Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS

«Такие дела», партнер международного мультимедийного проекта «COVID-19. Сохраняя дистанцию», публикуют фотографии Нанны Хайтман. Место действия: Москва

11 мая 2020 года запустился международный проект The COVID-19 Visual Project. A Time of Distance [Мультимедийный проект «COVID-19. Сохраняя дистанцию»] — постоянно пополняющийся архив фотографий и видео, документирующий чрезвычайные условия жизни людей во время пандемии COVID-19. Проект The COVID-19 Visual Project. A Time of Distance был создан в рамках международного фестиваля визуального искусства Cortona On The Move под руководством банковской группы Intesa Sanpaolo, а «Такие дела» стали партнером проекта в России. Посмотреть его полностью можно здесь.

Онлайн-платформа будет существовать до тех пор, пока человечество не изобретет лекарство и вакцину от вируса. Фотографы со всего мира покажут, как общество переживает кризис экономики и системы здравоохранения и изоляцию и как оно меняется. Цель проекта — создать место для сбора свидетельств уникального времени, когда люди по всему миру замерли в ожидании, стараясь свыкнуться со странной новой реальностью.

Фотограф Нанна Хайтман ездила по Москве вместе с сотрудниками благотворительных организаций и снимала жизнь самых уязвимых героев нашего времени — людей, оставшихся без жилья и средств к существованию. Бдительные граждане остро реагируют на толпы бездомных, собирающихся в очереди за едой или лекарствами, и вызывают наряд полиции.

«Очагом заболевания может явится все что угодно, — терпеливо объясняет Лана Журкина, директор “Дома Друзей”. — Но к бездомным всегда более пристальное внимание. Все, что позволено людям, живущим в квартирах и домах, не позволено человеку, который не имеет жилья. Или заболеем мы — мы не виноваты. Наверное, в магазине или в лифте заразились, так бывает.  Если бездомный — он заразу разносит».

Женщина из Сибири потеряла работу и оказалась в Москве без средств и жилья. У нее начался кашель и поднялась высокая температура. На фото с ней разговаривают Лана и Марина, врачи «Дома друзей», благотворительной организации, помогающей бездомным людям получить медицинскую помощь
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
Парк рядом с Курским вокзалом. Бездомные в очереди на прием к врачамФото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS

А на улице оказались толпы людей. Были введены меры повышенной готовности, и закрылись привычные места, где люди могли получить помощь, закрылись кафе и рестораны, где бездомных подкармливали, выдавали кипяток, разрешали погреться. Людей, которые годами ночевали на вокзалах, выгнали на улицы. Многие жили в терминалах аэропортов, но аэропорты проверили и “зачистили”. Выстроенный микромир рухнул, и людям на улице стало еще тяжелее. И весна выдалась холодная, с сюрпризами в рукавах. Когда люди уже сняли зимние куртки — а при себе их не оставишь, хранить ведь негде — холода вернулись. И сотни бездомных остались на улице в легких куртках и без возможности где-либо укрыться.

Парк рядом с Курским вокзалом. Бездомные в очереди на прием к врачам
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
Парк рядом с Курским вокзалом. Лана и Марина ведут прием и выдают лекарстваФото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS

На территории храма Преподобного Сергия Радонежского православная служба «Милосердие» держит  «Ангар спасения». Бездомные могут прийти и поесть. В эпидемию число посетителей, которые могут одновременно зайти на территорию, ограничили, чтобы соблюдать дистанцию. Прежде бездомные могли остаться, посидеть в палатке и отдохнуть — зимой палатка отапливалась — но сейчас это невозможно. Там же стоит вагончик с бесплатной одеждой, прачечная, душевые. Кормят всех без исключения. С момента начала пандемии коронавируса, с 22 марта, выдали более 15 тысяч порций еды.

По словам сотрудников службы приходит примерно в три раза больше людей, чем обычно, а пожертвования сократились. Одежду и возможность помыться дают только самым нуждающимся. Невозможно отпустить без теплой одежды человека в легкой куртке в такие холодные ночи, это острая нужда. Но кому-то отказывают. «Раньше одежду выдавали всем, кто обратился. Выстраивается очередь, люди подходят и говорят: “Мне нужны такие-то штаны или обувь, или куртка, или шапка”, — тихо, почти мечтательно, говорит Александра. — А сейчас в связи с острым кризисом и резким увеличением количества обращений мы не можем этого обеспечить для всех. Наши специалисты на месте решают, они много лет работают с бездомными, кого-то знают в лицо, лучше понимают ситуацию. И еще 300-400 человек в день нужно успеть покормить. Тем, кто немощен, мы позволяем остаться и отдохнуть. Если это пожилой человек и он в плохом состоянии, выгонять его неправильно. Конечно, мы его оставляем. А если люди в силах, мы оказали помощь и просим их дать возможность пройти следующему».

Они все понимают, отходят.

В палатке православной службы «Милосердие» каждый день едят бездомные. Прежде приходили 100-150 человек в день. С началом пандемии приходит 300-400 человек в день. Многие благотворительные организации, поддерживающие бездомных, с началом карантина сталкиваются с неодобрением властей. Наряды полиции разгоняют толпы бездомных у вагончиков с едой, объясняя это мерами безопасности. Врачи говорят, что бездомные стали чаще болеть пневмонией
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS

В православной службе «Милосердие» двадцать шесть проектов помощи нуждающимся. Все проекты в коронавирус продолжают свою работу, но многие на карантине, фотографу нельзя туда прийти. Дом престарелых и социальный дом — на время карантина превратились в проекты закрытого типа, с проживанием. Это значит, что сотрудники уехали туда помогать людям и больше их не покидают. Они вернутся, когда закончится их вахта или когда закончится карантин.

В квартире Людмилы Александровны. Медсестра Наталья Георгиевна приходит к ней трижды в неделю. Сын Людмилы Александровны работает посменно, двое суток без перерыва, и в смену сам не может о ней позаботиться. Наталья — сестра милосердия православной службы «Милосердие». Она ухаживает за пожилыми и немощными людьми, которым некому помочь. Наталья говорит, что с каждым днем у нее на попечении все больше пациентов, и, если она не приедет, они останутся совсем одни
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
В квартире Людмилы Александровны. Медсестра Наталья Георгиевна приходит к ней трижды в неделю. Сын Людмилы Александровны работает посменно, двое суток без перерыва, и в смену сам не может о ней позаботиться. Наталья — сестра милосердия православной службы «Милосердие». Она ухаживает за пожилыми и немощными людьми, которым некому помочь. Наталья говорит, что с каждым днем у нее на попечении все больше пациентов, и, если она не приедет, они останутся совсем одни 
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS

Проект «Убежище» благотворительной организации «Дом Друзей» поддерживает людей, которые остались без жилья. Бездомные, которым негде провести карантин, люди, которые остались и без работы, и без жилья, и без средств, и без возможности вернуться в родной город или страну, просто остались на улице, наедине с голодом, ледяной весной и вирусом. Семьи, которые остались без работы, стали обращаться в службу с простой просьбой — накормить. Эти люди работали в малом бизнесе, на небольших рынках, в парихмахерских, в сфере услуг, где они были рядовыми работниками, но вот остались ни с чем, и платить за жилье им нечем. Они стали просить продуктов, а потом —возможности куда-то заселиться. Дешевые хостелы в Москве тоже позакрывались, ведь уехали строители, а люди, которые могли жить там раньше, сейчас не могут платить даже минимальные суммы. В «Доме Друзей» нашли частного спонсора, который согласился оплатить аренду первого помещения, а все остальное взяли на себя.

Оказалось, очень непросто убедить собственников даже пустующих зданий, что есть вещи пострашнее угрозы клопов в матрасе.

Омари Сергеевич из Грузии поселился в хостеле «Дома Друзей». С началом карантина он потерял работу в супермаркете, и платить за жилье и еду ему нечем
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
Женщина и ее младшая дочь прячутся от мужа. В изоляции побои стали такими жестокими, что она, наконец, решилась уйти. Днем ребенок был еще с ней, но вечером муж приехал и отобрал дочь
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
Женщина и ее младшая дочь прячутся от мужа. В изоляции побои стали такими жестокими, что она, наконец, решилась уйти. Днем ребенок был еще с ней, но вечером муж приехал и отобрал дочьФото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
Женщина и ее младшая дочь прячутся от мужа. В изоляции побои стали такими жестокими, что она, наконец, решилась уйти. Днем ребенок был еще с ней, но вечером муж приехал и отобрал дочь
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS

 

Слева: Наташа и Ульяна живут в «Доме для мамы» - кризисном центре православной службы «Милосердие» для мам с детьми. Наташа живет здесь с февраля. Она рассказывает, что отец Ульяны издевался над ней. Большинство женщин в центре ждут конца карантина, чтобы восстановить документы и вернуться к нормальной жизни. Юристы и психологи «Дома для мамы» им в этом помогают.
 Справа: Наташа и Глеб живут в «Доме для мамы» два месяца. Наташа училась на остеопата, а потом забеременела. Когда карантин закончится, она сможет уехать к матери, в Краснодар
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS

 

С 10 апреля в России стало в два с половиной раза больше жертв домашнего насилия. Восьмидесятилетняя женщина жила вместе с сыном. Сын потерял работу, пил десять дней, бил и душил свою мать. Ее привезли в убежище еще перед карантином, когда там был обычный хостел. В отчаянии она спрашивает, что ее ждет, и извиняется, что еще жива. Она все еще боится комнат с закрытыми окнами, боится, что не хватит воздуха и она задохнется
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS

«Люди стали приходить в наши хостелы абсолютно разные, — рассказывает Лана. — Мы ждали, что придут те, кого выгнали с вокзалов, они потянутся под крышу и смогут прийти в себя. Так не случилось. Первыми пришли в хостелы люди, которые еще не забыли, что такое жить дома. Это люди, которые потеряли работу именно в момент пандемии. Естественно, они несколько дней пожили, пришли в себя и тут же стали искать работу. Нашли, но работа такая, что заработков не хватает даже снять себе самый дешевый хостел. Потом стали приходить бездомные. Они очень осторожно относились к нам поначалу. Некоторые рассказывают, как их забирали с улицы, предлагали подработку, проживание — и они попадали в рабство. Историй таких много, мы это прекрасно знаем. Несмотря на то, что мы работаем три года на улицах Москвы, и бездомные нас знают как врачей, которые оказывают медицинскую помощь, а тут мы стали людьми, которые предлагают куда-то поехать и заселиться. Первый хостел на семьдесят человек, мы думали, заселим стремительно, но ничего не получилось. Нам не доверяли. Но как только первые бездомные поняли, что все нормально и никакого обмана нет, что у нас чистое белье, постель, кормят и относятся по-человечески, новость сразу разлетелась, и у нас просто очередь выстроилась огромная. Сейчас у нас более восьмисот человек и пять зданий, надеюсь, будет в будущем шесть зданий и тысяча-тысяча двести человек. У нас есть очередь на заселение, но не могу сказать какая — каждые 20 минут новый звонок.

Мы требуем справку, что человек прошел дезобработку, чтобы мы точно знали, что нам не принесут вшей и клопов, и чесотку, и свежую флюорограмму, которая подтверждает, что у человека нет туберкулеза. Все боятся КОВИДа, но при этом старые инфекции никто не отменял. Некоторые уходят — пожили пару-тройку дней и поняли, что это не их, что они не готовы никому докладываться, куда уходят (например, в магазин). И от алкоголя отказаться не готовы. А у нас все строго».

Пустая комната за несколько минут до того, как приедут постояльцы из центра социальной адаптации. Московские власти утверждают, что в государственных учреждениях социальной помощи не хватает мест, чтобы разместить всех, кто остался без жилья и средств к существованию. «Дом друзей» открыл шесть убежищ для тех, кому негде переждать эпидемию. Людей отправляют туда прямо из государственных организаций. Здесь им предстоит провести все время карантина. Для многих это первое достойное место ночлега за многие месяцы. Рассказывают, что часто в таких учреждениях есть только лавки и стулья, а днем нужно обязательно оттуда уходить
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
Евгений только что переехал в убежище из подобного центра. Он рассказывает, что там можно было спать только сидя. Евгения ограбили перед началом карантина. Он ждет, когда эпидемия закончится и он сможет восстановить документы и вернуться в Санкт-Петербург к матери. В Москве он работал на заводе, но его сократили с началом карантина. Полгода назад он сломал ногу. Нога так и не зажила
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
Мужчина лег в кровать, впервые за месяцы.
Московские власти утверждают, что в государственных учреждениях социальной помощи не хватает мест, чтобы разместить всех, кто остался без жилья и средств к существованию. «Дом друзей» открыл шесть убежищ для тех, кому негде переждать эпидемию. Людей отправляю туда прямо из государственных организаций. Здесь им предстоит провести все время карантина. Для многих это первое достойное место ночлега за многие месяцы. Рассказывают, что часто в таких учреждениях есть только лавки и стулья, а днем нужно обязательно оттуда уходить. Арески и Мокрани - студенты из Алжира, которые учились в Санкт-Петербурге. Они приехали в Москву в надежде, что посольство Алжира поможет им улететь в родную страну. Сейчас они живут в убежище «Дома Друзей»
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS

 

Людям хочется верить, что карантин снимут и все вернется, в один день заработает. Бездомные снимут себе квартиры, безработные трудоустроятся, каждый получит зарплату и не будет нуждаться хотя бы в еде и крове. Но до этого еще много времени. Лана рассказывает, что среди постояльцев их хостела много инвалидов и ветеранов труда, которых в будущем надо будет куда-то разместить, а бездомным нужно будет помочь найти работу и социализироваться. «Дом Друзей» собирается поддержать своих постояльцев после конца пандемии и начать сотрудничать с органами государственной власти, чтобы как можно быстрее решить судьбу людей, которые нуждаются в помощи. 

PS

— Что они делают, когда заходят в комнаты? Что они делают в первую очередь?

— Сразу ложатся на кровати. Они просто счастливы, что есть, где лечь, что их накормят. Это очень, очень усталые люди, — ответила фотограф Нанна Хайтман.

Восьмидесятилетняя Клавдия Игнатовна только что переехала в убежище «Дома Друзей». Она очень устала от бесконечных переездов. В Советском Союзе она была инженером, получила квартиру. Племянница обманула ее, переоформила квартиру на себя, а Клавдию Игнатовну выгнала на улицу
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
Кладовая в только что открывшемся убежище
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
Юра из Беларуси работал поваром, а теперь он безработный. С началом карантина он попал в баптистскую секту, по его словам, похожую на тюрьму. Ему удалось сбежать, и теперь он будет готовить для постояльцев убежища
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
Мужчина сел на свою кровать, впервые за много месяцев. Московские власти утверждают, что в государственных учреждениях социальной помощи не хватает мест, чтобы разместить всех, кто остался без жилья и средств к существованию. «Дом друзей» открыл шесть убежищ для тех, кому негде переждать пандемию. Людей отправляют туда прямо из государственных организаций. Здесь им предстоит провести все время карантина. Для многих это первое достойное место ночлега за многие месяцы. Рассказывают, что часто в таких учреждениях есть только лавки и стулья, а днем нужно обязательно оттуда уходить
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
Анна, сотрудница «Дома друзей», разговаривает с новыми постояльцами убежища
Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS

Редакция благодарит благотворительные организации «Милосердие» и «Дом Друзей» за помощь в подготовке материала.

И за вашу огромную, неоценимую работу — спасибо вам.  

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Раздельный сбор во дворах Петербурга Собрано 243 699 r Нужно 341 200 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 4 670 962 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 136 726 r Нужно 700 000 r
Операции для тяжелобольных бездомных животных Собрано 138 005 r Нужно 2 688 000 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida Собрано 71 951 r Нужно 1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге Собрано 14 930 r Нужно 460 998 r
Всего собрано
1 332 428 075 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

В палатках фонда «Милосердие» каждый день едят бездомные. Прежде приходили 100-150 человек в день. С началом эпидемии приходит 300-400 человек в день. Многие благотворительные организации, поддерживающие бездомных, с началом карантина сталкиваются с неодобрением властей. Наряды полиции разгоняют толпы бездомных вагончиков с едой, объясняя это мерами безопасности. Врачи говорят, что бездомные стали чаще болеть пневмонией

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Женщина из Сибири потеряла работу и оказалась в Москве без средств и жилья. У нее начался кашель и поднялась высокая температура. На фото с ней разговаривают Лана и Марина, врачи «Дома друзей», благотворительной организации, помогающей бездомным людям получить медицинскую помощь

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Парк рядом с Курским вокзалом. Бездомные в очереди на прием к врачам

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Парк рядом с Курским вокзалом. Бездомные в очереди на прием к врачам

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Парк рядом с Курским вокзалом. Лана и Марина ведут прием и выдают лекарства

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

В палатке православной службы «Милосердие» каждый день едят бездомные. Прежде приходили 100-150 человек в день. С началом пандемии приходит 300-400 человек в день. Многие благотворительные организации, поддерживающие бездомных, с началом карантина сталкиваются с неодобрением властей. Наряды полиции разгоняют толпы бездомных у вагончиков с едой, объясняя это мерами безопасности. Врачи говорят, что бездомные стали чаще болеть пневмонией

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

В квартире Людмилы Александровны. Медсестра Наталья Георгиевна приходит к ней трижды в неделю. Сын Людмилы Александровны работает посменно, двое суток без перерыва, и в смену сам не может о ней позаботиться. Наталья — сестра милосердия православной службы «Милосердие». Она ухаживает за пожилыми и немощными людьми, которым некому помочь. Наталья говорит, что с каждым днем у нее на попечении все больше пациентов, и, если она не приедет, они останутся совсем одни

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

В квартире Людмилы Александровны. Медсестра Наталья Георгиевна приходит к ней трижды в неделю. Сын Людмилы Александровны работает посменно, двое суток без перерыва, и в смену сам не может о ней позаботиться. Наталья — сестра милосердия православной службы «Милосердие». Она ухаживает за пожилыми и немощными людьми, которым некому помочь. Наталья говорит, что с каждым днем у нее на попечении все больше пациентов, и, если она не приедет, они останутся совсем одни 

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Омари Сергеевич из Грузии поселился в хостеле «Дома Друзей». С началом карантина он потерял работу в супермаркете, и платить за жилье и еду ему нечем

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Женщина и ее младшая дочь прячутся от мужа. В изоляции побои стали такими жестокими, что она, наконец, решилась уйти. Днем ребенок был еще с ней, но вечером муж приехал и отобрал дочь

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Женщина и ее младшая дочь прячутся от мужа. В изоляции побои стали такими жестокими, что она, наконец, решилась уйти. Днем ребенок был еще с ней, но вечером муж приехал и отобрал дочь

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Женщина и ее младшая дочь прячутся от мужа. В изоляции побои стали такими жестокими, что она, наконец, решилась уйти. Днем ребенок был еще с ней, но вечером муж приехал и отобрал дочь

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

С 10 апреля в России стало в два с половиной раза больше жертв домашнего насилия. Восьмидесятилетняя женщина жила вместе с сыном. Сын потерял работу, пил десять дней, бил и душил свою мать. Ее привезли в убежище еще перед карантином, когда там был обычный хостел. В отчаянии она спрашивает, что ее ждет, и извиняется, что еще жива. Она все еще боится комнат с закрытыми окнами, боится, что не хватит воздуха и она задохнется

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Пустая комната за несколько минут до того, как приедут постояльцы из центра социальной адаптации. Московские власти утверждают, что в государственных учреждениях социальной помощи не хватает мест, чтобы разместить всех, кто остался без жилья и средств к существованию. «Дом друзей» открыл шесть убежищ для тех, кому негде переждать эпидемию. Людей отправляют туда прямо из государственных организаций. Здесь им предстоит провести все время карантина. Для многих это первое достойное место ночлега за многие месяцы. Рассказывают, что часто в таких учреждениях есть только лавки и стулья, а днем нужно обязательно оттуда уходить

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Евгений только что переехал в убежище из подобного центра. Он рассказывает, что там можно было спать только сидя. Евгения ограбили перед началом карантина. Он ждет, когда эпидемия закончится и он сможет восстановить документы и вернуться в Санкт-Петербург к матери. В Москве он работал на заводе, но его сократили с началом карантина. Полгода назад он сломал ногу. Нога так и не зажила

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Восьмидесятилетняя Клавдия Игнатовна только что переехала в убежище «Дома Друзей». Она очень устала от бесконечных переездов. В Советском Союзе она была инженером, получила квартиру. Племянница обманула ее, переоформила квартиру на себя, а Клавдию Игнатовну выгнала на улицу

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Кладовая в только что открывшемся убежище

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Юра из Беларуси работал поваром, а теперь он безработный. С началом карантина он попал в баптистскую секту, по его словам, похожую на тюрьму. Ему удалось сбежать, и теперь он будет готовить для постояльцев убежища

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Мужчина сел на свою кровать, впервые за много месяцев. Московские власти утверждают, что в государственных учреждениях социальной помощи не хватает мест, чтобы разместить всех, кто остался без жилья и средств к существованию. «Дом друзей» открыл шесть убежищ для тех, кому негде переждать пандемию. Людей отправляют туда прямо из государственных организаций. Здесь им предстоит провести все время карантина. Для многих это первое достойное место ночлега за многие месяцы. Рассказывают, что часто в таких учреждениях есть только лавки и стулья, а днем нужно обязательно оттуда уходить

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Анна, сотрудница «Дома друзей», разговаривает с новыми постояльцами убежища

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Наташа и Ульяна живут в «Доме для мамы» - кризисном центре православной службы «Милосердие» для мам с детьми. Наташа живет здесь с февраля. Она рассказывает, что отец Ульяны издевался над ней. Большинство женщин в центре ждут конца карантина, чтобы восстановить документы и вернуться к нормальной жизни. Юристы и психологи «Дома для мамы» им в этом помогают

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Наташа и Глеб живут в «Доме для мамы» два месяца. Наташа училась на остеопата, а потом забеременела. Когда карантин закончится, она сможет уехать к матери, в Краснодар

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

ужчина лег в кровать, впервые за месяцы.
Московские власти утверждают, что в государственных учреждениях социальной помощи не хватает мест, чтобы разместить всех, кто остался без жилья и средств к существованию. «Дом друзей» открыл шесть убежищ для тех, кому негде переждать эпидемию.  Людей отправляю туда прямо из государственных организаций. Здесь им предстоит провести все время карантина. Для многих это первое достойное место ночлега за многие месяцы. Рассказывают, что часто в таких учреждениях есть только лавки и стулья, а днем нужно обязательно оттуда уходить

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0

Арески и Мокрани - студенты из Алжира, которые учились в Санкт-Петербурге. Они приехали в Москву в надежде, что посольство Алжира поможет им улететь в родную страну. Сейчас они живут в убежище «Дома Друзей»

Фото: Nanna Heitmann/MAGNUM PHOTOS
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: