Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Почему рискованно собирать пожертвования на личную карту?

Несмотря на развитие сектора некоммерческих организаций в России, многие их подопечные до сих пор открывают частные сборы на помощь, а жертвователи переводят деньги на личные карты нуждающихся. Вместе с экспертами и благополучателями разбираемся, чем такие сборы грозят их участникам и сектору НКО в целом.

«Не обязательно быть мошенниками»

В лентах соцсетей часто появляются объявления: оказавшиеся в беде люди, их родственники или активисты просят перевести деньги на банковскую карту. Как правило, на такие просьбы откликаются знакомые или знакомые знакомых. Бывают и крупные сборы, в которых также фигурируют номера частных карт.

В секторе НКО к таким сборам относятся со скепсисом. Московская Ассоциация социально ориентированных некоммерческих организаций «Все вместе» даже выступила по этому поводу с Декларацией о прозрачности, которую подписали почти три сотни благотворительных фондов и организаций. Главная причина негативного отношения к сборам на личные карты — широкое распространение фейковых объявлений.

«Сборы на карту — это основа мошенничества в интернете, — говорит координатор проекта “Все вместе за разумную помощь” Анжелика Иванова. — Мы все-таки рекомендуем переводить средства только в том случае, если вы лично знаете конкретную семью, конкретную ситуацию. Либо очень тщательно проверять сбор, потому что действительно много случаев, когда мошенники используют чужие ситуации, чужие истории — просто подставляют свою карту, и все».

Распространение мошеннических сборов бьет по всей системе НКО в целом. «Это порождает глобальное недоверие к сектору, люди перестают доверять фондам», — считает Светлана Корначева, директор по коммуникациям благотворительного фонда КАФ.

Главный риск при пожертвованиях на частную карту — нельзя проконтролировать, на что будут расходоваться средства

Риски несут в себе даже «честные» сборы, когда жертвователи и благополучатели знакомы между собой. Попавшие на счет средства ничем не отличаются от других денег, не имеют целевого назначения, а значит — могут быть потрачены как угодно. Например, списаны в качестве долгов.

«К сожалению, очень много случаев, когда деньги уходят не туда, причем для этого совсем не обязательно быть мошенниками, — объясняет Анжелика Иванова. — Просто человек в стрессе может потратить деньги на какие-то другие цели: например, на улучшение жилищных условий. Кроме того, для налоговых и других государственных органов нет никакого различия между личной бухгалтерией и теми средствами, которые собраны на благотворительность, поэтому карту могут заблокировать, могут снять штрафы или пени. Те деньги, которые жертвователь переводит, думая, что они направлены на лечение, могут быть пущены совсем на другие цели».

«Никаких претензий не было»

Сами по себе переводы с карты на карту в России не запрещены, хотя законодательство в этой области устроено достаточно сложно: квалификация перевода как дарения, благотворительности или дохода может зависеть от позиции налоговых органов. То есть теоретически сборы пожертвований на личные счета остаются в легальном поле, хотя привлечь внимание банкиров, налоговиков или правоохранителей они все-таки могут.

«Разовое жертвование — это дарение денег, и оно не запрещено. Но если идет большой сбор и на карту поступает много-много платежей, то это уже теоретически можно привязать к незаконной предпринимательской деятельности и уходу от налогов, — говорит Анжелика Иванова. — Есть же закон о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. Банки, как правило, ссылаются на него, и если считают подозрительным большое количество переводов на счет физического лица, то имеют право заблокировать карту для проведения проверки».

Именно такая перспектива вызывает опасения у Яны Ивановой — мамы Полины, про которую «Такие дела» писали в прошлом году. У Полины множественные нарушения развития, ей требуется постоянный уход, особое питание, дорогие препараты и медицинские расходные материалы. Семье помогает благотворительная организация «Перспективы», но эта помощь в основном нематериальная: с Полиной занимаются специалисты организации, при необходимости она остается в гостевом доме. Деньги на жизнь и аренду квартиры Яна собирает в соцсетях — пенсии категорически не хватает, а работать она не может, так как Полине требуется постоянный уход.

ПолинаФото: Яна Иванова

«Я все жду, когда за мной черный воронок приедет, — смеется Яна, а потом серьезно говорит: — Когда мне звонит корпоративный номер банка, я на всякий случай скидываю. До сих пор никаких претензий не было, но я жду, когда они мне позвонят и спросят».

Проводить сборы в соцсетях Яна начала практически сразу после рождения Полины — около пяти лет назад. Первой площадкой для нее стала «ВКонтакте». В группе она рассказывала, как идут дела у Полины, вела личный блог и периодически просила помочь с покупкой памперсов, лекарств, специальной питательной смеси и других необходимых вещей.

В группе было около 300 читателей, многие из них — совершенно не знакомые Яне люди. Кто-то из них периодически писал жалобы, сомневаясь в целевом расходовании средств. Однажды Яна не успела выложить отчет о потраченных средствах — и администрация «ВКонтакте» заблокировала группу, а через несколько месяцев — и личную страницу Яны. Сейчас для сборов она использует фейсбук.

«Мы очень уважаем и ценим политику “ВКонтакте”, потому что это единственная соцсеть, которая контролирует такие сборы — в фейсбуке и инстаграме этого нет вообще, поэтому там очень много мошеннических сборов, — говорит Анжелика Иванова. — А у “ВКонтакте” есть определенные правила. В частности, там сказано, что для сбора средств нужно выделить отдельные реквизиты, по которым нет личных финансов, что приходы средств должны фиксироваться в сообществе, а расходы — строго соответствовать заявленным целям. Если поступает жалоба или человек перестает выкладывать подтверждающие документы, администрация принимает меры и блокирует аккаунт».

«Я не знаю, что делать»

Другая героиня «Таких дел», Анна Тимашева, пошла иным путем. У ее дочери Дины аутизм, который диагностировали еще в младенчестве. Сейчас Дине восемь, у нее задержка интеллектуального развития — она еще не умеет писать и читает только слоги, но с социальной адаптацией все достаточно хорошо. Во многом благодаря многолетним занятиям со специалистом по ABA-терапии (прикладной анализ поведения — один из самых эффективных методов коррекции аутизма).

Терапию, состоящую из регулярных занятий и ежемесячных супервизий, раньше оплачивал отец Дины, с которым Анна развелась после нескольких эпизодов домашнего насилия. Суд вынес обвинительный приговор осенью 2020 года, и с этого момента мужчина перестал переводить деньги на ABA-терапию. Анне пришлось искать другие, более доступные способы реабилитации, но сделать это оказалось непросто.

ДинаФото: личный архив Анны Тимашевой

«Я нашла дефектолога, мы пошли к ней, но Дина кричала все занятие, а этот дефектолог сидела сложив ручки, а потом говорит: “Я не знаю, что делать, я не могу ребенка диагностировать, не могу составить программу”, — рассказывает Анна. — Я говорю: “Наверное, у вас не первый такой ребенок?” И тут она выдает: “Честно говоря, за 10 лет моей практики это первый такой ребенок”. Я вообще в шоке была!»

Подруга Анны Полина помогла собрать деньги почти на два месячных абонемента по ABA-терапии и предложила создать группу «ВКонтакте», посвященную Дине. В группе девушки и еще ряд знакомых Анны предлагают не просто пожертвовать средства, а приобрести их услуги за фиксированную плату: например, получить консультацию по уходу за растениями или заказать дизайн интерьера. Все собранные деньги обещают потратить на очередной абонемент.

Средства, как и в случае Яны с Полиной, собираются на личную карту, что, по мнению экспертов, в будущем может привлечь внимание правоохранителей и налоговой службы.

«Законодательно человек может собирать деньги на личную карту. Оказывать услуги, делать группу “ВКонтакте” тоже не запрещено, но человек, который делает это, может столкнуться с необходимостью заплатить НДФЛ в размере 13%, либо может оформиться как самозанятый и платить меньше налогов», — говорит Корначева. С коллегой соглашается и Анжелика Иванова, которая полагает, что оказание таких услуг может быть расценено как незаконная предпринимательская деятельность, которая повлечет за собой соответствующее наказание.

«Это последний шанс»

Оформление самозанятости в случае оказания услуг и получения оплаты на карту эксперты считают хорошим выходом. Во всех же других ситуациях вместо открытия частного сбора они советуют обращаться в благотворительные фонды, которые могут запустить легальный адресный сбор в пользу конкретного человека, принимая пожертвования на свой расчетный счет, или поддержать подопечного продуктами, лекарствами, вещами, оборудованием.

Среди главных преимуществ обращения в НКО Корначева называет прозрачность процессов и гарантию помощи — в соответствии с заключенным договором. Не менее важна и экспертиза, которую способен предоставить благотворительный фонд. Она может уберечь людей в состоянии кризиса от необдуманных поступков, например передачи собранных средств мошенникам.

Светлана КорначеваФото: личный архив

«Очень часто так бывает, когда люди собирают на карту мамы, что выбранное ими лечение — экспериментальное, — объясняет Светлана. — Например, врачи говорят, что, к сожалению, ребенок паллиативный, и тут появляется какое-нибудь экспериментальное лечение за рубежом, которое стоит несколько миллионов долларов, и это последний шанс. Родителей можно понять, но у фонда есть экспертиза, и фонд понимает, что, к сожалению, лечение, скорее всего, не поможет. А родители с этим не согласны, они начинают собирать средства сами».

По словам Корначевой, сейчас в России существует целая инфраструктура «медицинских турагентств», которые обещают попавшим в беду людям чудесное спасение, зарабатывая на их горе огромные деньги. Это одна из важных причин, по которым представители НКО считают сборы на личные карты негативным явлением, подрывающим авторитет благотворительной деятельности.

Недоверие ощущают и сами благополучатели, собирающие средства в социальных сетях. Яна Иванова рассказала, что за годы сборов пожертвований неоднократно сталкивалась с предвзятым отношением. Сейчас ей удалось выйти на московский благотворительный фонд «Страна — детям», который оплатил дорогую стоматологическую операцию для Полины и будет помогать в дальнейшем. В планах Яны и обращение в фонд «Вера» за помощью в лечебном питании, гастростомах и медицинских расходных материалах.

Если НКО помогут в достаточной степени, сборы в социальных сетях можно будет — хотя бы временно — прекратить. А еще — перестать ждать звонка из банка и перестать опасаться черного воронка под окном.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: