Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Иск похож на бред сумасшедшего». Московского трансплантолога Каабака обвинили в присвоении денег за дорогостоящие препараты

Благотворительный фонд «Помоги спасти жизнь» с 2020 года ведет судебный процесс против АНО «Центр содействия развитию и поддержке медицины» и детского врача-трансплантолога Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей (НЦЗД) Михаила Каабака. О процессе стало известно только в апреле 2021 года, после выхода материала Daily Storm с заголовком «Наживаясь на детских жизнях».

Руководитель фонда Евгения Бахметьева сообщила изданию, что они закупали через АНО дорогостоящие препараты алемтузумаб и экулизумаб для детей, которых оперировал Каабак. При этом, по ее словам, препараты детям не вводились. Каабак не согласен с позицией общественницы и отмечает в разговоре с ТД, что все препараты были закуплены и введены в полном объеме. На его сторону стали и пациенты.

«Такие дела» поговорили со всеми сторонами конфликта.

Фото: Michal Jarmoluk / Pixabay

Суть конфликта

Михаил Каабак применяет препараты алемтузумаб и экулизумаб во время пересадки почки. Из-за этого в 2016 году в отношении него возбудили уголовное дело о халатности, повлекшей смерть пациента, следствие по делу приостановили, но в 2020 году расследование возобновилось. Сам врач говорил, что дело основано на ошибочном заявлении академика Сергея Готье о том, что алемтузумаб не включен в международные клинические рекомендации. Каабак отмечал, что заключение Готье — ошибочное, поскольку алемтузумаб прошел клинические испытания в России в 2006 году под руководством самого академика Готье, эти документы врач предъявлял во время процесса.

В середине апреля 2021 года родители тяжелобольных детей, которым необходима пересадка почки, обратились в Минздрав с требованием отправить в отставку руководство НЦЗД. Они отмечали, что из-за действий администрации погибли четыре ребенка. Также, по их словам, руководство поставило под угрозу существование уникального в России отделения трансплантации органов детям, которым руководит Каабак.

В конце апреля матери семилетнего ребенка с пересаженной почкой Елене отменили в НЦЗД препарат экулизумаб. В центре отметили, что по итогу серии расширенных консилиумов врачи назвали нецелесообразным применение экулизумаба и алемтузумаба при пересадке почек детям. Вместо этого специалисты рекомендовали проводить терапию с использованием базиликсимаба, поскольку это соответствует национальным клиническим рекомендациям и протоколам ведущих мировых клиник, которые занимаются трансплантацией почек детям.

Daily Storm пишет, что на закупку алемтузумаба и экулизумаба требовалось несколько миллионов рублей, которые собирали благотворительные фонды, в числе которых был «Помоги спасти жизнь».

Евгения Бахметьева рассказала изданию, что после разговора с одной из мам она выяснила, что закупленные препараты так и не ввели ее дочери. «А нам отчитались, что их ввели до и во время операции. В тот момент у меня возникло подозрение: что-то тут не так», — вспоминает общественница. По ее словам, она посчитала, что поставщик лекарств присвоил деньги фонда, а также сами препараты.

Издание также сообщило о другом пациенте, отец которого рассказал им, что никакие препараты не вводились. Всего, по данным Daily Storm, пять детей нуждались в лекарствах для трансплантации почек на общую сумму 12 миллионов рублей.

Когда АНО начало затягивать с отчетностью о расходах, фонд в мае 2020 года обратился в арбитражный суд. Daily Storm пишет, что во время заседаний выяснилось, что на балансе аптеки медучреждения не стояли препараты, а также что их не было в общей документации и в историях болезни детей. Кроме того, по данным СМИ, в чеках о покупке препаратов в Европе нашли нарушения. Издание отмечает, что лекарства закупали физические лица, в числе которых был сам Каабак.

В фонде «Помоги спасти жизнь» корреспонденту «Таких дел» сообщили, что они не дают «никаких комментариев» по этому делу и все разбирательства идут в закрытом судебном порядке.

Пациенты получили препараты

Каабак в разговоре с «Такими делами» отметил, что пациенты получили алемтузумаб и экулизумаб. Он подтвердил, что деньги на препараты для пяти пациентов собирал фонд «Помоги спасти жизнь». По его словам, фонд самостоятельно решил покупать препараты за рубежом, чтобы сэкономить деньги.

«Из наших поездок за границу, которых до ковида было две-три в год, мы привозили лекарства для своих пациентов, включая эти препараты, — подчеркнул Каабак. — Президент фонда [Бахметьева] предъявила претензию к АНО ЦСМ в арбитражном суде, ссылаясь на информацию от пациентов, что препараты им не вводились. Оказалось, что такой информации президент фонда от пациентов не получала (сама Бахметьева заявила Daily Storm, что ей об этом сказали родители пациентов. — Прим. ТД). Пациенты получили алемтузумаб и экулизумаб, медицинские документы содержат указания об этом. Препараты не проходили через аптеки и бухгалтерии медицинских учреждений по решению администрации».

Врач-трансплантолог сказал, что перед началом сбора средств для первого пациента они подробно разъяснили НКО варианты приобретения лекарств, а также порядок предоставления отчетной документации. По его словам, фонд самостоятельно выбрал путь приобретения препаратов за рубежом для экономии средств.

«Претензия фонда нам представляется необъяснимой. Арбитражный суд принял решение слушать дело в закрытом порядке, потому что в материалах дела содержится большое количество сведений, составляющих медицинскую тайну. Разглашение этих сведений, в том числе и в публикации [Daily Storm], приобрело возмутительный характер», — посчитал Каабак. По его словам, он сам участвует в процессе в качестве третьей стороны — ему пришлось дать подписку о неразглашении.

Что говорят родители пациентов о вводе препаратов?

Руководитель пациентской организации «Темида» Марина Десятская рассказала «Таким делам», что все пять пациентов после пересадки почек не употребляют гормонов. По ее словам, это говорит о том, что им вводили указанные дорогостоящие препараты. Рузиля Зинатуллина, 11-летнему сыну которой в 2019 году пересадили почку, подтверждает, что ее ребенок уже три года не употребляет гормоны. Она подчеркнула, что уверена в том, что Каабак вводил ее ребенку алемтузумаб и экулизумаб.

С этим согласна и Валентина Зубанова — бабушка мальчика, которому в 2018 году пересадили почку. «Я, наоборот, благодарна Каабаку и [врачу-трансплантологу] Надежде Бабенко, я обязана им в ноги поклониться: они мне спасли внука. И кто-то такие пакости говорит? Я не знаю [зачем они это делают], это уже давно идет. Кому это надо? Все было введено, благодаря врачам мой внук уже третий год живет», — отметила Зубанова.

Алексей Крикунов, отец девятилетнего ребенка, рассказал ТД, что у него нет сомнений в том, что его сыну вводили препарат. «Я лично видел, как эти препараты вводились, поскольку ребенок сидел у меня на руках в тот момент. Я помню, что после этого я отнес сына на кушетку, он полежал некоторое время, потом ему стало лучше», — отметил Крикунов.

«Иск похож на бред сумасшедшего»

Десятская рассказала, что в марте 2020 года к ней начали обращаться пациенты. Они рассказывали о звонках от неких адвокатов, которые просили сообщить фонду «Помоги спасти жизнь», что им не вводили никаких препаратов. Пациенты попросили «Темиду» помочь составить письма, которые они отправили директору НКО. В письмах, как отмечает Десятская, они указывали, что их детям вводили все препараты и что никаких претензий они ни к кому не имеют.

«Я показывала юристам из “Темиды” арбитражный иск. Мне, как представителю пациентской организации, было важно самой понимать, насколько серьезна происходящая ситуация. Наши юристы сказали, что это какое-то абсурдное дело и они не будут даже тратить на него время. По их словам, это было похоже на бред сумасшедшего. Мы все успокоились, пациентам перестали звонить», — вспоминает Марина.

Женщина отметила, что в сентябре 2020 года пациентам начал названивать и писать в WhatsApp человек, который представился майором Н. Н. Васильковым. Например, он звонил Зинатуллиной. Она рассказала ТД, что «майор» просил никому не рассказывать об их общении. В качестве доказательства, что он сотрудник полиции, он присылал Рузиле фотографии медицинской карты ее сына.

«Было такое ощущение, что [майор] убеждал меня в том, что моему ребенку не вводились препараты», — говорит женщина. Рузиля в начале апреля обратилась в прокуратуру Москвы — после этого общение с майором прекратилось.

Десятская рассказала, что вместе с пациентами они обратились к независимому иммунологу с просьбой защитить права пациентов и провести независимую экспертизу. «Мы хотели, чтобы он изучил все документы пациентов и подтвердил или опровергнул факт введения препарата. Мне пришло заключение эксперта о том, что он на основании предоставленных документов на 100% подтверждает факт введения препарата. Он сказал, что изменение анализов полностью совпадает с протоколами введения препаратов», — отметила Десятская.

Марина сообщила, что 16 апреля в анонимном аккаунте в инстаграме были опубликованы подробности арбитражного дела, а также медицинские карты и персональные данные пациентов. «Мы подумали, что так МВД сводит с нами счеты», — говорит женщина.

«Это очень подло и низко.

Если фонд выходит на такую тропу войны, они должны понимать, что мы тоже молчать не будем

Обвинять в статье человека (Десятская имеет в виду Каабака. — Прим. ТД), который по делу проходит третьим лицом, — это подло. Мы понимаем, для чего это было сделано. Статья оказала серьезное воздействие на людей, потому что некоторые засомневались: а вдруг Каабак и правда мошенник», — говорит Десятская.


«Такие дела» направили запрос в НЦЗД, прокуратуру и в МВД Москвы с просьбой прокомментировать ситуацию. На момент публикации ответов не было.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: