Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Идея о том, что ребенок постоянно врет, — это миф». Почему важно верить рассказам детей о сексуализированном насилии

Сексуализированное насилие над детьми имеет множество видов. Чаще всего его делят на две формы. Первая — контактное насилие, к которому относятся изнасилование, прикосновение к половым органам ребенка или просьба, чтобы он сам дотронулся до гениталий взрослого человека. Вторая форма — бесконтактная. Она включает в себя просмотр порнографии, подглядывание, мастурбацию в присутствии ребенка и другие действия, которые нарушают границы ребенка.

«Тебе поверят» запустил акцию#страшноважно. Она проходит с 1 июня по 15 июля. Вместе с экспертками проекта  «Такие дела» рассказывают, со стороны кого дети подвергаются сексуализированному насилию и почему они не могут об этом врать.

Фото: Sigmund / Unsplash.com

Родственник, учитель или сосед

Согласно данным ЮНИСЕФ, каждый восьмой ребенок в мире подвергался сексуализированному насилию до достижения совершеннолетия. Чаще всего авторами насилия становятся знакомые детям люди: родственники, друзья семьи, соседи, тренеры, учителя. Эксперты говорят, что качественных данных, отражающих ситуацию в России, нет. Информация есть у правоохранительных органов, но она не детализирована и совсем не отражает реальную картину, так как очень малый процент фактических случаев доходит до правового разбирательства. Но мировые данные во многом отражают и российскую действительность. 

«Большая часть кейсов и заявок, которые поступают к нам в проект, содержит информацию, что насилие в сторону детей совершает не какой-то неизвестный злодей с улицы, а, наоборот, знакомый или близкий для ребенка человек»

«То есть это значимый и статусный для ребенка человек. И имеющий возможность, не привлекая ничьих подозрений, много времени проводить с ребенком», — рассказала ТД соосновательница проекта «Тебе поверят» и координатор работы психологического направления Анжела Пиаже.

Тебе никто не поверит

 

Ксения Шашунова добавляет, что сексуализированное насилие — сложная для ребенка тема для вранья и фантазий и «дети в целом не знакомы с этим понятием, поэтому не могут врать об этом». Более того, авторы насилия зачастую пользуются тем, что детям могут не поверить, и запугивают их. «Они говорят: “Ты можешь рассказать об этом маме, взрослым, но тебе никто не поверит”. И, когда эти манипуляции и запугивания сбываются, ребенок сильно замыкается», — рассказывает Шашунова.

Из-за особенностей детской психики ребенок может сбивчиво рассказывать о надругательстве, путать слова и образы, детали и прочее. Иногда он может сообщать о насилии в третьем лице.

«Часто дети не понимают, что вообще с ними происходит, и могут неубедительно, с точки зрения взрослого, рассказывать о насилии, сбиваться», — подчеркивает Анжела Пиаже.

«Это не свидетельство лжи, это все — признак того, что о сексуализированном насилии рассказывать сложно»

Более того, сбивчивость в рассказе — это общее следствие травмы от сексуализированного насилия, которая характерна и для взрослых. Люди, подвергшиеся насилию, могут путано строить свой рассказ, перескакивать с места на место, рассказывать о случившемся, то добавляя, то забывая детали.

Нет точных данных о том, сколько историй о сексуализированном насилии в отношении детей оказываются неправдивыми. По словам Пиаже, есть информация, что менее 4% обвинений признавали ложными. «Но тут крайне важно учитывать, что на ребенка в следственных действиях часто оказывается большое эмоциональное давление, ребенок переживает из-за родителей, меняет показания, забирает свои слова обратно. И в эти 4% в основном входят как раз такие случаи», — уточняет она.

К тому же дети, которые рассказывают о сексуализированном насилии, часто сталкиваются с недоверием со стороны взрослых. Как утверждает Пиаже, зачастую это связано с тем, что общество не привыкло серьезно относиться к словам ребенка — считается, что он фантазирует вне зависимости от того, что говорит.

«Для детей, вопреки общественным стереотипам, совсем нехарактерно создавать выдуманные истории про сексуализированное насилие, снабжая их характерными деталями, эмоциями. Более того, пытаться рассказать взрослым про происшедшее тоже совсем не просто для ребенка, страшно и стыдно», — подчеркивает психолог.

По словам Пиаже, стоит с вниманием относиться к словам ребенка о насилии над ним, потому что это не та информация, которую ребенок может легко генерировать и спокойно, обстоятельно рассказывать. Это могут быть физиологические особенности, которые, например, он не может знать в силу возраста.

Рассказ ребенка строится на той информации, с которой он или она столкнулся, что-то, что принудительно ворвалось в жизнь и сознание ребенка, и вот, как может, ребенок пытается этим делиться

Как объясняет психолог и куратор детско-родительского направления проекта «Тебе поверят» Ксения Шашунова, недоверие к детям можно объяснить в том числе с точки зрения культурной особенности — нередко они воспринимаются объектно. Например, часто взрослые уверены, что ребенок не может сам что-либо выбрать или решить, а взрослый человек знает лучше, его взгляд и мнение важнее.

В то же время новость о том, что ребенка кто-то сексуально использовал, может шокировать взрослого. «Если мы в метро потеряли кошелек, то в первые минуты не можем в это поверить. Здесь так же. Шок — это очень естественная реакция. Нам хочется вернуть все назад, отмотать, найти кошелек. И когда у нас появляется версия, что ребенку показалось или он нафантазировал, то сразу появляется возможность отмотать назад и сделать мир таким же иллюзорно безопасным, каким он был, пока ребенок не сказал о насилии», — объясняет Шашунова.

Для взрослого проигнорировать ребенка, который рассказал о насилии, — это хорошая возможность сохранить прежнюю картину мира, утверждает психолог. Но ребенок в такой ситуации может остаться один на один с сексуализированным насилием.

По словам Ксении Шашуновой, взрослому не стоит бояться детских фантазий и бояться не отличить вымысел от правды. А если кажется, что ребенок фантазирует о насилии, стоит отвести его к специалисту, который поможет в этом разобраться.

Фото: Alexandre Dinaut / Unsplash.com

Как понять, что ребенок подвергся сексуализированному насилию

Нет признаков, которые могли бы точно указать на то, что с ребенком произошла именно такая ситуация. Но, как утверждают психологи, есть набор неспецифичных сигналов, которые могут указывать как на стресс, так и на то, что ребенок подвергается сексуализированному надругательству. Тем не менее их важно знать и разговаривать с ребенком в случае, если в его поведении начали происходить заметные изменения.

«Это не значит, что надо быть очень подозрительными, но важно иметь в виду, что сексуализированное насилие над ребенком может произойти, важно быть бдительным», — объясняет Шашунова.

Читайте также «Секс — это не маркер взрослости». Что рассказать детям о насилии и контрацепции?

Прежде всего к прямым признакам относят повреждения половых органов, покраснения, натертости. Как объясняет специалист, это может быть вызвано, например, аллергической реакцией, но может служить сигналом того, что с ребенком происходит насилие.

Признаками сексуализированного насилия также могут быть любые резкие изменения в поведении или реакции ребенка: хорошо учился в школе — скатился на двойки, был веселым — стал грустным. Стоит обратить внимание, если ребенок знает о сексе и строении тела больше, чем ему положено по возрасту, а также если ребенок навязчиво мастурбирует.

«Но навязчивая мастурбация — это когда ребенок не может прекратить. Родители пытаются переключить внимание ребенка, а он все равно продолжает. Когда ребенок мастурбирует в общественных местах, в садике, в школе — это тоже часто последствие сексуализированного насилия», — добавляет Ксения.

Резкий отказ от посещения школы или садика, нежелание встречаться с другом семьи или родственником — эти внезапные перемены также могут быть связаны с опытом насилия, которое пережил ребенок.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Тебе поверят (@tebepoveriat)

Как говорить с ребенком о насилии

Если родитель подозревает, что с его ребенком произошло или происходит сексуальное насилие, необходимо сохранять спокойствие, чтобы не напугать ребенка. Кроме того, важно, чтобы он понимал, что взрослый не будет смеяться над его словами или ругать. 

Читайте также Инструкция. С чего начать разговор с детьми и подростками о сексе?

Ксения Шашунова советует начинать беседу с мягкого, но прямого указания на какие-то признаки, которые заставили беспокоиться. Например, можно сказать: «Я заметила, что ты не хочешь больше ездить в гости к дедушке. И, когда он у нас, ты не хочешь сидеть рядом. Расскажи, что случилось». Иногда ребенок может невольно подтвердить опасения родителей о сексуализированном насилии. Так, он может утвердительно ответить на закрытый вопрос (например, «к тебе кто-то приставал?»), потому что, как думает ребенок, такого ответа ждет взрослый. Именно по этой причине задавать нужно открытые вопросы, не строить выводы за ребенка и не наводить его на определенную мысль.

«Важно доверять тому, что скажет ребенок, не сомневаться и не обвинять. Если наши предположения и опасения не оправдались, такой разговор может быть полезен, так как несколько снижает риски на будущее: ребенок понимает, что родителю можно довериться, это хороший повод еще раз поговорить о правилах телесной безопасности», — объясняет Ксения.

Заканчивая такой разговор, лучше напомнить ребенку, что ему всегда есть к кому обратиться за советом и помощью. И если поведение ребенка не изменилось, а беспокойство осталось, то спросить еще раз. Часто дети бояться рассказать о сексуализированном насилии с первого раза, но на второй или третий раз они будут готовы заговорить об этом.

Как снизить риск сексуализированного насилия над ребенком

Уменьшить риск сексуализированного насилия в отношении ребенка может половое воспитание, при котором для ребенка телесная безопасность становится нормой, отмечает Ксения Шашунова. В таком случае ребенок может уточнить у родителей, нормальны ли какие-то вещи, и объяснить, что кто-то нарушает его психологические и телесные границы.

Анжела Пиаже отмечает, что есть несколько важных правил сексуальной безопасности ребенка, с помощью которых он может определить, что взрослый пытается его использовать. В частности, это «правило купальника» — никто не может смотреть на твое тело и трогать его в зонах, которые закрывает купальник (исключение здесь составляют врачи, которые могут делать осмотр в присутствии родителей, и это никогда не должно быть тайной), а также предлагать посмотреть и потрогать свое, соответственно.

Еще одним примером может служить «правило безопасных и небезопасных прикосновений». Нужно объяснить ребенку, что бывают приятные прикосновения, от которых радостно на душе. Но также бывают и такие, от которых тревожно, тоскливо и даже страшно, которые просят держать в секрете. И во втором случае важно сразу рассказать взрослым, которым доверяешь.

«Ребенку важно знать, что взрослый готов встать на его сторону и помочь разобраться в том, что произошло <…>. Часто травма формируется не только из-за самого события, но и из-за реакции окружения — например, взрослые люди, которые были рядом, не заметили насилия над ребенком. Или он обращался за помощью, но родители не отреагировали. Все это оставляет более глубокий травматический след от произошедшего», — резюмирует Ксения Шашунова.

Службы помощи

Платформа для психологических, образовательных, медийных инициатив, направленных на сокращение уровня сексуального насилия над детьми и подростками, «Тебе поверят».

— Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуализированное насилие «Сестры».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам
Все новости

Новости

Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: