Заметка

«Моя жизнь перестала мне принадлежать». Что такое родительское выгорание

Усталость от крика ребенка, ежедневные недосыпы, нервозность и бесконечное чувство вины за свою «неидеальность» — все это сопровождает многих во время воспитания детей. В 2021 году Россия вошла в пятерку стран с высоким уровнем родительского выгорания, то есть хронической усталости из-за ухода за ребенком. «Такие дела» поговорили с людьми, которые столкнулись с этим состоянием, а также спросили у специалистов, как распознать родительское выгорание и преодолеть его.

Фото: Vitolda Klein / Unsplash.com

«Даже в туалет не могла сходить: сын был всегда на мне»

Янине 29, пять лет назад у нее родился сын. Сразу после этого мама девушки переехала в другой город. Рядом остались муж и 70-летние бабушка с дедушкой. 

Через две недели после родов Янина столкнулась с первыми признаками выгорания. «Я сидела и ревела, думая, что сын никогда не вырастет, что недосыпы никогда не закончатся. Когда у тебя первый ребенок, ты не знаешь, когда станет легче и станет ли вообще. Я даже в туалет не могла сходить: сын был всегда на мне», — делится она.

Первые месяцы муж подбадривал Янину. Когда он оставался с сыном, девушка успевала хотя бы умыться. Подруги старались помочь по мере сил: они могли посидеть с ребенком раз в неделю. Но своих детей ни у кого из девушек не было, поэтому они не всегда понимали, как поддержать Янину. Няню она тоже не могла найти в маленьком городе в Кировской области.

Мама и бабушка осуждали Янину за жалобы на усталость. Говорили: «Мы воду в ведрах таскали, а ты на всем готовом сидишь, даже машинка стиральная у тебя есть». 

Постепенно отношения с мужем испортились. Он сменил несколько мест работы, стал часто занимать деньги и раздраженно общался с Яниной. Вскоре выяснилось, что мужчина — игрок: он делал ставки в букмекерских конторах, брал микрозаймы и накопил огромные долги. Несмотря на несколько сеансов с семейным психологом, паре все же пришлось развестись. 

Янина осталась с полуторагодовалым сыном одна. Несколько месяцев она жила только на ежемесячное пособие в 10 тысяч рублей. Бывший муж не платил алименты. Навещать ребенка он перестал. «Думал, что если заберет ребенка на пару часов, то я пойду гулять и найду себе нового мужчину», — считает Янина.

Каждый ее день проходил одинаково: утром она готовила завтрак, выходила с сыном в огород, набирала ему воду в ванну, укладывала мальчика спать. Когда ребенок просыпался, девушка бежала вместе с ним в магазин и готовила. По вечерам шла гулять с коляской.

Иногда с сыном могла посидеть бабушка Янины — эти два часа девушка использовала, чтобы заработать хотя бы несколько тысяч рублей. Она проводила тренинги по актерскому мастерству.

«Почти все родственники и друзья разъехались из нашего городка. Мы с сыном были одни. Я ходила по городу с надеждой встретить хоть какого-то знакомого, чтобы просто поболтать, но это редко удавалось. Дома было ужасно скучно. Я переписывалась с подружками, но интернет не заменял живого общения», — говорит Янина. 

Незадолго до этого девушка начала посещать психолога. Он сообщил ей: «Янина, вы выгорели, но это нормально, ведь у вас маленький ребенок».

В два года мальчик заболел ковидом. Несколько раз его температура поднималась до 42 градусов. «Я видела, как в других палатах кто-то проводил время с ребенком всей семьей. Кто-то звонил папе», — рассказывает девушка.

«У меня не было никакой поддержки и связи с внешним миром»

После болезни сына состояние Янины стало улучшаться: благодаря еженедельным сеансам психотерапии она смогла преодолеть выгорание. Когда ребенок стал ходить в детский сад, Янина стала свободнее. Сейчас она работает репетитором по вокалу.

Что такое родительское выгорание

Согласно исследованиям, среди родителей с выгоранием две трети составляют женщины и треть — мужчины. Их состояние похоже на постродовую депрессию. Однако депрессия чаще всего развивается сразу после родов, а выгорание формируется месяцами и может проявиться спустя год-два после рождения ребенка, отмечает психотерапевт и семейный психолог Анна Парвати. 

Читайте также «Когда выдали ребенка, у меня уже не было сил его любить». Истории трех женщин, справившихся с послеродовой депрессией

По словам консультантки для родителей Маши Мюллер, родительское выгорание — это длительное состояние. Его признаки не покидают человека несколько недель или месяцев. «Часто вымотавшимся родителям говорят: “Ой, сходи с подружками, выпей вина в кафе”. Но это не помогает», — говорит специалистка.

Мюллер перечисляет основные признаки родительского выгорания:

  • «расчеловечивание» ребенка: родитель видит вместо него набор задач, которые нужно решить, эмоционально дистанцируется от сына или дочери, воспринимает родительство как обязанность. Выгоревший взрослый кормит ребенка, меняет ему подгузники, но психологически не вовлекается в воспитание;
  • истощение, опустошение и выполнение действий на автомате. По словам консультантки, родители часто делятся с ней: «Дети растут рядом, как трава. Я только забочусь об их базовых потребностях»;
  • потеря удовлетворения от воспитания. В голове у человека возникает контраст между тем образом родительства, который он когда-то себе представлял, и своим состоянием. Такое несоответствие приводит к чувству вины.

Чтобы проверить, не выгорел ли родитель, Маша Мюллер рекомендует пройти тест-скрининг профессоров Лувенского университета Мойры Миколайчак и Изабель Роскам. 

Тест-скрининг содержит один вопрос: «Когда вы думаете о своей роли родителя, как часто вы испытываете следующие чувства?».

1. Я так устал от своей родительской роли, что мне кажется, что сна недостаточно.
2. У меня такое чувство, что я измотан как родитель.
3. У меня такое впечатление, что я присматриваю за своим(-и) ребенком (детьми) на автопилоте.
4. Я больше не могу показывать своему(-им) ребенку (детям), как сильно я его (их) люблю.
5. Я чувствую, что больше не могу/не хочу быть родителем.

Варианты ответов:
А) ежедневно;
В) один-два раза в неделю;
С) редко или никогда.

Расшифровка результатов:
— один ответ A или два ответа B: вы в состоянии выгорания или подвержены его риску;
— нет ответа A, но есть один ответ B: важно отслеживать эту ситуацию с течением времени и пройти повторный тест, например, через месяц, чтобы убедиться, что ситуация не ухудшается;
— только ответы C: сейчас вы не подвержены риску родительского выгорания.

Фото: Vitolda Klein / Unsplash.com

Почему родители выгорают

Анна Парвати называет основными причинами выгорания завышенные родительские стандарты. Они могут быть связаны со стремлением «заслужить» любовь окружающих и ребенка и оправдать ожидания своего партнера или родителей. Или с бессознательными попытками родителя «исправить» собственное детство — например, если ему в ранние годы уделяли мало внимания.

На выгорание влияют семейные традиции, говорит Парвати. Если в семье принято уставать «до смерти» в любом деле, человек будет следовать этой модели поведения и в родительстве.

Нередко родительское выгорание развивается из-за социального давления, отмечает Маша Мюллер. Общество и медиа транслируют ложное представление, как должно выглядеть родительство. Например, в рекламе родители обычно счастливы, посвящают всю жизнь и время ребенку.

Стремясь соответствовать образу идеального родителя, человек теряет личные границы. Он забывает о своих потребностях, не может говорить «нет» детям и окружающим, считает Мюллер.

Клинический психолог, специалист по детско-родительским отношениям Татьяна Доспехова отмечает, что мысль о безусловности материнской любви — это социальный миф. Женщина может не чувствовать счастья и любви к ребенку. Бывает, что она испугана и растеряна. Может чувствовать, что больше себе не принадлежит.

Идея о безусловной любви ведет к беспокойству и тревоге, к мысли «со мной что-то не так». И запускает искажение детско-родительских отношений, объясняет психолог. Женщина думает: «Я должна любить ребенка, но я этого не чувствую, следовательно, я плохая мать». Возникают чувство вины и злость на ребенка в ситуациях, когда сын или дочь ведет себя трудно или неудобно для мамы.

По мнению Мюллер, важно также, в какой квартире и стране живут родители, сколько у них детей, какие у них отношения с партнером и родственниками. Например, если многодетную маму никак не поддерживают близкие, это может усугублять симптомы выгорания и выводить родителя из себя.

Как развивается родительское выгорание

По словам Мюллер, первая стадия выгорания часто бывает у родителей младенцев. Этот этап предполагает максимальную концентрацию на ребенке. При этом родитель забывает о собственных потребностях: поспать, помыться, поесть, почистить зубы, отдохнуть.

Часто первая стадия наступает незаметно. Родители искренне не понимают, что не так, даже если окружающие обеспокоены их состоянием, говорит Парвати.

Читайте также «Делай что хочешь»: как родители не замечают своих детей

На второй стадии мамы и папы начинают замечать, что они устают, хотят проводить с ребенком меньше времени. Появляется желание выспаться, встретиться с друзьями или почитать книгу в тишине. Иногда родители начинают испытывать разочарование и вину из-за того, что все не так, как они представляли.

Алене 34, она стала мамой два года назад. Спустя месяц после рождения сына девушка начала переживать за свое состояние. Она мало и плохо спала: вставала каждые полтора часа, чтобы покормить ребенка или поменять памперс. Это выматывало ее.

Постепенно у Алены накапливалось недовольство тем, что она никуда не может выйти без сына. 

«Меня выбило из колеи, что с появлением ребенка жизнь перестала мне принадлежать»

«Я даже в магазин не могла отойти: малыш плакал и никто не мог его успокоить, кроме меня», — рассказывает она.

Алене казалось, что дни, наполненные усталостью и недосыпом, никогда не закончатся. Все, чем родственники могли ей помочь, — погулять с сыном. «Взять чистого, накормленного и одетого ребенка и катать два часа коляску по парку, разглядывать белочек — это было самое легкое в уходе за ним, с этим я сама могла справиться. Поэтому отвечала маме, что помощь не нужна», — говорит Алена.

Третья стадия выгорания наступает, когда родители чувствуют, что проживают день сурка: каждый день становится похож на предыдущий. Их пугают пробуждение и перспектива проводить время с ребенком. Тогда могут возникнуть мысли, что они не способны к родительству, что «у других получается, а у них нет», делится наблюдениями Мюллер.

По словам Парвати, родители на этом этапе могут начать срываться на ребенка и окружающих — кричать на них или даже бить, а после корить себя за это и пытаться загладить конфликт. Например, чтобы задобрить ребенка, разрешают ему съесть много конфет или устраивают культурную программу из похода по циркам и кинотеатрам. Однако постепенно родитель теряет еще больше сил и снова срывается на других — так ситуация закольцовывается.

Читайте также «Собирайся, поедем в детдом». Как родители наказывают детей в России

Порой Алена чувствовала злость, когда сын в очередной раз плакал, — тогда она сразу отдавала его мужу хотя бы на 20 минут, чтобы отдохнуть и не навредить ребенку. «Время казалось бесконечным. Все мне говорили: “Подожди, первые три месяца самые сложные”. Мне казались издевательством эти советы. Какие три месяца? Каждый день тянулся как три месяца», — делится девушка. 

Четвертый этап Мюллер называет «темной стороной родительства». Он предполагает систематическое насилие над ребенком.

Парвати проводит параллели между этой стадией и депрессией: родитель испытывает физические недомогания, теряет вкус к жизни и безрадостно оценивает будущее. «То, что начиналось как выгорание, может обратиться в серьезные последствия для психики: в желание наносить себе увечья, мрачное восприятие мира, заниженную самооценку и склонность к зависимостям», — комментирует специалистка.

Фото: Vitolda Klein / Unsplash.com

По мнению Маши Мюллер, мужчины, заботящиеся о ребенке, выгорают быстрее, чем женщины, даже если испытывают меньше стресса. Причина — меньшая вовлеченность в родительство. Например, мужчины в России в 50 раз реже уходят в декретный отпуск, чем женщины. Отец может выгореть, столкнувшись даже с первой стрессовой ситуацией в воспитании, потому что не привык к этому, отмечает Мюллер. Однако он чаще всего может отлучиться от ребенка и отдохнуть, тогда как женщинам это недоступно.

Из-за особенностей гендерной социализации мужчины, даже если признаются себе в выгорании, стесняются обращаться к специалистам. Они не хотят показаться слабыми или несостоятельными: это противоречит предписываемой им маскулинности. Маша Мюллер за несколько лет практики консультировала только двух мужчин. «Самое интересное, что они были инициаторами встреч, но приводили еще и жену. Несмотря на вовлеченность в родительство, они все равно уделяли ребенку меньше времени, чем жены. Поэтому помощь нужна была преимущественно женщинам, а мужья выступали только как группа поддержки», — говорит она.

Алене старался помогать муж: он часто был дома из-за удаленной работы. Однако мужчина не мог полноценно позаботиться о ребенке и отпустить жену отдохнуть. «Ребенку часто нужна была грудь, на руках мужа он не засыпал. Поэтому почти всегда с сыном оставалась именно я», — вспоминает Алена.

Тогда она предложила мужу стать хотя бы «технической поддержкой»: он покупал и приносил продукты, возил по больницам, гулял с сыном. Даже в такие моменты девушка не могла расслабиться. Она убиралась, потому что ее раздражал беспорядок, готовила еду.

К чему приводит родительское выгорание

Первый тип последствий касается семейной пары. По словам Мюллер, это могут быть измены, ссоры, скандалы, в том числе с физическим насилием.

Второй тип последствий касается детей. Из-за напряженной обстановки в семье и усталости родителя ребенок может столкнуться с ухудшением успеваемости, снижением внимания и даже болезнями вплоть до энуреза, считает Мюллер.

Читайте также Почему родители игнорируют своих детей?

Наконец, последствия выгорания затрагивают непосредственно родителя. По словам Парвати, это может быть эскапизм — попытка уйти от реальности. Он проявляется в бесконечном скроллинге ленты соцсетей, шопоголизме, игромании или изменах. Возможны ситуации, когда родитель пьет алкоголь — немного, но каждый вечер.

Также родители могут «воровать» у себя сон, чтобы провести хотя бы 15 минут наедине с собой, когда все уснули, отмечает Мюллер. Но это ухудшает ситуацию с недосыпом. 

Опасные последствия — развитие депрессии, расстройств пищевого поведения или сна. А также появление панических атак или тревожности, возникновение суицидальных мыслей, комментирует Парвати.

Алена из-за выгорания стала агрессивнее, от бессилия и раздражения иногда бросалась предметами. Например, кидала бутылку на кровать, пока сын лежал на ковре.

«Я стала думать, что испортила жизнь и себе, и ребенку, что родительство было гигантской ошибкой. Казалось, впереди мрак и ужас», — делится девушка.

Фото: Katie Emslie / Unsplash.com

Как избежать родительского выгорания

«У меня есть алгоритм, как не выгореть, — рассказывает Янина. — Во-первых, не выжимать из себя остатки сил, делать все по своим возможностям. Если хочется спать — идти спать. Необходимо беречь себя и просить помощи. Во-вторых, идти к психологу, если происходит что-то плохое и некому высказаться. Я обращаюсь к своему по мере необходимости».

Парвати рекомендует родителям снизить свои стандарты. «Никакой катастрофы не произойдет, если ребенок на полчаса дольше посмотрит мультики или вы заберете его из садика последним», — отмечает она. Нужно помнить, что абсолютно все родители устают от своих детей — это нормально, и корить себя за это нельзя. Важно также прислушиваться к себе и не сравнивать себя с другими родителями, а своего ребенка — с их детьми.

Читайте также «Я же мать!»

По словам специалистки, нужно делиться проблемами с друзьями и родными, разговаривать с другими родителями в различных сообществах, в том числе бесплатных, но стараться избегать людей «в белом пальто» — тех, кто постоянно критикует окружающих, считая себя лучше них.

Татьяна Доспехова подчеркивает, что важно просить о помощи — приглашать нянь, бабушек, друзей, чтобы они побыли с ребенком. Это поможет маме восстановиться, отдохнуть, побыть с собой.

«Увидеть, что кто-то другой радуется ребенку, — возможность почувствовать, что с мамой и ее сыном или дочерью все в порядке. Что ее ребенок замечательный и есть еще кто-то, кто готов о нем заботиться. Это на время снимает с родителя круглосуточный груз ответственности», — говорит психолог. 

Парвати отмечает, что на последних стадиях выгорания просьбы о помощи могут звучать как требования или упреки. Поэтому важно договариваться о способах поддержки родителя как можно раньше, желательно до возникновения усталости.

Мюллер рекомендует стараться конструктивно говорить о своих потребностях с близкими. Не стоит ждать, что окружающие догадаются, как нужно помочь. Поэтому важно просить о конкретных вещах и давать инструкции.

Что делать родителю, если он выгорел

На первых двух стадиях выгорание достаточно легко предотвратить, говорит Парвати. Важно вовремя его распознать.

«Признаться себе, что вы выгоревший родитель, — это уже большой труд. Ведь для многих это звучит как “расписаться в родительской несостоятельности”. Но это помогает понять, что пора обратиться за помощью», — говорит Мюллер. 

Консультантка рекомендует уставшим родителям использовать упражнение из трех вопросов: 

  • «Чего я хочу в эмоциональном плане?»; 
  • «Чего хочу в физическом плане?»;
  • «Чего хочу в ментальном плане?». 

Отвечая себе на эти вопросы, родители могут понять, что им делать с усталостью. Например, если человек хочет поплакать, но не может, стоит включить слезливый фильм. Когда болит спина — постараться удобнее сесть. Если родитель хочет прочитать книгу, он планирует сделать это позже и выполняет свое желание, когда становится свободнее.

По словам Мюллер, универсального рецепта, как справиться с выгоранием, нет. Важно изучать свои потребности и прислушиваться к ним. Например, высыпаться днем, пока партнер или друзья проводят время с ребенком, — для этого можно купить беруши и шторы, блокирующие свет.

Многим родителям трудно понять собственные потребности. В этом случае можно обратиться к специалистам — психологам или равным консультантам. Также могут помочь горячие линии или группы поддержки. Многие из них работают онлайн, например интернет-портал «Я — родитель» и психологический центр «Радомира». Это безопасные пространства, где родитель может высказать все свои эмоции и переживания, не боясь осуждения.

Фото: Vitolda Klein / Unsplash.com

Алена рассказывает о своих способах справиться: «Первое, что мне помогло, — просто осознание, что это со мной случилось и так бывает. А второе — понимание, что жизнь за пределами дома существует: мы съездили к друзьям на шашлыки, я наконец смогла развеяться».

Еще девушку поддержал чат для родителей, который она случайно нашла в интернете. В сообществе никто не осуждал ее за усталость от ребенка. Можно было спокойно делиться любыми мыслями, зная, что все поймут и поддержат.

«Я считаю, что чат спас мне жизнь»

«Каждое утро мы делились с девочками, у кого как прошла ночь, кто сколько раз просыпался, чьих детей беспокоят колики или зубы. Это было целительно для нас, мы помогали друг другу», — говорит Алена.

Спустя пару месяцев после вступления в чат апатия прошла. Тогда же девушка с мужем уехали в Турцию. Ребенок немного повзрослел, все налаживалось. Позже семье пришлось сменить три страны с сыном на руках. Алена сравнивает эмиграцию с материнством: «У тебя так же теряется вся прошлая жизнь, рушатся социальные связи, и приходится выстраивать все с нуля». Сейчас семья живет в Португалии, с сыном Алены два раза в неделю сидит няня, девушка стала свободнее.

Если человек видит, что его близкий выгорел, не стоит говорить ему об этом напрямую, рекомендует Анна Парвати. Словосочетание «родительское выгорание» может напугать человека и вызвать сильное чувство вины. Лучше сказать: «Я вижу, что…», «Я слышу, что…», «Я чувствую, что ты устал. Скажи, как я могу тебе помочь?»

Важно выслушать выгоревшего родителя без советов, упреков и оценок. «Не нужно псевдовдохновляющих ободрений, например, “Ты потом еще скучать будешь по этому времени!”» — отмечает психолог. Своим опытом можно делиться, если он был схожим и родитель готов его принять.

Сервисы поддержки родителей

Центр помощи «Дом для мамы» предоставляет кризисную (юридическую, социальную, психологическую) помощь женщинам в сложной жизненной ситуации. 

«Я — родитель» — интернет-портал помощи детям, подросткам, родителям. Предоставляет консультации психолога, юриста, специалиста по подростковой профориентации. 

Центр поддержки материнства «Душа мамы» оказывает психологическую помощь и поддержку мамам. Доступно три бесплатные онлайн-консультации от психологов центра.

Психологический центр «Радомира» предлагает консультации социально уязвимым семьям, где есть люди в тревожных, преддепрессивных, стрессовых состояниях из-за пандемии, геополитической напряженности и кризиса.

Meetup — приложение на английском языке для родителей за рубежом. В нем можно познакомиться с другими родителями для совместных занятий спортом, танцами, игр и посещений различных мероприятий и групп поддержки.

Проект «Лаборатория родительства» — цикл групповых онлайн-встреч, которые проводит консультантка Маша Мюллер.

Материал создан при участии Софии Градобоевой.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Публикации по теме

Загрузить ещё

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: