Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Внутренний зов возник»

Фото: из личного архива

Историческая несправедливость, враждебная идеология и «внешняя угроза»: кто и зачем в России пишет жалобы из чувства патриотизма

«Естественно, я написал письмо»

Бывший помощник депутата ЗакСа Санкт-Петербурга Александр Мохнаткин стал известен в декабре прошлого года. Тогда с его подачи администрация города обратила внимание на появляющиеся таблички проекта «Последний адрес» с указанием имен репрессированных жильцов и статей, по которым они были осуждены. Сначала власти попытались прояснить статус этих памятных знаков, но после ухода вице-губернатора Игоря Албина, курировавшего этот вопрос, и выступлений в защиту «Последнего адреса» взаимодействие администрации с Мохнаткиным практически прекратилось.

Гуляя по городу несколько лет назад, я увидел, что на дома вешаются таблички. Меня поразило, что таблички были, мягко говоря, неаккуратно сделаны и повешены тоже неаккуратно. У меня, естественно, возник вопрос, согласуется это с кем-то или нет, но я тогда ничего не предпринял, считая, что это разовый случай. А через какое-то время стал замечать, что по городу таких табличек появилось довольно много, в том числе на здании напротив Эрмитажа, которое является памятником архитектуры. Мне стало интересно: должны же быть какие-то согласования? Висит она в явном месте, но создается такое ощущение, что она просто кем-то прикручена. Не похожа на официальный объект. Естественно, я написал письмо в комитет по культуре, комитет по культуре сказал, что он ничего не знает.

Я написал в КГИОП, КГИОП сказал, что он тоже ничего не знает, что этим занимается комитет по культуре. Дальше последовала долгая переписка, в ходе которой комитеты друг на друга показывали пальцем. Переписка продолжалась года полтора-два, но в конце концов комитет по градостроительству написал мне, что эти таблички являются информационными знаками и, соответственно, они висят незаконно.

Александр МохнаткинФото: из личного архива

Не сказать, что город меня поддержал. Он пытался разобраться в вопросе. Это нормальная позиция любой власти. Ей кто-то пишет, она приглашает обе стороны, пытается выяснить, какие взгляды у тех и у других, какие есть документы. У нас было такое совещание, я пришел на него с пачкой документов, мои господа-оппоненты — с копией документа, который писал я. Вот как бы уровень дискуссии.

Кроме того, после этого совещания у нас была договоренность, что до момента следующего собрания мы не ведем никакой деятельности: я не подаю в суды или куда-то еще, а «Последний адрес» ждет, когда будет какое-то решение. Но «Последний адрес» просто на это забил: он продолжил вешать таблички.

Позиция же новой администрации очень простая: они сделали вид, что все согласовано и что вопрос закрыт.

Одна из причин, почему я начал эту переписку, это историческая справедливость. Вопрос не в том, что я против, что я говорю, что все, кого расстреляли, были виновны. Но нужна историческая справедливость. Понятно, что какой-то там слесарь, работающий на заводе, которому приписали, что он пытался советскую власть свергнуть, едва ли был виновен. Но есть и другие случаи. Когда, например, бывшие революционеры, которые взрывали царя и бегали с революционными флагами, были привлечены к ответственности за организацию всяких мероприятий по свержению власти. А сейчас их всех смели в одну кучу и говорят, что все невиновны. И вешаются им таблички наравне совершенно одинаковые.

Плюс они вешают таблички, начиная с 1917 года и заканчивая чуть ли не пятидесятыми годами. Почему так? Это исторически совершенно неправильно. Если вы хотите увековечить память жертв репрессий и несправедливости, ну так тогда вы должны вешать еще и после шестидесятых годов, когда, например, продолжились гонения на церковь, было много репрессий по отношению к священникам. Но этот вопрос «Последний адрес» тоже обходит стороной. Такая вот двоякая позиция. И мне она совершенно не нравится.

Да и в целом, у них такое мнение, а у меня может быть противоположное. Я не считаю, что город нужно превращать в колумбарий. Давайте тогда всем жителям блокадного Ленинграда повесим таблички, всем воевавшим у нас тут будет вообще бог знает что, простым людям жить будет невозможно!

«Оказалось еще круче»

Сергей Позников из Иркутска — активист со стажем. В перестроечные годы он придерживался анархических идей, но после 1993-го разочаровался в общественной повестке и ушел в бизнес, чтобы вернуться к активной деятельности уже в нулевые. Правда, на этот раз он возглавил иркутское отделение Народно-освободительного движения (НОД). Сейчас Позников называет самыми недооцененными историческими фигурами отечества Николая II, Иосифа Сталина и Лаврентия Берию, однако федеральную известность ему принесли не эклектичные взгляды, а жалоба на замдекана исторического факультета ИГУ и по совместительству куратора движения «Голос» в Иркутске Алексея Петрова. После нее в 2016 году Петров потерял свою должность.

К тому моменту, как я стал координатором НОД, в Иркутске была группа общественников, связанных с зарубежным финансированием. Так что с господином Петровым Алексеем мы взаимодействовали на, так скажем, конкурентной основе [имеет в виду «боролись». — Прим. ТД]. И дальше просто стечение обстоятельств возникло, был назначен новый министр образования [Ольга Васильева. — Прим. ТД], не из когорты либералов, а как раз из когорты православных, скажем так. Мы тогда решили здесь организовать пикет. Вот, мол, министр поменялся, не пора ли и вам переобуться? Листовки раздавали на эту тему. Петров тогда посмеивался. Потом я увидел в фейсбуке, где Петров выкладывал информацию, что в определенные дни он ездит на всякие мероприятия за пределы Иркутска, и у меня возникла мысль: чисто идеологически его выгонят не скоро, а то, что человек активный, человек враждебной для нашей родины идеологии находится в госуниверситете, я считаю, это определенный минус. Для того чтобы руководству университета на это указать, написал заявление в прокуратуру с просьбой проверить соблюдение им трудовой дисциплины.

Сергей ПозниковФото: из личного архива

Прокуратура проверила, оказалось, что у него накопилось много разных прогулов, неправильно оформленных трудовых взаимоотношений и так далее. Видимо, и в госуниверситете руководство не было им довольно и, по сути дела, решило воспользоваться ситуацией, чтобы его уволить.

Ну и дальше уже поперло вот это общественное давление на меня со стороны СМИ, я увидел, что это такое. 

Хотя, по сути, его же уволили не по собственному желанию. Ну а дальше, когда это дело будет еще активнее зачищаться, я думаю, ему было бы еще хуже. Но по крайней мере хоть от высшего образования отодвинут.

Еще до того была история с Кулеховым [местный журналист, один из организаторов движения «Байкальская экологическая волна», признанного иностранным агентом. — Прим. ТД], который пытался проводить свои лекции в институте и госуниверситете. Мы также обратились в прокуратуру, и прокуратура написала, что ничего страшного, никаких замечаний к нему нет. Но благодаря тому что прокуратура поговорила с руководством этих двух вузов, те, чтобы ничего такого дальше не возникло, перестали его пускать. Понимаете? Я полагал, что что-то подобное и с Петровым получится, что его просто поставят на карандаш, более четко его дисциплину будут блюсти, обратят внимание на то, что он преподает, а оказалось еще круче — его просто взяли и уволили. Результат неожиданный, но правильный.

«Кольцо сжимается»

Илья Белоус из Екатеринбурга протестовал против «Марша мира» в 2014 году, вступал в публичную полемику с Алексеем Навальным, а также жаловался на екатеринбургский штаб Навального в полицию. Из-за заявления Белоуса в организации прошла полицейская проверка, после которой были изъяты агитационные листовки. Сейчас Белоус практически отошел от дел, формами общественной активности для него остаются ведение сайта «Мягкая сила», где периодически появляется компромат на политиков и активистов, а также публичные призывы к органам власти и написание соответствующих заявлений.

Первая моя акция — «Антимарш», на который пришло сотни две человек, была против «Марша мира» в 2014 году. Местная либеральная тусовка организовала этот марш в поддержку евромайдана на Украине и в поддержку карательной операции в Донбассе, поддерживая АТО. Я счел это возмутительным, тем более что внимательно наблюдал за происходящим на Украине, и было очевидно, что такие же НКО, находящиеся под протекторатом западных фондов, поработали там и проводят такую же работу здесь. Как раз они и организовали «Марш мира».

Илья БелоусФото: из личного архива

У меня внутренний зов возник, что ли, что нужно как-то на это реагировать. Нельзя просто сидеть на кухне, смотреть, как кто-то осуществляет вторжение в твою страну. Это было такое осознание реальности. Что все уже настолько близко. Были в середине века такие революции, на Ближнем Востоке, в Иране, Индонезии, Юго-Восточной Азии, потом началась Европа, потом пошли после распада Союза все наши постсоветские республики. Во время цветных революций идет ориентация на смену правительства и размещение военных баз, это кольцо все сжимается и сжимается. Тем более что тут тоже свои планы. Вот эти вот люди, которые организуют «Марш мира», которые появляются на тусовках американского консула, они отдельно еще прокачивали историю уральского сепаратизма, уральской республики.

То есть идет такая тема — колоть Россию изнутри. В случае с Навальным — тогда, в 2017 году, как раз была тема, они готовили листовки, чтобы их раздавать людям, очередную уличную акцию осуществить, соответственно, я воспрепятствовал агитации за эту акцию. Вот и все.

Читайте также Прекращено за смертью обвиняемых   Двадцать пять лет назад Сталина обвинили в преступлении против человечности. Почему это важно  

Взгляды у меня левые. А сегодня все государственные структуры, по классике марксизма-ленинизма, — это уже срощенные структуры власти и большого капитала, поэтому наличие вот этих моих взглядов очень тормозит взаимодействие. Все недра, все ресурсы должны быть государственными, как в Советском Союзе, и далее уже через государство эти блага должны превращаться не в майбахи и шубы, а, например, в квартиры для населения.

Но я не говорю, что мы сейчас должны начинать войну против государства. Сегодня мы оказались под очень серьезным давлением Запада, потому что мы начали немножко восстанавливать свою геополитическую силу, и сейчас расколоть государство, пойти против государства — это, по сути, выстрелить себе в ногу. 

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 564 681 r Нужно 1 898 320 r
Гринпис: борьба с лесными пожарами Собрано 891 926 r Нужно 1 198 780 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 866 463 r Нужно 1 300 660 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 1 627 008 r Нужно 2 622 000 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 2 994 951 r Нужно 7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 1 792 166 r Нужно 10 004 686 r
Всего собрано
853 115 506 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сергей Позников с флагами

Фото: из личного архива
0 из 0

Александр Мохнаткин

Фото: из личного архива
0 из 0

Сергей Позников

Фото: из личного архива
0 из 0

Илья Белоус

Фото: из личного архива
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: