Фото: Мария Гельман для ТД

У Максима есть три реликвии: старенький игрушечный медведь, плюшевое солнышко и фотография, где он хохочет вместе с Сергеем Шнуровым

На Новый год 11-летний Максим не хочет никаких подарков, только сладкое. Сколько ему ни дарили новых игрушек, они ему безразличны. У мальчика есть семь мягких игрушек, к которым он привязан и ни на что не променяет, они названы именами его друзей из «Упсала-Цирка»: Оля, Антон, Феофан, Никита, Ксюша, Максим и Саша. Самые любимые из них — серый медвежонок Антон и желтое солнышко Оля. Макс все время играет с ними дома, а когда летом уезжает с мамой в Вологодскую область, то берет с собой. Когда до начала учебного года остается примерно три недели, Макс начинает плакать: «Мама, Оля, Феофан, цирк, поехали». В день отъезда он рано собирает свой чемодан и игрушки, надевает кепку, садится в машину и ждет.

Несгибаемая Юля

В поселке Вологодской области живут дедушка и бабушка Макса, там родилась и его мама Юля. Она жила здесь до 16 лет, пока после школы не уехала учиться в Петербург в лесотехническую академию. Это был смелый шаг — до этого Юля ни разу не выезжала за пределы поселка. Сначала было сложно одной в незнакомом городе, но постепенно она привыкла: отучилась на химико-технологическом факультете, устроилась работать на завод. Познакомилась с будущим мужем, поженились, Юля забеременела.

Мама Юля и Максим
Фото: Мария Гельман для ТД

То, что сын родится с синдромом Дауна, Юля с мужем не знали — на УЗИ об этом речи не было. «А когда родила, меня спросили: “Посмотрите, на кого похож ребенок?” Я говорю: “На бабушку”. Врачи все увидели сразу, но мне не сказали. Сначала сообщили моей бывшей свекрови и мужу».

Юля узнала одновременно — не только про синдром, но и про отношение к нему окружающих. Максим родился недоношенным и месяц лежал в больнице. «Весь месяц мне предлагали от него отказаться, — усмехается Юля. — Врач уговаривала из добрых побуждений. Она сразу сказала моей маме: “Вы поймите: муж ее тут же бросит”».

После больницы Юля забрала сына и поехала к родителям на лето. Муж обещал приехать за ними в августе. «А потом позвонил и сказал: “Я не приеду”», — вспоминает она. На этом их отношения закончились. «Каждому свое, — комментирует это Юля на удивление спокойно. — Нельзя осуждать людей. У нас же в большинстве случаев папы уходят».

Максим у себя дома
Фото: Мария Гельман для ТД

Первый год был очень сложным. «Я не знала, вернусь ли в Питер, или мне придется жить с родителями, а это был не выход, потому что я уже привыкла жить одна. Целый год ночами ревела, не знала, что делать».

В поселке детей с синдромом Дауна не было. «Мама думала, что врачи в поликлинике не видят, что у малыша синдром, и я ее не переубеждала. Ей так спокойнее было. А я не стеснялась своего ребенка и до сих пор не стесняюсь», — рассказывает Юля. Родители помогали молодой маме, особенно папа: «Мне говорили, что Максим не будет ходить, и папа его начал “учить” ходить, когда ему было два или три месяца. Он делал Максу массажи, читал книги. И сын полноценно пошел в полтора года».

Коллега Шнурова

Мама с малышом прожили у родителей два года, потом Юля одна рванула обратно в Петербург: вышла на старую работу, сделала прописку, нашла жилье и начала процесс с получением места в детском саду для сына. Через год сюда приехали Максим с дедушкой — папа помогал Юле, но вскоре она поняла, что родители должны жить вместе.

Максим на репетиции спектакля «Я Басё» в «Упсала-Цирке»
Фото: Мария Гельман для ТД

Так Юля осталась с сыном вдвоем: вся жизнь Максима завязана на маме, а Юлина — на нем. Когда мальчику было пять лет, Юля сломала руку — поскользнулась и упала на улице. «Месяц тогда ходила с гипсом. Максу было пять лет, но он все понял. Помогал мне мыть посуду, прибирал. Это была зима, его надо было водить в садик, и он вставал утром, сам одевался, единственное — куртку либо соседка ему застегивала, либо я зубами».

Максим на репетиции спектакля «Я Басё» в «Упсала-Цирке»
Фото: Мария Гельман для ТД

Сначала Юля с Максимом снимали жилье в Петербурге, а потом родители помогли с покупкой комнаты в бывшем общежитии. Тут умещается стол, небольшой кухонный гарнитур, два дивана и шкаф. На стенах — фотографии со спектаклей, портреты Максима. На одном снимке мальчик хохочет на пару с Сергеем Шнуровым. Этот снимок висел на выставке в центре Петербурга, а потом несколько месяцев в метро — Юле постоянно писали, что видели ее сына то на одной, то на другой станции. «У моей сестры дочки, двух лет и пяти. Сестра рассказывала, что слышала, как старшая смотрела на эту фотографию и сказала младшей: “Смотри, Максим!” “О, Мим, Мим”, — отреагировала младшая. А потом старшая показывает на Сергея: “А это его папа!”» — рассказывая, улыбается Юля.

Максим перед началом репетиции играет с другом в «Упсала-Цирке»
Фото: Мария Гельман для ТД

Шнуров не папа, конечно, но в некотором смысле коллега: Максим ведь артист «Упсала-Цирка». Он пришел туда впервые, когда ему было семь лет. «Это был веселый маленький мальчик, — вспоминает тренер Наталья Кашина. — Сначала он наблюдал за всеми, смеясь от удовольствия, или просто бегал».

Сейчас Макс прыгает через скакалку, жонглирует, кувыркается и выступает перед публикой, в том числе в спектакле Яны Туминой «Я Басё», который получил «Золотую маску». Юля никогда не думала, что спектакль, в котором будет играть ее сын, удостоится главной российской театральной премии.

Кстати, именно в этом спектакле Максим впервые импровизировал. По задумке режиссера на сцене стоит «лес» из палок, который артист должен пройти. Эти палки, если падают, издают громкий звук, а Макс боится шума, поэтому «леса» остерегался. И вот на одном из спектаклей, вместо того чтобы пройти через него, он обогнул одну палку, прошел мимо «леса», снял шляпу и поклонился зрителям. Причем никто не понял, что это не запланировано. Теперь Макс делает так каждый раз. «Как сказала Яна Тумина, этот ребенок сделал спектакль театрально-цирковым», — улыбается Юля.

Лучшие друзья

Но, пожалуй, главное для Максима в цирке не выступления и награды, а общение. Его мама говорит, что до «Упсала-Цирка» у мальчика не было друзей, только знакомые. Сейчас его лучшие друзья — Оля и Антон, те самые мишка с солнышком. «Они неразлучны, — рассказывает их тренер. — Когда даешь упражнение Максиму, он все время хочет выполнить его либо с Олей, либо с Антоном. Даже если надо просто подпрыгнуть, он спрашивает: “А Оля? А Антон?” У нас в цирке есть шкаф со сказками, и бывает, что Антон и Максим туда забираются, слушают сказки или играют. Иногда ищешь их, а потом понимаешь, что они в шкафу».

Максим с другими участниками перед началом спектакля «Я Басё» в «Упсала-Цирке»
Фото: Мария Гельман для ТД
Максим с другими участниками спектакля «Я Басё»
Фото: Мария Гельман для ТД
Максим перед началом спектакля «Я Басё» в «Упсала-Цирке»
Фото: Мария Гельман для ТД

«Для Максима цирк — очень важное место, он готов туда ходить день и ночь, — улыбается Юля. — У него появился смысл. Утром мы рано встаем, и когда нужно в цирк, сын поднимается и быстро ест. Когда не надо — скандалит и не хочет вставать». Юле есть с чем сравнить: Максим еще ходит на плавание, балет и футбол — он любит эти занятия, но лишь цирк его мотивирует безусловно.

Максим отдыхает у себя дома
Фото: Мария Гельман для ТД

С цирком Макс теперь регулярно ездит на гастроли: побывал в нескольких городах России, в Грузии и Германии. Дети ездят с тьюторами и тренером Натальей Кашиной, которую Макс очень любит. «Когда он входит в зал, то с раскрытыми объятиями бежит ко мне, громко кричит: “Наташа, привет!” Для него важно обнять всех», — смеется тренер.

Макс дружелюбный и громкий, и Юля уже привыкла, что на него обращают внимание на улице. «Он симпатичный парень. Помню, как-то поднимаемся с Максимом на эскалаторе в метро. Впереди стоит мужчина лет 30 с двумя детьми, мальчиком и девочкой. Дети смотрят на Максима. Дети — они и есть дети… И вдруг я слышу, как папа говорит девочке: “Так ты подойди к мальчику, поздоровайся. Ведь не часто увидишь мальчика из “Упсала” в метро”».

Максим перед началом спектакля «Я Басё» в «Упсала-Цирке»
Фото: Мария Гельман для ТД

Максим не хочет никаких подарков на Новый год, он хочет ходить в «Упсала-Цирк». Там занимаются дети и подростки из групп социального риска, а также дети с особенностями развития. Максим собирается провести в цирке еще минимум семь лет: будет встречаться там с Антоном и Олей, бросаться в объятия тренера Наташи, ездить на гастроли, импровизировать, быть счастливым. Но для того чтобы это сбылось, необходимо, чтобы «Упсала-Цирк» работал, а он живет на наши с вами пожертвования. Пожалуйста, подпишитесь на ежемесячное пожертвование в 50, 100 или сколько вам удобно рублей — на работу самого необычного цирка России, чтобы Максим и другие дети могли заниматься любимым делом, а их родители — гордиться и радоваться.

Сделать пожертвование

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Этот платеж возможен благодаря фонду «Нужна помощь», который собирает деньги на работу благотворительных организаций нашей страны.

Помочь

Оформите пожертвование в пользу организации «Упсала-Цирк»

Выберите тип и сумму пожертвования
Поддержите, пожалуйста, наш фонд

Мы существуем только на ваши пожертвования. Вы можете добавить процент от пожертвования на развитие фонда «Нужна помощь»

Читайте также
Всего собрано
288 365 204
Текст
0 из 0

Фото: Мария Гельман для ТД
0 из 0

Мама Юля и Максим

Фото: Мария Гельман для ТД
0 из 0

Максим у себя дома

Фото: Мария Гельман для ТД
0 из 0

Максим на репетиции спектакля «Я Басё» в «Упсала-Цирке»

Фото: Мария Гельман для ТД
0 из 0

Максим на репетиции спектакля «Я Басё» в «Упсала-Цирке»

Фото: Мария Гельман для ТД
0 из 0

Максим перед началом репетиции играет с другом в «Упсала-Цирке»

Фото: Мария Гельман для ТД
0 из 0

Максим с другими участниками перед началом спектакля «Я Басё» в «Упсала-Цирке»

Фото: Мария Гельман для ТД
0 из 0

Максим с другими участниками спектакля «Я Басё»

Фото: Мария Гельман для ТД
0 из 0

Максим перед началом спектакля «Я Басё» в «Упсала-Цирке»

Фото: Мария Гельман для ТД
0 из 0

Максим отдыхает у себя дома

Фото: Мария Гельман для ТД
0 из 0

Максим перед началом спектакля «Я Басё» в «Упсала-Цирке»

Фото: Мария Гельман для ТД
0 из 0

Пожалуйста, поддержите некоммерческой организации «Упсала-Цирк» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: