Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

В Коми ежегодно происходят нефтеразливы. Почему власти ничего не делают, чтобы их предотвратить?

С момента самого крупного в мире нефтеразлива на суше прошло 27 лет. Дело было в Коми, и до сих пор, несмотря на колоссальные последствия для окружающей среды и жителей региона, ежегодно сотни тысяч тонн нефти попадают в местные реки, а затем в океан.

В начале мая, по официальным данным, в реку Колву попало 90 тонн нефтепродуктов. Общественники уверены, что в этом виноваты нефтяные компании, которые не хотят тратить деньги на замену трубопроводов и которым дешевле заплатить штраф за очередной разлив. Власти республики и правительство России не спешат менять законы, чтобы спасти природу. Почему так происходит — в нашем материале.

Ликвидация разлива нефтесодержащей жидкости, которая попала в реку Колву в УсинскеФото: пресс-служба главы Коми / ТАСС

Хронология нефтеразливов и реакции властей

Большинство нефтеразливов происходит в Ненецком автономном округе, затем по рекам загрязнения распространяются в Усинский и Ижемский районы в Коми. 

В августе 1994 года в Усинском районе произошел самый крупный разлив нефти за предыдущие 20 лет нефтедобычи на территории СССР и России. Катастрофа вошла в Книгу рекордов Гиннесса как крупнейший нефтеразлив на суше. Тогда на грунт вылилось, по разным оценкам, от 100 до 300 тысяч тонн сырой нефти, общая площадь загрязнений достигла 270—745 гектаров. Причина — плохое техническое состояние нефтепровода «Возей — Головные сооружения», который не обработали антикоррозийной защитой. Работы по сбору нефти, которая достигла Баренцева моря, и рекультивации участков разливов удалось завершить только к 2010 году.

Специалисты предупреждали об износе трубы еще в 1988 году, но руководство компании проигнорировало рекомендации. Даже после прорыва нефтепровода по нему продолжали качать сырье.

Про катастрофу официально сообщили не сразу — местные жители узнавали об аварии друг от друга. Нефть начали убирать только спустя несколько дней после разлива — делали это лопатами, что-то закачивали насосами в бочки. Для ликвидации последствий аварии России пришлось взять в кредит около 100 миллионов долларов у Всемирного банка. По словам бывшего министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Коми Романа Полшведкина, уголовные дела против руководства компании в итоге «не нашли своего финала», поскольку оно уехало вместе с активами за границу. Полшведкин отметил, что никто не был осужден по итогам катастрофы. Виновника аварии компанию «Коминефть» оштрафовали примерно на 600 тысяч долларов.

Полшведкин рассказывал, что во время катастрофы 1994-го на Севере научились технологиям по уборке нефти. «Место аварии стало опытным полигоном. Те технологии, что родились тогда, используют и сейчас. Большая работа проделана в науке и в законах», — говорил чиновник. Ему вторит старший научный сотрудник лаборатории биохимии и биотехнологии Института биологии Коми научного центра Уральского отделения Российской академии наук Мария Маркарова. По ее словам, до этого у России не было опыта ликвидации таких значительных загрязнений.

Следующий крупный нефтеразлив произошел также в Усинском районе в ноябре 2012 года. Нефть попала сначала в ручей Возей-Шор, а затем — в реки Колва, Уса и Печора. При этом руководство также умолчало о разливе и не организовало никаких работ по ликвидации последствий. О происшествии стало известно только благодаря паводку в мае 2013 года. Причина аварии — использование нелегального нефтепровода, который не был принят в эксплуатацию, заявлял руководитель Следственного управления СК РФ по Республике Коми Николай Басманов.

В январе 2014 года компания «Русвьетпетро» выплатила почти 100 миллионов рублей в качестве компенсации ущерба от нефтеразлива. Еще порядка 15 миллионов компания направила в муниципальный бюджет Усинска. Тогда аварию назвали одной из наиболее крупных экологических катастроф в Коми. Бывшему главе «Русвьетпетро» Алексею Крохину назначили штраф в 200 тысяч рублей за сокрытие информации о разливе.

В апреле 2016 года под Ухтой произошел следующий крупный инцидент. Нефть пролилась из неиспользуемых скважин, пробуренных в середине ХХ века. В акватории реки Ухты ввели режим ЧС только спустя три дня после того, как местные жители сообщили о разливе. Владимир Чупров отмечал, что в реку попало до 100 тонн нефтепродуктов.

По оценкам бывшего министра Романа Полшведкина, по данным на ноябрь 2020 года, скрывается до 70% процентов информации о нефтеразливах. Всего в год, по его словам, фиксируется только 13—15 разливов нефти.

Очередной масштабный разлив

За последний год в Коми было как минимум три крупных нефтеразлива, о которых писали СМИ. Первый произошел в августе 2020 года в Усинском районе после повреждения напорного нефтепровода. Второй случился в октябре 2020 года на выведенном из эксплуатации участке нефтепровода в районе Харьягинского месторождения в Ненецком автономном округе, но дошел до Усинска, где ввели режим ЧС.

Третий разлив произошел 11 мая на реке Колве в 130 километрах от Усинска, где ввели режим ЧС. По данным «Лукойл-Коми», в почву попало около 90 тонн нефтепродуктов, а в реки — 9 тонн. Причина — разгерметизация напорного нефтепровода Ошского месторождения. 18 мая на Колве зафиксировали превышение предельно допустимой концентрации нефтепродуктов в 38 раз.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Светлана Радионова (@_svetlana__radionova_)

Собеседник «Таких дел» в нефтяной отрасли в регионе Игорь (имя изменено по просьбе героя) рассказал, что нефти вылилось в реку гораздо больше, чем сообщили официально. По данным источника, нефть могла течь как минимум неделю, пока ее не заметили во время обхода. По его словам, нефть до сих пор не собрали после предыдущих нефтеразливов, «как ниже по течению уже новая катастрофа».

«Река после 1994 года только оклемалась и начала жить, начала ловиться рыба. Теперь история повторилась. Когда река восстановится — неизвестно»

Игорь и сам рыбак.

Эксперты Всемирного фонда дикой природы (WWF) говорят, что утечка произошла гораздо раньше. По данным общественников, нефть лилась в течение месяца. Об утечке, как отмечают в фонде, узнали только после таяния снега, когда нефть попала в реку.

Читайте также Мох и нефть  

Зампредседателя экологической организации «Комитет спасения Печоры» Александр Сладкоштиев сообщил «Таким делам», что, по оценке комитета, в воду могло попасть до 500 тонн нефтепродуктов, поскольку нефть под большим давлением выбрасывалась из трубы в течение шести часов. В аварии Сладкоштиев винит изношенность трубопроводов, отсутствие должного контроля со стороны «Лукойла» за процессом транспорта нефти, ошибки при проектировании — отсутствие автоматики, которая могла бы отключить подачу нефти после аварии, а также жадность руководства нефтекомпании. По мнению зампредседателя экологической организации, произошедшая авария крупнейшая в Коми за последний год.

Александр Сладкоштиев уверен, что ущерб окружающей среде от аварии может превысить миллиард рублей. Официальные ведомства пока не выдвинули претензий к «Лукойлу». 13 мая в Ненецком автономном округе региональный СК возбудил уголовное дело о нарушении правил охраны окружающей среды при производстве работ. Следователи считают, что ответственные лица нарушили правила охраны окружающей среды при эксплуатации промышленных объектов. Росприроднадзор возбудил два административных дела по статьям о нарушении правил охраны водных объектов и о порче земель. 

Представитель «Комитета спасения Печоры» сообщил, что после аварии никто из представителей ответственных ведомств не встретился с местными жителями, не рассказал им, как дальше жить, что показали анализы, есть ли угроза жизни. «Такое ощущение, что они просто боятся и все скрывают», — подчеркнул Сладкоштиев.

Как предупреждают нефтеразливы в Коми сейчас?

Игорь рассказал «Таким делам», что трубы в их компании если и ремонтируют, то с большими нарушениями. Он показал корреспонденту фотографии, на которых видны разбросанные по земле старые трубы. Мужчина указал, что ветер разносит утеплитель на многие километры по тундре, а это дополнительно загрязняет почву.

«Раньше в штате числились обходчики трубопроводов. Они занимались этим ежедневно, чтобы вовремя обнаружить утечку и среагировать. Но в недавнем прошлом руководство компании “Лукойл” решило всех обходчиков сократить. Кто-то попал под сокращение, кого-то перевели в операторы добычи. Обходы повесили на них, а на этой должности работы и так по горло», — рассказал мужчина.

В 2018 году в Госдуму внесли законопроект об усилении ответственности за нарушение требований экологической безопасности при проведении работ в сфере недропользования. При этом документ даже не прошел первое чтение, но его и не отклонили. 

В то же время в Госдуму внесли еще один проект поправок к закону «Об охране окружающей среды». Изменения касались предупреждения и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на сухопутной территории России, а также усиления ответственности нефтедобытчиков. Закон приняли спустя два года после крупной аварии на ТЭЦ-3 в Норильске. Также в 2020 году депутаты спустя три года после внесения отклонили законопроект, который повысил бы государственный экологический надзор при строительстве, реконструкции объектов капитального строительства и усилил бы ответственность за нарушение установленных экологических требований.

Как страдают жители и животные?

Сотрудники Центра стратегических исследований гражданской защиты МЧС России написали книгу «Катастрофы конца XX века», в которой утверждают, что разлив 1994 года затронул восемь населенных пунктов, в них жили свыше 63 тысяч человек. В селе Колва медики заметили повышение заболеваемости среди взрослых (заболевания органов пищеварения и инфекционные заболевания) и детей (инфекционные заболевания и заболевания органов дыхания). Эксперты посчитали, что это связано с ослаблением иммунно-биологической резистентности организма, которая прогрессирует в условиях загрязнения.

Нефтеразлив 1994 года повлиял и на сельскохозяйственные продукты: в некоторых образцах картофеля нашли высокое содержание тяжелых металлов — кадмия и цинка, а в пробах молока обнаружили превышение предельно допустимой концентрации свинца.

Также нефтяные разливы негативно влияют на популяцию рыб в бассейнах рек Колва, Печора и Уса, поделился Александр Сладкоштиев. По его словам, люди не могут использовать отравленную воду для питья и для хозяйственных нужд. Эксперт отметил, что скот питается загрязненной травой, с которой в организм животного поступают тяжелые металлы, нефтепродукты, нитраты, нитриты, цианиды. Из-за этого загрязняется мясо скота, а также молоко. Александр поделился неофициальной статистикой, согласно которой Усинский район — лидер в Коми по онкозаболеваниям желудочно-кишечного тракта.

«Населению пришлось отказаться от крупного скота, от ловли рыбы. Оно стало крайним в этой борьбе “Лукойла” за свою выгоду.

Компания ведет себя как фашисты, которые во время войны травили воду, чтобы люди не могли жить на таких территориях

Если нет людей, то и нет проблем», подчеркнул Сладкоштиев.

Что необходимо исправить, по мнению экологов? 

С 2018 года Гринпис выступает за «прямой запрет эксплуатации старых нефтепроводов и запрет продления их срока службы сверх того, что был заложен при их вводе в эксплуатацию». Эту же цель ставит перед собой «Комитет спасения Печоры», который несколько раз безуспешно пытался добиться референдума по этому вопросу в регионе.

Директор по программам, исследованиям и экспертизе в российском отделении Гринписа Иван Блоков рассказал «Таким делам», что они добиваются того, чтобы запретили эксплуатировать трубы старше 20 лет.

«Больше 90% разливов — результат коррозии.

Главная причина разливов — человеческая жадность. Для того чтобы добывать нефть почти безаварийно, необходимо вложить ощутимую, но не космическую сумму для замены нефтепроводов

Расчеты показывают, что если бы акционеры нефтяных компаний два года не делили между собой прибыль, а потратили ее на замену нефтепроводов и их реконструкцию, то все было бы в порядке. Но, к сожалению, уже десятилетия у нас продолжается вот так», — отметил Блоков.

Он поделился статистикой Гидромета, согласно которой в сторону Северного Ледовитого океана ежегодно переносится от 150 до 400 тысяч тонн нефти. Иван Блоков отметил, что это означает, что на земли выливается несколько миллионов тонн нефти. 

Эксперт считает, что в этом нельзя винить определенные нефтяные компании — «проблема системная». С Блоковым не согласен Сладкоштиев, который считает, что большинство аварий в Коми происходит на нефтепроводах именно компании «Лукойл».

Иван Блоков винит в катастрофах в первую очередь отсутствие «нормальной» системы надзора и контроля. «Реки контролирует только Росприроднадзор. По данным на 2019 год, у них 1560 инспекторов на всю Россию, которые среди прочего выдают лицензии на обращение с опасными отходами, штампуют кучу документов, а еще проводят проверки. Их оклады в регионах — 12—13 тысяч рублей», подчеркнул Блоков. Иван уверен, что необходимо организовать «нормальную» службу контроля и обеспечить инспекторов достойной зарплатой.

Также Гринпис выступает за постепенный отказ от использования нефти в качестве источника энергии. Организация предлагает правительству России принять «Зеленый курс», который поможет стране справиться с климатическим и экологическим кризисами. «Если мы продолжим в таком же духе, то через 60 лет — срок, в течение которого Минприроды рассчитывает продолжить извлечение нефти, — от нашего мира не останется почти ничего», — подчеркнул Блоков. 

«В Коми, несмотря на страшную аварию 1994 года, все продолжается. Ситуация, которая была сейчас, очень смахивает на то, что было тогда»

Что делать, если вы заметили нефтеразлив? 

WWF приводит инструкцию о том, что можно делать, если заметили нефтеразлив:

  • необходимо запомнить и записать примерные координаты мест, сделать фото или видео;
  • затем надо сообщить об этом в соответствующие органы — позвонить или написать электронное обращение в Росприроднадзор или обратиться в региональное правительство;
  • распространить информацию в соцсетях.

Петицию Гринписа к правительству России с требованием перейти на «Зеленый курс» через развитие возобновляемой энергетики и безопасных технологий поддержали уже свыше 20 тысяч человек.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: