Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Фонд «Подарок ангелу» обвинил агентство «Сметана» в присвоении проекта «Доброшрифт». «Такие дела» поговорили со сторонами конфликта

Благотворительный фонд «Подарок ангелу» пожаловался, что с октября 2020 года не может получить деньги по проекту «Доброшрифт» от своего коммерческого партнера — рекламного агентства «Сметана». НКО обвиняет компанию в недобросовестности и хочет предупредить об этом благотворительный сектор. По словам представителей фонда, «Сметана» «за их спиной» зарегистрировала товарный знак на проект.   

18 августа руководитель «Сметаны» Андрей Бузина сообщил в фейсбуке, что запускает фонд «Доброшрифт», который будет помогать детям с разными особенностями развития. Он отметил, что новая организация будет сотрудничать с другими НКО, «которым близки проблемы инклюзии детей с особенностями развития». В фонде «Подарок ангелу» в свою очередь уверены, что проект ассоциируется с ним и не должен существовать отдельно.

«Такие дела» поговорили со всеми участниками конфликта.

Фото: рекламные материалы кампании «Доброшрифт»

Как прошел первый «Доброшрифт»?

Генеральный директор фонда «Подарок ангелу» Анастасия Приказчикова рассказывает, что проект «Доброшрифт» изначально появился из социальной кампании «Спасибо». Ее для НКО придумал Александр Семин — бывший муж актрисы и телеведущей Эвелины Бледанс и отец ребенка с синдромом Дауна. Кампания «Спасибо» стартовала в 2018 году и информировала общество о детях с ДЦП и их семьях. Слоган проекта: «Чтобы написать слово “Спасибо”, у особенного ребенка уходит около 60 минут». Само начертание слова «спасибо» написано ребенком с ДЦП — это корявые красные буквы. Благодаря кампании почти 1,5 тысячи подопечных получили помощь, а 106 детей проходят реабилитацию на постоянной основе.

Скриншот кампании «Спасибо» с сайта фонда «Подарок ангелу»

Проект «Доброшрифт» запустили в октябре 2019 года ко Всемирному дню поддержки людей с ДЦП, который отмечается в каждую первую среду октября. Суть проекта в том, что 33 ребенка с ДЦП, подопечные фонда, написали по одной букве алфавита, которые в итоге превратили в шрифт. На сайте «Доброшрифта» можно прочитать историю каждого ребенка, создавшего свою букву, и сделать пожертвование. 

Организатором проекта выступил фонд «Подарок ангелу», генеральным партнером — Росбанк, а агентство «Сметана» отвечало за механику и реализацию проекта. В 2019 году компания «Смерч» занималась производством продукции для мерча.

Что еще известно о первом проекте?

По итогу 2019 года в проекте приняли участие свыше 400 российских компаний, которые изменили надписи в своих логотипах с обычного шрифта на рукописный. Больше 100 блогеров и звезд поддержали проект и надели толстовки с созданным детьми с ДЦП шрифтом. Всего удалось собрать 16 миллионов рублей и помочь 241 ребенку. Деньги пошли на оплату физической и логопедической реабилитации для подопечных фонда, на закупку технических средств реабилитации, специализированной бытовой техники для малоимущих семей, а также на психологическую поддержку родителей. Финансовый отчет проекта за 2019 год можно скачать на сайте «Доброшрифта».

Проект получил несколько наград. Он попал в шорт-лист международного конкурса интерактивной рекламы MIXX Russia Awards, получил Гран-при фестиваля нового дизайна «Среда-2019» и взял золото в номинации «Типографика в айдентике». Анастасия Приказчикова и руководитель агентства «Сметана» Андрей Бузина стали лауреатами премии «Сделано в России — 2019» в номинации «Общество».

Что пошло не так во время «Доброшрифта» в 2020 году?

В 2020 году креативное агентство «Сметана» самостоятельно продавало мерч через сайт проекта «Доброшрифт». Генеральным партнером проекта второй год подряд выступил Росбанк.

«“Сметана” выкупила у производителя (компании “Смерч”. — Прим. ТД) сам мерч. По какой цене, какое количество мерча было выкуплено — это закрытая для нас информация, мы не смогли это узнать ни у агентства, ни у компании-производителя. Никакой прозрачности в этой истории не было с самого начала», — отметила руководитель специальных проектов фонда «Подарок ангелу» Евгения Серикова. 

В 2020 году уже второй раз проект был реализован агентством, фондом и генеральным спонсором в совместном партнерстве. В отличие от 2019 года большой упор в коммуникации cделали именно на продвижение мерча. 

«Это не проект, в котором фонд выступает только в качестве благополучателя, — рассказала ТД Евгения Серикова. — Фонд был полноценным исполнителем, который привлекал своих партнеров, административные ресурсы и вел большое количество коммуникаций. 

По сути, мы делали проект “Доброшрифт” вместе

С самого начала обсуждали механику и возможности ее использования. Фонд привлекал консультантов по фандрайзингу и других специалистов. У нас был подписан только с нашей стороны лицензионный договор на условиях, что бренд принадлежит агентству. Потому что совместным видением дальнейшего развития проекта было создание одноименного фонда. Мы очень долго пытались согласовать со “Сметаной” все необходимые документы, чтобы распределить позиции и ответственность, но даже после утверждения вариантов документы не были подписаны. Андрей Бузина в одностороннем порядке “замял” диалог о совместной ответственности, и идея так и осталась лишь совместной идеей».

По словам Евгении, в феврале 2021 года «Сметана» зарегистрировала «за спиной» у фонда торговую марку проекта «Доброшрифт». Сейчас правообладателем торговой марки является «БРЕНД ФМ», который принадлежит Андрею Бузине. Заявка была подана еще в сентябре 2019 года, а права на марку действуют до 2029 года. 

«Бузина зарегистрировал на себя торговую марку, несмотря на то что фонд принимал наиактивнейшее участие в становлении этого проекта. Большая часть партнеров — “Яндекс”, дептранс Москвы и еще более 200 компаний — это партнеры фонда. Мы вложили в проект огромный ресурс. По сути, у нас забрали проект, который появился из нашей же социальной кампании “Спасибо”. Здесь вопрос идет об этической и репутационной составляющих, если убрать финансовые аспекты», — отмечает Анастасия Приказчикова. 

У фонда также есть претензии к «Сметане» по поводу финансов и отчетности. На август агентство не перевело НКО деньги, утверждает Приказчикова. По ее словам, «Сметана» только в начале августа сообщила общую сумму, сколько удалось собрать в рамках реализации проекта в 2020 году и сколько из этого поступит в фонд. Сколько единиц мерча было продано и сколько людей участвовало в проекте, агентство отказалось называть, отмечает глава фонда. 

«Буквально через две недели после запуска первого “Доброшрифта” компания “Смерч” перевела нам первый транш благотворительного пожертвования, а также сделала полную выгрузку по числу продаж, сообщила, какие позиции лучше продавались, передала контакты людей. Мы могли потом отправить донорам отчет, когда нам поступили все средства. Все было максимально прозрачно и открыто, поэтому нам есть с чем сравнивать», — вспоминает Евгения Серикова.  

«Мы очень много раз оговаривали и много раз делали упор на максимальной прозрачности: люди должны получать отчет, — уверена Анастасия Приказчикова. — На наш вопрос “Сметане”, как людям будет предоставляться отчетность, никакой информации не было. Для нас отчетность крайне важна. В 2019 году людям, которые покупали мерч, приходил отчет о пожертвованиях и на что они пошли, какому ребенку помогли, как улучшились его результативные показатели. В первую очередь “Доброшрифт” — благотворительный проект, и наша задача — помочь подопечным фонда в оплате дорогостоящей системной реабилитации.  Безусловно, привлечение внимания к проблеме маломобильных людей в России — это неотъемлемая часть проекта, но основная идея и задача все-таки помочь. Сейчас в наших отношениях с агентством нет никакой открытости и прозрачности». 

16 августа прошли трехсторонние переговоры между Росбанком, «Сметаной» и фондом. После них и только благодаря «большой поддержке Росбанка», как отмечает Анастасия, рекламное агентство все-таки согласилось предоставить дополнительную информацию о том, сколько было продано мерча, а также передать базу благотворителей на основании договора о передаче данных.

«По сути, напрашивается два вывода: это либо злой умысел и все делается специально, чтобы социальный проект стал для агентства коммерческим, либо это банальная некомпетентность и нежелание вникать в масштабный проект. 

Ни то ни другое не может быть оправданием

Мы понимаем, что с этой же проблемой могут столкнуться другие фонды, которые не знают о некомпетентном подходе», — подчеркнул пиар-специалист фонда Андрей Чебунов.

Его поддерживает Анастасия: она отмечает, что это их обязанность — предупредить благотворительный сектор о том, что есть проблемы с непрозрачностью. По ее словам, «Сметана» сообщила им, что планирует дальше развивать «Доброшрифт» с другими фондами и распространять его на другие инфоповоды. 

«И мы, и все, кто был партнерами и донорами проекта, знают, что “Доброшрифт” ассоциируется исключительно с темой церебрального паралича и фондом “Подарок ангелу”. Мы не хотим, чтобы агентство реализовывало наш совместный проект самостоятельно, потому что в их отношении нет никакой прозрачности и открытости. Мы не верим в добросовестность “Сметаны” по отношению к сектору. Наша цель, чтобы торговый знак “Доброшрифт”, который зарегистрировало агентство, был оспорен и перерегистрирован на фонд. Мы хотим, чтобы проект “Доброшрифт” вновь стал некоммерческим благотворительным проектом», — отметила Анастасия Приказчикова.

Что на это отвечают в «Сметане»?

В разговоре с корреспондентом ТД Андрей Бузина рассказал о своем видении конфликта. «Наш креативный директор Михаил Вишневский разработал идею “Доброшрифта” в декабре 2018 года. Я зацепился за эту идею, она мне очень понравилась, я увидел в ней большой коммуникационный потенциал. Она очень проста, но способна объединить большое количество компаний, брендов, которые создадут позитивное информационное поле», сказал Андрей.

По словам Андрея, после «Сметана» встретилась с несколькими НКО, которым мог бы подойти «Доброшрифт». Среди них был фонд «Подарок ангелу».

«Встретившись с Настей, мы поняли, что их кампания “Спасибо” не повторяет “Доброшрифт”, но косвенно с ней пересекается. А вот сама механика с шрифтом, с детьми, с использованием шрифта компаниями придумана нами. Мы понимали, что это большой и перспективный проект, поэтому решили зарегистрировать товарный знак. С фондом мы подписали соглашение о сотрудничестве, в рамках которого согласовали то, что мы подаем на регистрацию товарного знака. Наши коллеги были в курсе наших планов. Они подписались под тем, что они не могут регистрировать товарный знак», — подчеркнул Андрей Бузина. 

По поводу претензий в непредоставлении отчетности Андрей Бузина ответил, что узнал об этом только 28 июля 2021 года. После этого, по его словам, фонду оперативно предоставили всю отчетность 16 августа. «У нас с фондом не было конкретных договоренностей по тому, когда и в каком порядке мы им предоставляем отчетные документы. В нашей бизнес-логике мы отчитываемся за год. Более того, у нас не останавливалась продажа мерча с октября 2020 года», — отметил Бузина.  

Руководитель агентства «Сметана» сказал, что в проект «Доброшрифт» он вложил собственные деньги. Он отметил, что агентство не получает денег с продажи мерча. «Вся прибыль, которая зашита в мерч, отправляется в фонд “Подарок ангелу”. 

Странно, что нас как помогающую сторону в чем-то упрекают

Мы тратим свои деньги, обслуживаем заказы, не вкладывая в них зарплаты менеджеров, обслуживание офиса и все трудозатраты. Мы все прозрачно передаем фонду и при этом получаем некоторую претензию. Мне немного непонятен этот подход», — утверждает Бузина.  

«Сметана» намерена дальше развивать свой проект «Доброшрифт», распространять его на другие фонды и заболевания. По словам Андрея, новая НКО уже находится в процессе регистрации в Минюсте.   

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Andrey Buzina (@buzina)

Что говорят другие партнеры проекта?

Росбанк сообщил ТД, что готов озвучить официальную позицию после обсуждения с партнерами и выяснения всех деталей. Также в компании заявили, что они могут взять на себя расходы по независимому финансовому аудиту, если стороны захотят этого.

«Миссия Росбанка в проекте “Доброшрифт” исключительно благотворительная: мы стремились привлечь внимание общества к проблеме детей с ДЦП и помочь фонду “Подарок ангелу” в сборе средств. О возникшей ситуации между фондом и агентством мы узнали в начале августа и очень ею обеспокоились. В подобных проектах для нас крайне важны открытость и прозрачность в отношениях с партнерами и выполнение всех обязательств перед теми, кто так или иначе поддерживает благотворительные проекты, в которых мы участвуем. Это, безусловно, касается и “Доброшрифта”, проекта, которым мы очень дорожим и который объединил вокруг себя большое количество людей и компаний», — сказали в пресс-службе банка. 

Во время «Доброшрифта» 2020 года партнером проекта также выступила «Ламода». Фонд «Подарок ангелу» выкупил у «Сметаны» мерч по рыночной цене, который передал интернет-магазину. В пресс-службе компании заявили, что с октября 2020 года был продан мерч на 1,1 миллиона рублей, которые перевели напрямую в фонд «Подарок ангелу». «Каждый фонд может в любой момент посмотреть в личном кабинете отчет о продажах через нашу площадку. Мы со своей стороны не требуем отчетности от фондов, но “Подарок ангелу” предоставляет нам отчет о том, куда были израсходованы средства», — отметили в «Ламоде». 

Другие скандалы, связанные с агентством

Соосновательница «Сметаны» Мария Галенко в 2017 году обвинила партнера по проекту Андрея Бузину в присвоении доли в бизнесе. По ее словам, они вдвоем запускали рекламное агентство и «договаривались распределять деньги и ответственность 50/50». Спустя полтора года партнеры подписали уставные документы, согласно которым Галенко получила 40% компании, оставшиеся 60% принадлежали бы Бузине, отмечала девушка.

В 2011 году Бузина предложил запустить сервис дистрибуции Seedr. «Как раз когда появилась перспектива запустить Seedr, Андрей увидел возможность платить людям без всякой там доли. И сообщил, что н****л (обманул. — Прим. ТД) меня с уставными документами, но я могу оставаться в агентстве как менеджер проекта. “Да, нехорошо получилось”, — это последнее, что я слышала от Андрея в качестве партнера. Ну и я обиделась и ушла, конечно, а вы бы что сделали?» — написала Мария Галенко.

В комментарии к посту Андрей Бузина отметил, что предложил Марии Галенко 30% в компании. Когда девушку не устроили эти цифры, она покинула агентство, сказал Бузина. Сама Галенко ответила Бузине, что впервые видит цифру в 30%.

О другой неприятной ситуации рассказала «Таким делам» основательница стартапа Piqls и проекта Same Ирина Лобановская. По словам Лобановской, осенью 2020 года Андрей Бузина предложил ей стать сооснователем и креативным директором новой платформы для социальных проектов Camp. Ирина отвечала за запуск проекта. На момент запуска в марте у Camp появились два новых партнера: Валерия Яремчук и Евгения Гержан. Только в июне Лобановская узнала, что партнеры не получают зарплату, хотя сама она получала деньги.

«Когда я подняла этот вопрос на общем звонке, мне со всей серьезностью заявили, что так выглядят “партнерские отношения”. Я удивилась такому подходу. Партнерство подразумевает совместные инвестиции времени и ресурсов в проект или иные договоренности, которые могут быть закреплены юридически. Фактически команда (я, Лера, Женя) делали Camp, а Андрей присутствовал на общих звонках и принимал участие в обсуждении. Он был сосредоточен на развитии “Доброшрифта” и запуске медиа платформы», — подчеркивает Лобановская.

Евгения Гержан сообщила, что участвовала в проекте на благотворительных началах: «Мы обсудили это с Андреем в самом начале сотрудничества и договорились, что переосмыслим условия на следующих стадиях развития проекта. Причем это работает в обе стороны: как я могу понять, что дальше мне это не интересно или интересно на определенных условиях, так и Андрей. У меня есть коммерческие проекты, в которых я зарабатываю, поэтому для меня это не было обязательным условием входа в проект, так что в плане финансовых компенсаций на данный момент у меня нет претензий к Андрею».

По словам Ирины, она с самого начала неоднократно поднимала вопрос о структурировании компании и распределении долей. Она отметила, что восемь месяцев работала без четкого понимания своих перспектив. Только в начале июля, как отмечает Лобановская, Андрей сообщил, что хочет получить 51% Camp, а все остальное должны были разделить между собой три партнера и бизнес-девелопмент-директор.

30 июля Лобановскую пригласили на встречу и предложили работать бесплатно, поскольку у проекта не было денег на зарплату. Ирина отказалась. «Тогда мне предложили заморозить все проекты, заниматься только кампанией WWF (фонд стал первым партнером Camp. — Прим. ТД) за меньший гонорар. Я согласилась на 1/2 вознаграждения и 5% от прибыли кампании. Мне отказали и в гонораре, и в проценте от прибыли кампании, которую я соосновала. Но обещали поставить в кредитсы как соавтора [маркетинговой кампании]», — отметила Ирина Лобановская.

Бывший партнер «Сметаны» Екатерина Старцева поделилась с «Такими делами», что работала с Андреем Бузиной в 2012—2015 годах. Она отмечает, что у нее не была задокументированная договоренность о выделении доли в агентстве.

«В итоге Андрей в какой-то момент решил, что может все неоформленные договоренности трактовать в свою пользу, после этого я покинула агентство. Но мой случай не первый и, видимо, не последний. Все договоренности с Андреем лучше прописывать в присутствии нотариуса. У Бузины, видимо, своя собственная трактовка понятия “импакт-предпринимательство”, где основной “импакт” — Андрею. А этот очень узнаваемый стиль работы, кажется, в области благотворительности совсем не уместен», — подчеркнула Старцева.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: