Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

«Больше месяца она в палате, а ее дочь неизвестно где». С какими проблемами сталкиваются в России беженцы из Украины

С начала «спецоперации» в Россию с территории Украины прибыло более 3,7 миллиона беженцев, из них 594 тысячи — дети. Такие данные на конец августа приводит ТАСС со ссылкой на силовые структуры. В России беженцы сталкиваются с разными сложностями, пытаясь найти жилье и работу, устроить детей в школы и детские сады и даже получить медицинскую помощь. «Такие дела» поговорили с представителями НКО, которые помогают выходцам из Украины. Они рассказали о трудностях, которые испытывают на территории России люди, вынужденные покинуть свою страну. 

Пункт временного размещения жителей Мариуполя в Ростовской области
Фото: Эрик Романенко/ТАСС

Документы

Одна из главных проблем, с которой сталкиваются беженцы, — оформление и получение документов. Без них люди не могут арендовать жилье, начать официально работать, обратиться за медицинской и социальной помощью, устроить своих детей в сады и школы.

«Это своего рода замкнутый круг: для того чтобы получить какую-то услугу, нужны документы, а чтобы получить документы, нужно получить какую-то услугу, — комментирует координатор программыПомощь пострадавшим” фонда “Дети наши” Юлия Паринская. — Все мы уже привыкли к бюрократическим проволочкам и к тому, что выданный список документов на получение какого-то другого документа может оказаться неполным. Но семьям беженцев это в новинку».

За помощью в фонд обратилась Надежда и ее 16-летняя дочь Татьяна. У женщины диагностировано несколько заболеваний — ей необходимо получить медицинскую помощь и лекарства. Но для этого ей нужно предоставить большое количество справок — например, о том, что она прошла 40-дневное лечение в стационаре на территории России. 

Читайте также Выход

«То есть больше месяца она будет в палате, а ее дочь неизвестно где, — говорит Паринская. — Документы несовершеннолетняя девочка не может получить, пока их не оформит ее мать. Вот такой замкнутый круг».

К семьям, которые обращаются в фонд «Дети наши», прикрепляют кураторов. Они помогают подопечным составить список необходимых документов, а также разобраться, с чего начать и в какие инстанции обратиться дальше. 

«Основная проблема наших подопечных и вообще переселенцев из Украины, ЛНР и ДНР, кроме документов, — это незнание и непонимание системы, того, куда и с каким вопросом можно прийти, — объясняет Паринская. — Поэтому мы даем ссылки, адреса и телефоны, составляем план действий. Наша задача — не сделать все за семью, а объяснить им, как самостоятельно всего добиться. Мы поддерживаем, направляем, но важно, чтобы они справлялись самостоятельно. Они напуганы, растеряны, у них опустились руки — в этот момент важно показать, что они могут наладить свою жизнь».

Медицинская помощь

В марте правительство РФ приняло постановление, согласно которому беженцы из Украины имеют право на бесплатную медицинскую помощь в России. Согласно документу, люди могут получать лекарства по рецептам врачей, проходить вакцинацию. Беженцам должны бесплатно оказывать первичную медико-санитарную помощь, а также специализированную, в том числе высокотехнологичную, неотложную помощь. 

Читайте также Способ не сойти с ума

Но не во всех медучреждениях России знают о действии такого постановления, что периодически приводит к тому, что людям отказывают в предоставлении медицинских услуг. По словам представителей комитета «Гражданское содействиеНекоммерческая организация включена в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента  », который помогает беженцам, обычно такие вопросы решаются на уровне обращения к администрации заведения.

Еще одна причина, по которой люди не могут получить медицинскую помощь, — отсутствие документов. Олег и Елена приехали из Украины с восьмилетней дочерью Златой. Елена была на восьмом месяце беременности. Первого ребенка женщина родила позже положенного срока. Из-за этого она волновалась и хотела попасть в женскую консультацию, чтобы специалисты следили за их с ребенком состоянием. Но из-за отсутствия документов Елене в медпомощи отказали: «Будете рожать — приезжайте». Семья обратилась в фонд «Дети наши». 

«Роды прошли успешно. Но все эти проволочки с документами действительно могут стоить кому-то жизни или здоровья», — считает Паринская.

В фонд также обратились несколько матерей с младенцами, которым необходима была консультация педиатра. Чтобы записаться в поликлинику, нужно получить СНИЛС и ОМС, а для этого требуется временная регистрация. Все это занимает время, отмечает Паринская.

«Одну маму, которая пришла без документов, педиатр принял, осмотрел, хоть и неофициально, а другую не пустили, пока документы не соберет, — продолжает она. — А это может занять до трех месяцев».

Жилье

По словам представителей некоммерческих организаций, в России многие люди не готовы сдавать квартиры беженцам. 

«Дело не всегда в недоверии. [Арендодатели считают, что беженцы] в любой момент могут уехать, вернуться или вообще перебраться в Европу, — говорит Юлия. — Но часто у переселенцев просто нет документов, а это лишняя морока, и с этим мало кто хочет связываться».

Многие беженцы приезжают к родственникам, надеясь пожить у них, устроиться и потом уже начать снимать квартиру. Но часто родные не готовы делить жилплощадь, тем более на неопределенный срок. 

«У нас есть истории, когда семьям приходилось выезжать по истечении пары месяцев проживания у родственников по разным причинам: потому что те вернулись с дачи, потому что привыкли сдавать квартиру и лишились дохода, просто устали жить в тесноте», — рассказывает Юлия. 

Работа

Проблемы с поиском работы у беженцев возникают в основном из-за отсутствия документов и регистрации. Поэтому часто они вынуждены работать нелегально, что влечет за собой повышенные риски. 

«Есть семья: мать, отец и четырехлетний сын. Оба [родителя] стали активно искать работу, — рассказывает Юлия Паринская. — И отцу это быстро удалось: он когда-то несколько лет жил в Москве, и его приняли в ту же компанию. А вот его жене не повезло: работу она нашла, но официально ее оформить не смогли из-за отсутствия документов».

После того как она отработала почти месяц, отказались выплачивать зарплату. К сожалению, это далеко не единичный случай

Школы и детские сады

По словам представителей НКО, беженцам из Украины легче устроить своих детей в школы и детские сады, чем трудовым мигрантам и переселенцам из других стран. Но они тоже сталкиваются с нежеланием российских образовательных учреждений принимать детей, говорит координатор программы «Доступ к образованию» комитета «Гражданское содействие» Софья Исмаилова. 

Читайте также «Выстаивать против ненависти, заполнившей мир». Как россияне помогают друг другу и жителям Украины

По ее словам, одна из проблем — незаконные требования, которые выдвигают учебные заведения. Например, некоторые из них готовы принимать детей только со временной или постоянной регистрацией на территории, к которой прикреплена школа. 

«Этого требуют в Москве и Московской области (программа “Доступ к образованию” работает только в этих двух регионах. — Прим. ТД). В Москве, что касается детсадов, невозможно даже подать заявление через портал mos.ru, если нет хотя бы временной регистрации, а желательно постоянной. В школе тоже это требование часто возникает. И беженцы из Украины, которые обращаются к нам за помощью, с этой проблемой частенько сталкиваются», — рассказывает Исмаилова.

Специалисты комитета помогают составлять и подавать жалобы в департамент образования. По словам Исмаиловой, практически во всех случаях такой меры бывает достаточно. Но это касается только выходцев из Украины. После жалобы департамент, как правило, обязывает школы принять детей.

«С другими нашими заявителями [из других стран], когда департамент уклоняется от выполнения своих обязанностей, мы подаем жалобу в прокуратуру, — уточняет Исмаилова. — Иногда на этом этапе действует, иногда приходится судиться с департаментом, и наши юристы готовят иски. Но, к сожалению, это долгий процесс, и суд может занять год и даже больше, и в это время ребенок не получает образование». 

Читайте также Электричка в один конец

Исмаилова отмечает, что с беженцами из Украины случаев судебных исков у них с коллегами пока не было. Что касается детских садов, с ними в Москве другая проблема — нехватка мест. 

«Даже люди с постоянной пропиской ставят в очередь детей с рождения, чтобы они могли попасть в сад, — объясняет Исмаилова. — В [Московской] области принимают в сады лучше».

Специалисты фонда помогают переселенцам писать обращения в департамент, «ссылаясь на указы президента, в которых обещана всяческая поддержка». 

«Часто из Украины переселяются женщины с детьми, и это сложная ситуация: женщина не может пойти работать, потому что привязана к ребенку, а проблема эта не решается. Кому-то удавалось добиться мест в садах благодаря жалобам в департамент. Шли навстречу и выделяли место. Но у нас еще много заявителей из Украины, которые подали на очередь, но она дойдет не скоро, и даже жалобы в департамент не помогли», — комментирует специалистка.

Психологические трудности

Те, кто оказался в России после 24 февраля, пережили тяжелый травматический опыт, подчеркивает Паринская.

«Практически все рассказывают о том уровне жизни, который у них был и который они потеряли. У них были квартиры, у кого-то дома, машины, кто-то как раз выплатил кредит, недавно закрыл ипотеку. Их устроенная жизнь внезапно оборвалась, и, конечно же, это очень тяжело», — говорит Паринская.

Помимо этого, не раз и не два нам рассказывали о том, как дети на детской площадке прятались под горкой от резких громких звуков вроде тех, что издает мусоровоз

В фонде семьи беженцев могут получить психологическую поддержку. Но, по словам Юлии, далеко не все подопечные организации готовы работать с психологом. Если люди соглашаются на консультацию специалиста, то не сразу — только после недели, месяца или даже более длительного периода взаимодействия с фондом.

В Калужской области работают специалисты и волонтеры фонда «Новый учитель», программа которого «Одинаково разные» с 2017 года помогает адаптироваться детям с опытом миграции. С марта организация поддерживает детей беженцев.

«С беженцами мы стали работать в конце марта — начале апреля, — говорит руководитель программы “Одинаково разные” Ирина Белоусова. — Семьи приехали в первый пункт временного размещения. Там были дети из ЛДНР. Мы увидели, что все растеряны и многим нужна психологическая поддержка. Кроме того, дети приехали и сразу пошли в школу — в результате в учреждении, где было 100 детей, стало 180. Уже тогда было непросто, и можно было предположить, что проблемы не исчезнут сами по себе». 

Когда дети из ПВР пошли в школу, начались конфликты. Многие из них проявляли признаки ПТСР, отмечает Белоусова. 

«Они кричали, рыдали иногда, и учителя не могли справляться, давили на них, те [сопротивлялись] еще больше, и получался скандал, — говорит Белоусова. — Местным родителям тоже было сложно. Они были напряжены и напуганы, это транслировалось детям. К тому же родители не всегда могут доехать из ПВР до школы, они не видят учителей и других родителей, нет пространства для общения. Буквально через месяц между всеми было уже очень много невысказанного недопонимания».

Чтобы помочь справиться с растущим напряжением, специалисты программы организовали тренинг для учителей и продленку для детей.

«По субботам к детям ездили наши учителя (из программы «Учитель для России». — Прим. ТД) и работали с детьми: разговаривали про их школьный опыт, как они его переживают, чем можно помочь, помогали с уроками».

Куда беженцы могут обратиться за помощью в России

  • В комитет  «Гражданское содействие». Юристы организации занимаются миграционными вопросами в разных городах России, оказывают правовую поддержку, касающуюся миграционного статуса, подачи заявления на предоставление убежища, сопровождают в судах. В комитете помогают с защитой прав на жилье, работу, медицинское обслуживание, образование.
  • В фонд «Дети наши», который работает с семьями с несовершеннолетними детьми, прибывшими на территорию РФ после 24 февраля. С каждой семьей, которая обращается за помощью, фонд заключает договор и составляет индивидуальный план сопровождения. В организации работают юристы, консультирующие семьи беженцев.
  • В Калужской области — в фонд «Новый учитель», программа которого «Одинаково разные» помогает социализации детей с опытом миграции.

С полным списком организаций, которые помогают беженцам из Украины, можно ознакомиться здесь.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Публикации по теме

Загрузить ещё

Материалы партнёров

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: