Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД

Эта фотоистория об измене и о том, как после измены начать жить в браке заново

Аня никогда не думала, что выйдет замуж за итальянца. Ее предыдущие отношения с партнерами из Италии были поверхностны и мимолетны. Но Паоло не был похож ни на кого из них. Аня влюбилась в его честность и доброту. Они вместе уже семь лет: воспитывают сына Иларио, живут в огромном доме посреди виноградников в Порденоне. Жизнь казалось счастливой и безмятежной, пока однажды Паоло не рассказал Ане, что около месяца скрывал связь с ее подругой и занимался с ней виртуальным сексом.

Аня тяжело переживала измену. Боролась с депрессией при помощи психотерапевта и прорабатывала травму вместе с мужем. Создала целый фотопроект. Жизнь никогда уже не станет прежней. У Ани и Паоло началась новая жизнь — их второй брак.

Вино и Пазолини 

Аня и Паоло познакомились на фестивале немого кино, тогда она еще была студенткой Европейского университета в Санкт-Петербурге. Историк кино по специальности, Аня часто ездила на кинофестивали. Они встретились в родном городе Паоло — Порденоне, на выставке кубинского киноплаката. В 60-е годы кубинские художники вручную писали на заказ плакаты к фильмам, зная только название или видев всего один кадр. Несколько тех плакатов сейчас висят у Ани и Паоло дома.

Ане снились кошмары, где она приходила на свою прошлую работу в Петербурге, в хостел, и убивала свою подругу
Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД

Каждый вечер молодые люди встречались, обсуждали творчество Пазолини и пили вино. Потом Аня уехала в Россию, и начались долгие отношения на расстоянии — около девяти месяцев.

«Я тогда переехала в Подмосковье, жила одна в гостинице при киноархиве, наши вечерние созвоны с Паоло согревали. Мы долго узнавали друг друга. А когда я наконец приехала к нему, то вместо недели осталась на пару месяцев. Мы ездили по Европе на машине и после этого стали видеться каждые два месяца. Искали любую возможность: встречались на кинофестивалях, в командировках, в транзитных городах. А спустя полтора года решили строить семью».

Аня и Паоло поженились в церкви. Тогда еще Аня не знала, какой сильный эффект окажет этот ритуал на ее семейную историю. В Италии церковный брак считается административным актом, это было важно для Паоло и его семьи. Аня и Паоло дали клятвы друг другу, казалось, что это навсегда.

Аня смотрит в окно в одной из семи комнат в их с Паоло доме
Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
Во время свадьбы с Паоло Ане казалось, что это на всю жизнь и ничто их не разлучит
Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД

Но через какое-то время каждый из них столкнулся с социальным одиночеством. Аню не брали на работу, несмотря на отличное резюме. У нее не было друзей. Она ощущала себя запертой. Друзей Паоло тоже не было рядом. Несмотря на многие приятные моменты новой жизни, каждый переживал депрессивные состояния. И это повлияло на дальнейшие отношения.

«Я сейчас бы сказала, что до измены у нас были незрелые, юношеские отношения. Слишком наивное представление о том, что такое брак. Было много прекрасных моментов, но мне кажется, брак состоит не из них. В повседневной жизни, я бы сказала сейчас, это были некачественные отношения. Готовка, кино, воспитание ребенка. Но главное — отсутствие обсуждения чувств и переживаний. И это было ошибкой».

Экзамен на счастливую жизнь

Однажды к Ане на пару дней приехала подруга. Аня показала ей город, накормила вкусной едой, они говорили обо всем на свете, и все было отлично. Вечером Аня, как обычно, укладывала спать ребенка, а подруга с Паоло вышли покурить. В этот момент между ними возник сексуальный контакт, но без проникающего секса.

Cвою беременность она вспоминает с теплом, а первые два года жизни с ребенком — как самое счастливое время
Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД

После подруга вернулась к Ане на кухню, и они проговорили до утра. Аня радовалась, что у нее такие преданные друзья, прекрасные муж, ребенок и дом. Говорила подруге, как она счастлива. Ей казалось, что жизнь удалась.

Уже после отъезда подруга написала мужу Ани и предложила создать секретный чат. Там они целый месяц общались и занимались виртуальным сексом. Аня, ни о чем не подозревая, продолжала поддерживать связь с подругой, присылала ей учебники по итальянскому языку. Но как-то после небольшой ссоры Паоло все рассказал Ане. Он поделился с нею всеми событиями последнего месяца, подробно рассказал все детали. Признался, что влюбился и постоянно думает о другой девушке, переписывается с ней. Потрясенная Аня попросила показать переписку. Она никогда не сталкивалась раньше с подобным. В отчаянии села в машину и уехала в час ночи в никуда. Она плакала, ехала по встречке, пела и слушала Баха. Паоло звонил ей много раз и просил вернуться хотя бы ради ребенка. Через какое-то время Аня вернулась и прочитала всю переписку. То, что она увидела, осталось с ней навсегда.

«Мне казалось, что это фильм. У меня было ощущение, что это наш чат. Только еще и с виртуальным сексом!»

Иногда казалось, что от этой травмы не избавиться. Боль была настолько сильной, что хотелось лезть на стены
Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
После измены Аня постоянно сравнивала себя с подругой, у нее было отвращение к своему телу. Аня считала, что она хуже во всех отношениях
Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
Аня чувствовала, что она одна со своей болью в чужой стране и без друзей и теперь, после такого предательства, непонятно, что такое дружба
Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД

Аня пережила крах. Стала гнобить себя и сравнивать с этой девушкой. Чувствовала себя ничтожеством. Казалось, теперь она ничего не знает о Паоло. Она была уверена, что он так не поступит, потому что сам прежде переживал измену любимого человека с лучшим другом. Тогда ему было больно, и она думала, что он сам никогда так не сделает.

Аня чувствовала, как жизнь рушится. Стала срывать их совместные фотографии, бить зеркала. «Я не могла больше видеть нас счастливых. Мне казалось, что это не мы и это не я. Это какие-то другие люди».

Узнав об измене, Аня написала этой подруге и попыталась выяснить правду. Подруга отрицала свою вину и обвиняла Паоло. Но Аня видела их переписку и не ожидала от нее такого хладнокровия и предательства. Вдобавок Аня узнала, что подруга еще и устроилась на ее бывшую работу и переехала в Петербург. После этого ей стали сниться кошмары, в которых Аня убивала ее разными способами. Она чувствовала злость и несправедливость: ты морально умираешь, а другой человек спокойно живет, ходит в твои любимые места и развлекается. Этот контраст медленно пожирал ее.

Аня
Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД

Из-за «синдрома отличницы» Аня чувствовала, как будто провалила экзамен счастливой жизни. Ей казалось, что теперь у нее нет права жить. Однажды ее увезли на скорой, выписали антидепрессанты и успокоительные и поставили на учет в психотерапевтическом кабинете.

Зачем люди изменяют

Виртуальный секс — это измена? Почему и зачем люди изменяют? Что ими руководит? Что делать дальше? Какие психотерапевтические методики помогают? Аня стала изучать этот вопрос.

Аня в пиджаке мужа, в котором он был на свадьбе
Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
Аня часто чувствовала присутствие подруги в их спальне с мужем
Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД

Виртуальная измена подробно описана в научной литературе. C точки зрения психотерапии — это давно «легализованный» способ измены. Виртуальность подразумевает высокую степень эмоциональной вовлеченности, когда, например, за обедом с женой и детьми человек вспоминает запах волос или взгляд другого человека. Интернет дает доступ к общению 24 / 7. Двое на расстоянии хотят друг друга и постоянно говорят об этом, одновременно кончают, и между ними возникает много романтики.

Считается, что виртуальная измена гораздо болезненнее и от нее сложнее оправиться. «След помады», как раньше, дает меньше конкретной информации, нежели письмо, в котором ты понимаешь каждое слово. Секретность — один из главных признаков измены, неважно, было физическое проникновение или нет.

После измены Ане сложно было поверить снова в искренность близких людей
Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД

«Измена — это не коварство по отношению к тому, кому изменили. Люди изменяют чаще всего, чтобы почувствовать себя по-другому. Изменяя, мы ищем не другого человека, мы ищем другого себя. Есть конечно “измена за измену”, есть просто “нездоровые отношения”, но если это счастливая семья, то измена никогда не делается, чтобы причинить боль. К сожалению, человек, который изменил, не понимает, насколько болезненно узнавать об этом».

Для Ани измена оказалась тем, что стирает прошлое, счастливые моменты и доверие. Твой близкий человек вел двойную жизнь, и ты больше не понимаешь, где теперь искренность. Начинаешь думать, что проблема в тебе.

Иногда казалось, что от этой травмы не избавиться. Боль была настолько сильной, что хотелось лезть на стены
Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД

Аня считает, что их отношения с Паоло спасло, то, что он все честно ей рассказал. И сообщил, что хочет, чтобы им кто-то помог спасти брак. Это было важно.

Не надо меня жалеть

Самое частое, что Аня слышала: «Бросай мужа и ребенка». Ее пытались жалеть или осуждать за то, что она осталась с Паоло. Многие крутят у виска, если слышат, что после измены партнеры решили продолжить отношения. Чтобы не сталкиваться с презрением и жалостью к себе, люди, пережившие измену, стараются скрывать и не говорить о своей ситуации. Аня, например, до сих пор ничего не рассказала родителям.

Перед тем как они оба пошли на терапию, Аня и Паоло смотрели лекции и читали книгу американского психолога Эстер Перель «Право на “лево”. Почему люди изменяют и можно ли избежать измен». Это очень помогло. Они обсуждали прочитанное, делали закладки и разбирались в мотивации.

Аня сидит в их саду в Италии
Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД

Через месяц Аня пошла на терапию. Найти своего психотерапевта — это как найти своего гинеколога. Она попробовала много разных методик, в том числе и вместе с мужем. В итоге больше всего ей помог экзистенциальный подход.

«Психотерапия изменила мое понимание наших отношений. Я поняла, что у нас были “больные отношения”, что наша ролевая модель была больше похожа на отношения матери и сына, чем жены и мужа. И нужно было это менять. Иначе все могло повториться. Я думала, что я главный человек в жизни Паоло. Думала, что имею право на существование только потому, что Паоло меня любит. Я думала, что я — это вся его жизнь, а он — моя. А это созависимые отношения. Когда все случилось, я поняла, что это все было иллюзией любви и что пока я сама себя не полюблю, никто меня не полюбит. На этом строилась моя терапия. Семейная же терапия была нацелена на возврат доверия, мы заново учились искренности, учились разговаривать друг с другом о чувствах и переживаниях».

 

Фотографии из проекта Ани «Отравленная туника, или границы благодарности за гостеприимство»
Фото: из личного архива Ани

 

Параллельно Аня делала свой фотопроект про измену, который помогал ей прорабатывать травму: взглянуть на все со стороны, потому что позиция художника помогает отдалиться от личных переживаний. Это как третий глаз. Ты начинаешь думать не только о своем отношении к ситуации, а ставишь себя на место всех людей, связанных с ней.

После кошмарных снов Аня решила освободиться от агрессии через выплеск эмоций к фотографиям ее подруги. Она резала их и поджигала. А потом попросила мужа переснять ее в таких же позах и местах, что были на тех фотографиях.

Выставку этого проекта «Отравленная туника, или границы благодарности за гостеприимство» Аня провела в онлайн-галерее и после этого получила десятки писем от женщин и мужчин про то, как важно делиться таким опытом и рассказывать о своих чувствах.

Аня давно в изоляции, и это похоже на жизнь в мыльном пузыре
Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД

«Кто-то писал, что попал в больницу, кто-то до сих пор не может простить, и я поняла, что мой личный проект очень нужен людям. Мне кажется, самый важный комментарий я получила от еще одной своей подруги. Она сказала, что изменяла прежде и теперь понимает, как это может быть больно. Ради этой фразы стоило сделать проект».

Жизнь после измены есть

Аня считает измену страшным событием, способным разрушить все. Но жизнь после измены есть, и она может стать глубже и лучше, главное, чтобы оба партнера решили дальше жить вместе, помогать друг другу, учились слышать и слушать и боролись за то, чтобы становиться лучше вместе.

«Наши отношения стали гораздо ближе и качественнее, мы стали больше говорить и слушать, стали чуткими и внимательными друг к другу. Мы стали более открытыми и перестали бояться показывать свои уязвимые стороны и слабости. “Второй брак” — это другой брак, новый, и я им довольна».

Танцевальная терапия помогала Ане почувствовать свое тело заново
Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД

Фотосъемка была сделана дистанционно с помощью приложения FaceTime

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Хоспис для молодых взрослых Собрано 5 277 851 r Нужно 10 004 686 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 4 187 691 r Нужно 7 970 975 r
Раздельный сбор во дворах Петербурга Собрано 167 485 r Нужно 341 200 r
Кислородное оборудование для недоношенных детей Собрано 263 824 r Нужно 1 956 000 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 74 355 r Нужно 700 000 r
Всего собрано
1 181 408 243 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Аня лежит на детской лошадке. Аня говорила, что ребенок помогал ей переживать кризис и основные срывы были когда его не было рядом.

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Ане снились кошмары, где она приходила на свою прошлую работу в Петербурге, в хостел, и убивала свою подругу

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Аня смотрит в окно в одной из семи комнат в их с Паоло доме

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Во время свадьбы с Паоло Ане казалось, что это на всю жизнь и ничто их не разлучит

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Cвою беременность она вспоминает с теплом, а первые два года жизни с ребенком — как самое счастливое время

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Иногда казалось, что от этой травмы не избавиться. Боль была настолько сильной, что хотелось лезть на стены

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

После измены Аня постоянно сравнивала себя с подругой, у нее было отвращение к своему телу. Аня считала, что она хуже во всех отношениях

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Аня чувствовала, что она одна со своей болью в чужой стране и без друзей и теперь, после такого предательства, непонятно, что такое дружба

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Аня

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Аня в пиджаке мужа, в котором он был на свадьбе

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Аня часто чувствовала присутствие подруги в их спальне с мужем

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

После измены Ане сложно было поверить снова в искренность близких людей

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Иногда казалось, что от этой травмы не избавиться. Боль была настолько сильной, что хотелось лезть на стены

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Аня сидит в их саду в Италии

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Аня давно в изоляции, и это похоже на жизнь в мыльном пузыре

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Танцевальная терапия помогала Ане почувствовать свое тело заново

Фото: Мария Гельман/VII Agency для ТД
0 из 0

Фотография из проекта Ани «Отравленная туника, или границы благодарности за гостеприимство»

Фото: из личного архива Ани
0 из 0

Фотография из проекта Ани «Отравленная туника, или границы благодарности за гостеприимство»

Фото: из личного архива Ани
0 из 0

Фотография из проекта Ани «Отравленная туника, или границы благодарности за гостеприимство»

Фото: из личного архива Ани
0 из 0

Фотография из проекта Ани «Отравленная туника, или границы благодарности за гостеприимство»

Фото: из личного архива Ани
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: