Фото: киностудия КИТ

Одним из важных событий на прошедшем «Кинотавре» стал фильм «Доктор Лиза» и реакция на него. По просьбе «Таких дел» кинокритик Екатерина Барабаш побывала на фестивальном просмотре и рассказала, чего не стоит ждать от этой картины и чем она, безусловно, ценна

«Доктор Лиза» Оксаны Карас был, пожалуй, самым ожидаемым фильмом нынешнего «Кинотавра». Это и понятно: известная личность, при этом не совсем, так скажем, однозначная, плюс трагическая гибель, что всегда добавляет нездорового любопытства. Актерский состав — отменный: Чулпан Хаматова в главной роли, превосходный польский актер Анджей Хыра в роли Глеба Глинки, Татьяна Догилева, Константин Хабенский, Сергей Сосновский, Алексей Агранович. К тому же Оксана Карас на «Кинотавре» совершенно свой человек — ее фильмы тут появляются регулярно, она даже получала главный приз за картину «Хороший мальчик».

В центре рассказа — один день из жизни Елизаветы Петровны. У шестилетней Евы терминальная стадия рака и сильнейшие боли. Как водится, из больницы ее выписывают домой умирать, а выписанного морфина нет в аптеках. Глинка ввязывается в опасную авантюру, чтобы достать девочке обезболивающее, проходя в течение дня уже привычные круги ада. Девочке не дожить до утра, но для Глинки главное, чтобы она ушла спокойно, без боли и чтобы несчастные рыдающие родители не проклинали себя за невозможность помочь малышке.

Глинка обращается к другу-врачу Денису (Хабенский), к крупному вальяжному чиновнику от здравоохранения (Агранович), поднимает на ноги всех волонтеров. Тем временем в семье Глинки — праздник, 30 лет свадьбы. Прилетели сыновья из Америки, Глеб Глебыч (Хыра) готовит торжество, но вместо этого ему приходится быть на подхвате у измученной поисками морфина жены. А тут еще она попадает в сферу интересов органов наркоконтроля, которые отряжают ей опера (Бурковский), ставшего на один день ее тенью, ее свидетелем, ее ближайшим другом-врагом.

Авторы пытаются сделать из героини «обычную женщину» — она не только спасает, лечит, разделяет боль, но и курит, пьет, сквернословит и плачет от слабости. Но получается скорее обратный эффект — чем сильнее авторы настаивают на ее «обычности», тем быстрее приближают фильм к жанру жития святого. Чем старательнее пытаются избежать собственного умиления, тем явственнее оно проступает, мешая воспринимать фильм как художественное произведение. Одна только история с перевоспитанным ментом (Бурковский) чего стоит — ну чисто падший ангел, осознавший глубину своего падения и воспаривший обратно благодаря хорошему примеру. При этом у Бурковского в фильме — единственная «несуетливая» роль, пусть и драматургически сомнительная. Но ведет он ее очень уверенно, что неожиданно для его привычного уже амплуа мягкотелого инфантила.

Остальные, включая главную героиню, — увы — играют на штампах, и даже великолепные обычно Татьяна Догилева и Сергей Сосновский в роли бездомных не избежали этой печальной участи, что особенно жаль, учитывая их умение сыграть все и даже больше.

Кадр из фильма «Доктор Лиза»Фото: киностудия КИТ

Возможно, этот фильм надо было отдать в руки другого режиссера: Оксана Карас режиссер нежный, она замечательный сочинитель мелодрам из жизни подростков («Хороший мальчик», «Выше неба») и, вероятно, столкнулась с «не своим» материалом.

Но при всей неочевидности художественных свойств у «Доктора Лизы» есть несомненное достоинство — фильм почти документально показывает весь ужас российского отношения к больным, особенно к безнадежным, тем, для кого придумана паллиативная медицина.

О детях, умирающих в страшных мучениях из-за идиотских законов плюнувшего на них государства, которое не в состоянии обеспечить их обезболивающими, которому вечно не хватает на них денег, хотя хватает на войны, надо не просто говорить, но кричать при любой возможности, любыми способами, на любой площадке. В этом смысле фильм «Доктор Лиза» надо рассматривать как важное социальное высказывание, отпустив ему все грехи и закрыв глаза на проколы.

Елизавета Глинка была личностью, прямо скажем, неоднозначной. Ее вовлеченность в российские «дела» в Донбассе и Сирии известна и вызывает самые разные, порой противоположные реакции. За ней, помимо ежедневной помощи отверженным, числятся и не совсем привлекательные деяния, это уже не секрет. Понятно, что именно по этой причине авторы отнесли действие к 2012 году, то есть до Донбасса и Сирии, задолго до тех времен, когда Елизавета Петровна перестала вызывать однозначно одобрительную реакцию. Можно, конечно, сделать вид, что ничего этого не было. Собственно, авторы так и поступили. Но как минимум не совсем честно и даже не слишком уважительно по отношению к героине, из которой вместо живого человека сделали функцию.

Кадр из фильма «Доктор Лиза»Фото: киностудия КИТ

Что же делать в такой ситуации? Как снимать кино про человека, вызывавшего столько разных реакций? Думается, лучше не делать ничего. Или снимать документальное кино про героиню, ожидая «лучших времен», когда многое забудется, акценты разбегутся по своим местам, утихнут страсти и споры.

Но даже еще не выйдя в прокат, фильм вызвал свару. Одно лишь упоминание в соцсетях о том, что показали «Доктора Лизу», породило шквал негодования со стороны невоздержанных на язык и на эмоции радикалов.

Не стала бы называть Глинку хорошим человеком, учитывая, что она вытворяла в Донбассе и как поддерживала своего горячо любимого вождя во всех его кровавых начинаниях.

Глинка дошла до того состояния, когда начала приветствовать упыря и войну, потому что они давали ей все больше и больше жертв, а значит, и возможностей возвыситься ей самой. Она не хороший человек. Даже если ее дела были благими. Она просто жила этими жертвами, как вампир живет чужой кровью.

Святая из имперского батальона смерти.

Никто уже не вспоминает, что «благодаря» мадам Глинке часть детей, особенных, из специнтерната, так и не вернули Украине, их вывезли в Россию, и где они находятся, куда их отправили, живы ли, ответа так и не добились. Позже как-то писали про возбуждение дела в США против мужа Глинки «про нелегальную поставку органов», но как-то очень быстро все замяли.

Какая страна, такие и святые.

Можно продолжать, но хватит — реплики все однотипные. И спорить сейчас с этими людьми нет ни желания, ни резона. Обличать теперь модно. Воевать с режимом — обаятельно. Представлять себя в роли чистильщика — почетно. Размахивать флагом справедливости, лежа на диване и уткнувшись в фейсбук — и вовсе геройство.

Никак не обсуждая тут саму Елизавету Глинку, заметим: все-таки прав был Сергей Довлатов, объявивший, что хуже коммунистов только антикоммунисты. Все верно — большевизм в крови и у тех и у других. Лозунги разные — суть одна.

Кадр из фильма «Доктор Лиза»Фото: киностудия КИТ

Проще всего было бы списать происходящее на человеческую злобу, агрессию и, как следствие, — почитание милосердия за слабость духа. Но все даже хуже, хотя и связано и с неприятием милосердия, и с разлитой в российском воздухе агрессией. Нас не учили анализировать, нас не тренировали вырабатывать взвешенное мнение, исключающее поспешное эмоциональное суждение. Нам вдолбили изуродованные представления о ценности мнения как основе демократии, не объяснив, что такое мнение и что такое демократия. Нас учили молчать из страха, но не научили молчать из деликатности.

А еще нас не научили видеть ни мир, ни человеческую личность многогранными.

Все, кто готов растерзать человека за его неблаговидные деяния, не хотят знать одной очевидной вещи: плохие поступки не обнуляют хороших. Злодеяние не перечеркивает благодеяние — все складывается в одну копилку, которую потом человек представляет Там, где и состоится его последний суд. Но тому, кто рвется судить здесь и сейчас, хорошо бы помнить, что и его копилка полнится каждую секунду жизни.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Раздельный сбор во дворах Петербурга Собрано 256 922 r Нужно 341 200 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 4 753 430 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 141 869 r Нужно 700 000 r
Операции для тяжелобольных бездомных животных Собрано 170 797 r Нужно 2 688 000 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida Собрано 76 601 r Нужно 1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге Собрано 15 180 r Нужно 460 998 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью Собрано 13 178 r Нужно 994 206 r
Всего собрано
1 426 769 422 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Кадр из фильма Доктор Лиза

Фото: киностудия КИТ
0 из 0

Кадр из фильма "Доктор Лиза"

Фото: киностудия КИТ
0 из 0

Кадр из фильма "Доктор Лиза"

Фото: киностудия КИТ
0 из 0

Кадр из фильма "Доктор Лиза"

Фото: киностудия КИТ
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: