Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

«Это был заказной процесс». Детский трансплантолог Михаил Каабак выиграл суд у фонда, который обвинял его в мошенничестве

Известный детский врач-трансплантолог профессор Михаил Каабак выиграл суд у благотворительного фонда «Помоги спасти жизнь», который обвинял его в мошенничестве с лекарствами для операций. Сторона врача заявляла о заказном характере дела.

Михаил Каабак (справа) во время операции по пересадке донорской почки в Российском научном центре хирургии имени академика Б. В. Петровского
Фото: Григорий Сысоев / «РИА Новости»
Читайте также Как и за что преследуют трансплантолога Михаила Каабака. Хроника событий

18 мая апелляционный суд отменил решение первой инстанции и признал невиновность врачей и поставщика в присвоении денег по делу Михаила Каабака, единственного в России детского врача-трансплантолога, который проводит операции по пересадке почки пациентам с массой тела от 6 до 10 килограммов. Против него и его коллег из Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей (НЦЗД) подавал иск благотворительный фонд «Помоги спасти жизнь». Об этом «Таким делам» сообщила руководитель пациентской организации «Темида» Марина Десятская. Также о решении суда рассказал сам Каабак.

Суд против Каабака и Центра содействия развитию и поддержке медицины шел с 2020 года.

Читайте также Михаил Каабак: «80 процентов малышей с почечной недостаточностью обречены на смерть»

Десятская, которая выступала на стороне Каабака, назвала судебный процесс против него заказным: она уверена, что истцы хотели дискредитировать имя врача. 

«В 2019 году Каабака уволили из НЦЗД, а через месяц, как его вернули, появилась претензия от фонда. Весь 2020 год мы молчали и публично не высказывали своего недовольства происходящим в НЦЗД, с которым довольно активно сотрудничал фонд. А там по-прежнему были проблемы: отсутствие лекарств, срывы операций», — рассказала Десятская.

Весной 2021 года, когда была опубликована петиция за отставку руководства НЦЗД, глава «Помоги спасти жизнь» Евгения Бахметьева рассказала изданию Daily Storm, что ее фонд через АНО закупал препараты, не включенные в протоколы Минздрава по подготовке к трансплантации органов, алемтузумаб и экулизумаб. При этом, заявляла она, пациенты Каабака препараты не получали.

Заведующий отделением трансплантации почки Михаил Каабак во время операции. Государственное учреждение «Российский научный центр хирургии имени академика Б. В. Петровского» Российской академии медицинских наук
Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости

До 2019 года Каабак и его коллега, трансплантолог Надежда Бабенко, оперировали в двух клиниках. Их основным местом работы был Российский научный центр хирургии имени академика Петровского (РНЦХ), в НЦЗД врачи работали на четверть ставки.

По словам Каабака, руководство НЦЗД знало о схеме иммуносупрессии, которую он использует. Врачи привозили препараты из поездок за границу, сведения об их назначении есть в медицинских документах, а решение не проводить их через аптеку и бухгалтерию приняла администрация клиники. Алемтузумаб и экулизумаб применялись врачами в соответствии с ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан», и, по словам Каабака, все требования закона в НЦЗД были соблюдены.

Выживаемость пациентов на схеме с алемтузумабом и экулизумабом после пересадки составляет 97%
Читайте также «Идет война, например»

В то же время академик Готье говорил, что алемтузумаб не включен в международные клинические рекомендации, на этом и было основано дело против Каабака, отмечал он. Врач подчеркивал, что заключение Готье неверно, поскольку на самом деле алемтузумаб прошел клинические испытания в России: это было в 2006 году под руководством самого Готье.

В конце октября 2019 года стало известно, что в НЦЗД ликвидируется отделение трансплантологии, где работали Каабак и его коллега Бабенко. Отделение открылось в феврале 2019 года, и, по словам Бабенко, за четыре месяца там сделали более 20 трансплантаций, 70% из них провели детям, «которым везде отказали».

Каабак рассказывал, что главной причиной реорганизации отделения было использование протокола индукционной иммуносупрессии.

В августе 2019 года директор НЦЗД Андрей Фисенко предложил Каабаку и Бабенко полную ставку, но, когда трансплантологи принесли в клинику свои трудовые книжки, выяснилось, что работы для них нет

Врачей все-таки приняли в штат, но первые полгода уговаривали их самостоятельно уйти, а 24 октября сообщили им об увольнении.

На тот момент в НЦЗД операции по пересадке почки ждали 75 детей. Двое из них умерли, не дождавшись операции.

На сторону врачей тогда встали родители пациентов, активисты и общественные организации, и только после вмешательства тогдашнего главы Минздрава Вероники Скворцовой трансплантологов удалось вернуть к работе.

В мае 2021 года Каабак и Бабенко самостоятельно ушли из НЦЗД. Они объяснили это тем, что работать по их программе в клинике стало невозможно: администрация не выдавала детям лекарства, врачебные консилиумы не согласовывали операции и отменяли жизненно необходимые препараты.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Публикации по теме

Загрузить ещё

Материалы партнёров

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: