Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

«Он в заложниках». Солдату с лимфомой не дают уволиться из-за указа о мобилизации

Указ президента о частичной мобилизации в России продолжает действовать, несмотря на заявления чиновников о ее окончании. Из-за этого военные до сих пор ограничены в расторжении контрактов, в том числе по состоянию здоровья — например, уйти не могут люди, прошедшие лечение от онкологических заболеваний. «Такие дела» рассказывают историю рядового из Ленинградской области с диагностированной лимфомой, которому не дают уволиться со службы.

Фото: James Lee / Unsplash.com

«В армии больных нет»

После окончания колледжа 18-летнего Артема Конышева из города Луга призвали в армию. Он решил подписать контракт, рассчитывая на то, что останется в родном городе и сможет параллельно продолжать учебу.

«В нашем городе много воинских частей. Моего сына взяли в одну из них. С сентября 2020 года он стал служить водителем-механиком. Попутно учился», — рассказывает Наталья Васильева, мама Артема.

Читайте также Лечить вас некому

В середине декабря 2021 года молодой человек почувствовал себя плохо. У него поднялась температура, воспалились лимфоузлы на шее, а по утрам он стал просыпаться в мокрой от пота пижаме. Артем пошел в ближайший военный госпиталь, но терапевт решила, что парень симулирует, — не дала больничный и не назначила никакого лечения. «В армии больных нет», — передает Наталья слова врача.

Самостоятельное лечение от простуды не помогало, и после Нового года, когда Артем был в гостях у матери, он рассказал, что никак не может выздороветь. «Я увидела, что мой сын стал совсем плохо выглядеть, — потрогала лимфоузлы и все сразу поняла. У моей знакомой была лимфома».

«Дедовщина его пугала»

Несмотря на то что Артем служит по контракту, военной карьеры он никогда не планировал. Молодой человек не хотел уезжать далеко от дома, поэтому подписал контракт, чтобы остаться в Луге — работать в военной части и поступить в вуз. «Он никогда не хотел ехать в часть, дедовщина его пугала», — рассказывает Наталья.

К службе парень подготовился заранее: отучился в автошколе и получил права на вождение грузовика — он знал, что в военных частях в его городе нужны водители. Молодой человек сам нашел подходящую вакансию и прошел отбор. 

В конце августа 2020 года 18-летнего Артема призвали в армию. А уже через две недели он подписал контракт на два года — это минимальный срок вместо службы по призыву. После армии Артем планировал защитить диплом и устроиться на работу. Но все пошло не по плану.

Фото: Markus Spiske / Unsplash.com

«Считай, что ты потерял две ноги»

В начале 2022 года, сразу после новогодних праздников, так и не выздоровевший Артем снова пошел в лужский филиал военного госпиталя № 442. На этот раз ему все-таки сделали рентген и дали направление на УЗИ.

На снимке легких обнаружили затемнение, ультразвуковое исследование показало множественные воспаления шейных лимфоузлов. «У специалиста УЗИ самого было онкологическое заболевание, поэтому он очень настороженно к этому относится. Тогда он точно сказал, что у сына не простуда и все очень серьезно», — вспоминает Наталья.

Несмотря на это, Артему с трудом удалось добиться от терапевта направления на более глубокое исследование. В начале февраля Наталья вместе с сыном смогли добраться до гематолога, который и поставил диагноз.

«Лимфома. Врач сказал, что лечение долгое и трудное. Считай, говорит, что ты потерял две ноги»

Артем был сильно подавлен, но все-таки решил бороться. Его направили на биопсию и КТ, совмещенную с позитронно-эмиссионной томографией. Но, игнорируя диагноз гематолога, все тот же терапевт лужского госпиталя посоветовала молодому человеку «проверить зубы».

29 лишних лет

Артема положили в Военно-медицинскую академию в Петербурге, но начать лечение смогли только через 2,5 месяца после начала болезни — не работал аппарат ПЭТ-КТ. При этом состояние молодого человека продолжало ухудшаться.

«У него на корне языка вырос лимфоузел, мешал ему глотать»

Артему назначили шесть курсов химиотерапии. Капали препараты по девять часов раз в пять дней, кололи лекарства для повышения количества лейкоцитов.

Это сработало, и Артема направили на военно-врачебную комиссию, чтобы установить новую категорию годности. Начальство было заинтересовано в том, чтобы рядовой ушел со службы: он занимал должность, но в то же время постоянно был на больничном.

Фото: Jay Rembert / Unsplash.com

Военно-врачебная комиссия дала Артему категорию «В». Его освидетельствовали по третьей графе «Расписания болезней» — как контрактника с лимфомой в ремиссии, об этом сказано в свидетельстве о болезни, выданном в госпитале. Если бы Артема освидетельствовали как призывника — по второй графе, ему бы дали категорию «Д».

Решение комиссии Военно-медицинской академии отправили на утверждение в Москву.

Документы вернулись в Петербург только в начале августа и с ошибкой

Оказалось, что в документе перепутали дату рождения, приписав Артему лишние 29 лет. В воинской части сказали, что для увольнения документы придется переделывать.

«Это рабство»

По указу президента Владимира Путина о мобилизации с 21 сентября 2022 года контрактники могли уволиться только по возрасту, из-за отправки в колонию или при получении категории годности «Д». Документы Артема с исправленной ошибкой пришли уже после объявления мобилизации, на оба рапорта об увольнении он получил отказ, мотивированный тем, что рядовой имеет категорию годности «В».

Указ Путина, несмотря на многочисленные заверения чиновников об окончании мобилизации, продолжает действовать, поэтому Артем по-прежнему не может уволиться.

Несмотря на вторую группу инвалидности, плохое самочувствие и недавнюю радиотерапию, Артем продолжает ходить в часть

«Это именно рабство. Он в заложниках. И я думаю, что он не один такой», — заключает Наталья.

До пяти лет колонии за «самоволку»

Если военный не появляется на работе больше двух дней, ему грозит уголовное дело за «самоволку», говорит адвокат Александр Передрук, занимающийся делами военнослужащих. По принятым в сентябре поправкам к УК, во время мобилизации за такое можно получить до пяти лет колонии.

Читайте также «Кто-то ломается, а кто-то терпит молча весь срок службы»

Таких, как Артем, — пришедших в армию по призыву, но позже подписавших контракт — комиссия должна освидетельствовать по третьей графе — как контрактников. То есть военным, например, «после радикального удаления первоначального злокачественного новообразования» и с «медленно прогрессирующими» лимфомами и лейкозами комиссия должна давать категорию «В». А так как указ о мобилизации продолжает действовать, уволиться по состоянию здоровья такие контрактники не могут, объясняет Передрук. 

«Были завершены мероприятия, связанные с призывом на военную службу по мобилизации. Но сама мобилизация не окончена», — говорит юрист. Он подчеркивает, что запрет на увольнение из-за больничного должен защищать права военного, а не наоборот.

Сослуживцы и начальство относятся к ситуации Артема с пониманием — в наряды и на тяжелую работу не отправляют. Они тоже надеются, что у него все-таки получится уволиться.

После всего этого Артем хочет доучиться в автошколе и пойти работать водителем автобуса.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Публикации по теме

Загрузить ещё

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: