике. Врач подверглась уголовному преследованию по обвинению в подделке документов и незаконном обороте сильнодействующих веществ. Дело, длившееся три года (2011—2014), вызвало широкий резонанс и завершилось оправдательным приговором.

Более свежий пример — история гинеколога Олега Баскакова из Свердловской области. Назначив тяжелобольной пациентке сильнодействующее обезболивающее, врач выдал его не из больничного сейфа, ключи от которого хранятся у старшей медсестры, а из своих личных запасов. Сам Баскаков пояснял, что время было позднее и согласовать это назначение было уже просто не у кого. Он передал медсестре две ампулы трамадола, которые остались у него после смерти матери. Однако старшая медсестра забрала лекарства и вызвала полицию. Печальные последствия этой истории удалось предотвратить благодаря общественному резонансу: уголовное дело о незаконном распространении наркотиков и сильнодействующих веществ, за которое врачу грозило до восьми лет лишения свободы, было прекращено.

Но в целом проблема эта не решена, и в то время, как одни уголовные дела решают замять из-за шума и огласки, другие доводятся до суда и реального приговора. Только по статье 228.2 УК РФ, как говорится в пояснительной записке к законопроекту о ее смягчении, с 2016 года по июнь 2019 года в отношении медицинских работников было возбуждено 29 уголовных дел, лишь пять из которых было прекращено на стадии расследования.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: