Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Ни съехаться, ни расстаться

Иллюстратор: Вера Хохлова
Иллюстрация: Вера Хохлова для ТД

Мы не раз видели новости о том, что после карантина в Китае был всплеск разводов, а во время него во всех странах — рост домашнего насилия. Но даже без крайностей пандемия и режим самоизоляции меняют отношения людей, внося в них иногда неожиданные странности

Арина Винтовкина, секс-блогер: «Полиаморные навыки нам помогли»

Обычно мы живем на два дома — я с мужем и дочкой в одной квартире, а моя девушка — в другой, в пяти минутах от нас. То она приходит к нам, то я остаюсь у нее. 

Когда вся эта история с коронавирусом только началась, моя мама решила переехать на дачу и предложила взять нашу дочку с собой. Мы подумали, что это хорошая идея: мало людей, природа, свобода, хотя тогда еще не осознавали, что это затянется так надолго. Я к ним не езжу, чтобы не подвергать маму опасности, в итоге мы уже полтора месяца не виделись. Разлука с дочкой сейчас — самое тяжелое во всей этой ситуации.

Когда началась самоизоляция, мы втроем засели по домам и перемещались друг к другу мелкими перебежками. Мой муж работает в офисе, и его компания перевела сотрудников на удаленку еще в начале марта. Активный и деятельный в обычной жизни, он довольно быстро начал сатанеть в четырех стенах. Мы даже купили ему беговую дорожку, чтобы он хоть как-то двигался и проходил свои 10 тысяч шагов в день. Но это мало помогало. 

Приятель мужа предложил нам свой загородный дом, в котором какое-то время никто не жил. Мы поехали его посмотреть, и муж сразу объявил, что хочет там остаться. Я не была готова к такому быстрому повороту событий, но, видимо, полиаморные навыки дают о себе знать, и мы решили, что раз ему так хочется, то хорошо. Я не люблю всю эту дачную эстетику ни в каком виде, мне вполне комфортно дома, в Москве, я и так большую часть времени работала из дома, так что мой образ жизни не так радикально поменялся, как у него. Я это прекрасно понимаю, поэтому спокойно приняла такой расклад. 

После того как он туда переехал, моя девушка решила последовать за ним, помочь ему разобрать дом и привести там все в порядок. Она тоже очень социально активный человек, и ей так же было некомфортно взаперти. Она взяла своих двух больших собак и отправилась туда. В итоге ей там очень понравилось, и она там осталась. Они прекрасно ладят, весь день занимаются хозяйством, а по вечерам играют в настолки, поют под гитару и хорошо проводят время вместе. В результате я осталась в Москве и езжу к ним на выходные. 

Несмотря на то что это абсолютно непривычный для нас формат и до этого у меня никогда не было опции побыть одной (я то с мужем, то с девушкой, то с ними обоими и все время с ребенком, и уделить пару часов просто себе для меня раньше было просто роскошью), я наслаждаюсь этим совершенно новым опытом. Сначала, правда, меня тревожили разные мысли: и о разлуке с дочкой, и о том, что мы должны быть все вместе в эти трудные времена. Но дочке хорошо на даче с бабушкой, хотя у нас это первый опыт такой длительной разлуки. Ей семь с половиной, она в этом году пошла в первый класс и уже довольно самостоятельная. Я безумно скучаю, и мы созваниваемся каждый день: даем друг другу безумные челленджи или косплеим знаменитые клипы. Я постоянно спрашиваю, не надоело ли ей у бабушки, и пока она говорит, что нет.

В итоге каждый в нашей семье получил какой-то новый опыт. Я веду быт холостяка, смотрю сериалы до утра, не готовлю, если не хочу, и вообще делаю то, что нравится. Мой муж и моя девушка никогда не жили вместе и не вели вместе быт. Когда я приехала к ним в первый раз, я поразилась, как они классно ладят: у них появились свои ритуалы, это была какая-то абсолютно новая конфигурация, и я была крайне рада, что у них все так хорошо. Зачем мне муж или девушка рядом, если они будут тут в четырех стенах несчастны? Лучше мы будем видеться раз в неделю, зато все будут довольны и смогут дать друг другу намного больше. 

За три года, что мы жили в такой полиаморной конфигурации, у нас троих накопился большой опыт: договариваться про сложное, учитывать то, что все мы разные и можем хотеть разного, но при этом хотим жить такой расширенной семьей. Это во многом помогло нам устроиться в этих странных условиях так, чтобы каждому было максимально комфортно. Не знаю, что будет после карантина, — подозреваю, что муж захочет продолжить жить за городом. Девушка точно захочет, потому что любит все это и у нее уже был такой опыт. Я немного боюсь этой перспективы, потому что не готова пока уезжать из Москвы. Хотя жить вместе мы бы смогли, мы и так всегда ездим в отпуск нашей большой семьей, и дочь давно воспринимает мою девушку как родственника. И думаю, что жить постоянно под одной крышей у нас бы получилось. Впрочем, пока не знаю, что будет после карантина. 

Рита, студентка: «Неожиданно стали жить как семья»

Мы с Ильей познакомились в конце февраля, и через три недели отношений началась эта пандемия. Тогда еще официально не было самоизоляции, но и учеба, и работа у меня перешли на удаленный режим. Илья порвал связки на коленке, и в середине марта у него должна была быть операция. Я живу в общежитии Вышки в Одинцове, а он снимает однушку в Москве. Мы договорились, что после операции, так как какое-то время он будет маломобилен, я буду у него иногда оставаться и помогать ему по хозяйству: ходить за продуктами и все такое. Но началась самоизоляция, и все резко изменилось.

Помню, как я ехала в метро из Одинцова с тремя комплектами одежды на три дня к Илье: в метро было уже пусто, новости становились все тревожнее, и на фоне общей неопределенности была еще неопределенность начала отношений — им тогда еще и месяца не было. Я к нему приехала, и на следующий день объявили самоизоляцию. В итоге я так и осталась у него. Хотя, понятное дело, съезжаться так быстро мы не собирались. Еще и подруга отдала мне свою морскую свинку на время карантина — она уехала домой, в Питер, и за ней некому было присматривать. Так что теперь мы, сами того не желая, живем втроем, как настоящая семья.

Иллюстрация: Вера Хохлова для ТД

В этой ситуации странно и ново все. Делить маленькое пространство с малознакомым человеком, учиться сосуществовать вместе, а еще учиться и работать удаленно. Не понимать, сколько это продлится и чем вообще кончится. Учиться видеть, где кончаются границы одного человека и начинаются границы другого. Пытаться артикулировать какие-то вещи, которые на начальном этапе отношений артикулировать еще неестественно. Мне 23 года, и у меня не так много опыта совместной жизни и вообще нет опыта нахождения не на своей территории. С одной стороны, у нас хорошие отношения и все в целом хорошо, с другой — когда это происходит на фоне всеобщего ужаса и неопределенности, это странно.

Но мы пока справляемся. Свинка на удивление оказалась отличным опытом и прекрасным объединяющим фактором. Несмотря на то что Илья вообще на такое не рассчитывал и ее клетка занимает полкухни, мы оба очень ей рады. В любой непонятной ситуации мы наблюдаем за ней или играем с ней, и это сразу сглаживает острые углы, если они возникают. В итоге хозяйка свинки вообще подумывает оставить ее нам насовсем, говорит, даже из другого города ей очевидно, что ей с нами лучше.

Я не знаю, что будет, когда все это кончится. Возможно, мы останемся жить вместе и просто снимем другую квартиру. А может, наоборот, произойдет некоторый откат, все же жить вместе до того, как это произошло бы естественно, преждевременно. В любом случае со снятием карантина что-то у нас изменится.

Михаил: «Я всегда мечтал жить на два дома»

Мой друг застрял за границей из-за пандемии, и у него пустовала квартира. В тот момент мы поругались с женой, он предложил мне пожить у него, и я с радостью согласился. У нас трое детей — семи, 12 и 15 лет, мы живем впятером в маленькой трехкомнатной квартире, где у нас спальня, гостиная и детская. Находиться там одновременно всем вместе довольно трудно и в обычное время, а в условиях, когда нужно сидеть дома круглые сутки, и вовсе невыносимо. У меня свободный график, и я всегда старался проводить дома не очень много времени, чтобы не толпиться, да и девочки обычно или в школах, или на всяких курсах и занятиях. Поэтому эта квартира стала для меня спасением.

Вообще-то я, всегда мечтал жить на два дома, но у нас никогда не было такой возможности, а сейчас она появилась. И кстати, отношения у нас стали лучше: никто не сидит ни у кого на голове, у жены больше пространства, да и дети могут хоть как-то разойтись по комнатам. Старшая уже совсем взрослый подросток, у нее свои дела, младшие ей мешают. Средняя страдает без своего спортивного кружка, а младшая у нас всегда электровеник. Еще все они учатся в зуме — базар, одним словом. Без меня там точно лучше.

Я подозреваю, со стороны это может выглядеть так, что я устроился удобно, а все трудности свалились на жену. Но у нас всегда было так устроено — ей искренне нравится и дома сидеть, и с детьми заниматься. А мне всегда нужна была свобода, в том числе возможность гулять и уходить из дома. Я очень люблю своих детей, но я предпочитаю взаимодействовать с ними как с равными свободными людьми и тогда, когда у всех есть на это настроение, а не в режиме обязаловки.

А недавно я и вовсе заболел — тест не делал, но все признаки  COVID-19: температура, все тело ломит, вкуса и запаха не чувствую, грудь сдавило. Тем более удачно, что я тут отдельно ото всех. Пока терпимо, буду пить парацетамол и сидеть дома.

Когда все кончится, будет, я думаю, странно возвращаться к обычной жизни. Возможно, я всерьез подумаю, как устроить быт так, чтобы я мог куда-то уходить, — как показывает опыт, отношения у нас от этого только улучшаются.

Даша, студентка: «Получилось идеальное расставание»

Мы с Микелой встречались три года — она итальянка из Венеции, а я из Хабаровска. Мы познакомились в Германии, и полтора года это были отношения на расстоянии и между странами, а полтора года назад мы съехались и стали жить в Нюрнберге. Я училась в магистратуре, она работала. Но постепенно наши отношения стали изживать себя. Микеле надоела немецкая культура, и она захотела переезжать в Испанию, а я продолжаю учиться тут в магистратуре и никуда уезжать не собираюсь. Все как-то расшаталось, и мы решили расстаться. Но как только мы приняли это решение и собрались разъезжаться, наступил карантин. Тут все довольно строго, и разъехаться мы не смогли.

Это была странная ситуация. Поначалу у меня были истерики с утра до вечера, мы то ругались, то просто не разговаривали. У нас две комнаты, и мы разъехались по разным. Но иногда все же спали вместе, потому что скучали друг по другу. Мы были вместе 24/7, и было то ужасно, то очень нежно. Она переписывалась уже с кем-то новым, я это видела, и меня это сначала ужасно бесило. Но постепенно мы стали как-то ближе. 

Так странно, за это время мы много всего проработали и очень много разговаривали и рефлексировали. Если бы не карантин, мы бы просто разбежались и пошли дальше со всеми своими травмами и неотвеченными вопросами. А так мы и слушали друг друга, и поддерживали, и плакали, и обсуждали. И было очень интересно за собой наблюдать: и как меняется эмоциональное состояние, и как постепенно приходит спокойное принятие новой ситуации. 

Иллюстрация: Вера Хохлова для ТД

В Германии постепенно снимают ограничения, и мы уже ищем себе новое жилье. Это не поменяло наше решение расстаться, но очень поменяло наше отношение к этому. Конечно, были моменты близости, когда мы думали: а может, не расставаться? Но потом понимали, что все к этому шло и это наша реальность. В итоге получилось идеальное расставание — без недосказанностей, с поддержкой, очень гуманное. Тем более в условиях этой неизвестности это было особенно ценно. Думаю, что именно благодаря этому карантину мы сможем остаться друзьями, когда разъедемся, и это безумно важно. 

Катя Родионова, ресторатор: «Решились объявить всем о свадьбе»

Я уже три года живу в Португалии, а моя девушка Полина — в Москве. Мы познакомились год назад, когда она по рекомендации нашей общей подруги пришла ко мне в ресторан в Лиссабоне. С тех пор у нас начались отношения, мы ездили друг к другу в гости, а недавно решили пожениться. Когда начался карантин, Полина должна была приехать ко мне в Португалию на месяц. Но отменился один билет, потом отменился второй, и мы засели у себя по домам. 

В этой новой ситуации страха и неопределенности стало понятно, что важно, а что нет, и мы решили объявить открыто о нашей свадьбе, которую мы запланировали на осень. До этого мы не афишировали свои отношения, но внезапно это стало важно для обеих. Мы решили, что нам нечего и некого бояться. Без этой пандемии мы бы этого делать не стали, просто она бы тихо переехала ко мне. Но мы решились и написали в фейсбуке, что помолвлены. Я думала, что проснусь на следующее утро в другом мире: придется отбиваться от комментариев, объясняться и расстраиваться. Но, как ни странно, мы получили гору поздравлений и только положительную реакцию. 

Ольга, профессор университета: «Надеюсь, он дозреет до совместной жизни»   

Мы с Андреем встречаемся полгода, и для меня это очень необычно, в такой ситуации с любым другим человеком я бы давно уже съехалась. Но мой возлюбленный — натура творческая и непростая и мало кого к себе подпускает. И у него, и у меня есть предыдущие браки и вообще довольно большой опыт длительных отношений. Я в таком возрасте, что уже не готова месяцами встречаться, мне сразу стало понятно, что это мой человек и я хочу жить с ним. Но с ним так не работает.

Логично, что все это время я страдала от его закрытости, неторопливости и неприступности. Но карантин все изменил. Мое преподавание перешло на удаленку, а вторая работа, которая отнимала основные силы, вообще встала на паузу. И это изменило весь расклад. Он тоже засел дома, но у нас обоих появилось больше времени уделять друг другу внимание. Теперь я могу планировать наши встречи не поздно вечером, когда нет сил, и не на выходных, а тогда, когда этого хочется именно нам. Раньше он мог позвать меня к себе посреди дня, и я под разными предлогами сбегала с работы. Это было все на бегу и как-то нервно, и это сильно омрачало наши встречи. Теперь мы не ограничены во времени, и это здорово. И, к моей радости, он стал чаще звать меня к себе.

А недавно мы провели вместе целые сутки, и это было спокойно и именно так, как надо. Мы параллельно работали в своих ноутбуках, и, на удивление, моя работоспособность улучшилась и работа шла быстрее. Обычно, когда мы не вместе, я все время краем своего сознания думаю о нем, о том, когда мы увидимся, тревожусь и отвлекаюсь. А тут, когда он сидел рядом, тревожиться мне больше было не о чем, и я спокойно концентрировалась на своих семинарах.

Вообще, этот новый опыт — хороший повод задуматься о своем графике и сменить его в сторону большей свободы. Ну и, конечно, я надеюсь, что во время карантина Андрей наконец дозреет до совместной жизни. Пока, как мне кажется, все к этому идет. 

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Хоспис для молодых взрослых Собрано 5 277 851 r Нужно 10 004 686 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 4 187 691 r Нужно 7 970 975 r
Раздельный сбор во дворах Петербурга Собрано 167 485 r Нужно 341 200 r
Кислородное оборудование для недоношенных детей Собрано 263 824 r Нужно 1 956 000 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 74 355 r Нужно 700 000 r
Всего собрано
1 181 339 744 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: Иллюстрация: Вера Хохлова для ТД
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: