«Даже страшно — как будто танки идут»

Фото: Дмитрий Сидоров

22 сентября житель поселения Десеновского в Новой Москве убил пожилую мать, а потом себя. В предсмертной записке он указал причину — строительство московскими властями новой трассы, проходящей на месте их участка и дома, который семья строила 30 лет. «Такие дела» выясняли, кем был погибший и можно ли было предотвратить трагедию

Дорога смерти

До садового некоммерческого товарищества «Родник-1» в Новой Москве 15 минут от станции метро «Ольховая». В пяти минутах от него возводится многоквартирный комплекс компании «ПИК».

На участке № 150, принадлежавшем погибшему Антону Сердию, большой двухэтажный кирпичный дом с коваными решетками на окнах, а также искусственный пруд, три ели, береза, клен, орешник и несколько других кустарников. Участок обнесен двухметровым забором, по периметру — камеры видеонаблюдения.

Напротив участка развороченный лес с десятком поваленных деревьев, на горизонте лесоуборочная техника, оттуда же доносятся звуки пилы. Рабочий, делающий поблизости замеры тахеометром, объясняет, что здесь пройдет эстакада дороги Мамыри — Пенино — Шарапово. СНТ «Родник-1» она разрежет на две части, а на месте участка и дома Антона Сердия будет опора эстакады.

«Ружья нет у вас, надеюсь? Ну смотрите. А то тут в себя стреляют», — замечает геодезист.

Вечером 22 сентября на своем участке 49-летний Сердий застрелил мать и застрелился сам. В предсмертной записке он попросил винить в его смерти «коррупционеров, изменивших направление дороги», а также указал, что 79-летнюю мать Валентину ему пришлось убить, потому что она тяжело больна и не сможет выжить без него.

Рабочий-геодезист говорит, что во время происшествия он как раз «лазил где-то тут рядом» — ставил разбивку. «Представь: я работаю — и тут дурак этот вышел с ружьем. А у меня двое детей. Знаешь, как весело было бы? Просто так [пулю словить]», — говорит он.

Выстрелы, рассказывает другой очевидец, сосед Сердия Юрий, прозвучали ближе к одиннадцати ночи. Полиция, по его словам, изъяла из дома ружье и травматический пистолет. «Мать позвонила другу [Сердия]: “Приезжай, с Антоном че-то плохо стало, крыша поехала, депрессия началась”. Друг приезжает, он ему открыл ворота, тот зашел, ворота закрыли. Антон говорит: “Щас я в дом схожу”. Друг стоит у дома. И потом слышу, говорит, два выстрела. Он [смотрит] в окно — там два трупа», — пересказывает Юрий показания приятеля Сердия.

«Дорога смерти», — задумчиво произносит несколько раз житель СНТ «Родник-1» Виктор, пришедший к вырубленному лесу с тележкой таскать себе на участок древесину на зиму. Спрашиваю, неужели у еще не появившейся трассы уже есть такое прозвище. «Это я так назвал для себя. Четыре трупа за каких-то полгода», — поясняет он.

По его словам, здесь же, около дома Сердия, 9 августа на квадроцикле разбились местный пенсионер и его внук. Юноша выжил, а пожилой мужчина сломал шею и умер. Хозяин следующего от Сердия участка тоже разбился насмерть в аварии.

«Лес начали валить, у него крыша и поехала»

Сосед Сердия Анатолий говорит про погибшего, что тот был «не нашенский, не метростроевский». Одно из строительно-монтажных управлений Метростроя выдавало в начале 90-х участки в «Роднике-1» своим ветеранам. Сам Анатолий получил участок в 1992 году: «Денег тогда ни хрена не платили, зато землю дали, блин». Затем эту землю стали перепродавать всем желающим. В итоге у метростроевцев выкупили, по их оценкам, от 40 до 70 процентов выданных участков (всего их в СНТ около 250).

В предсмертной записке Сердий указал, что строил свой дом на протяжении тридцати лет — то есть тоже с начала 90-х. Но жители из числа метростроевцев относят его и соседей с его стороны СНТ к другой «касте».

Ворота Антона СердияФото: Дмитрий Сидоров

«Это, как говорится, блатняки», — поясняет отказавшийся представиться пенсионер-метростроевец в очках. Речь идет о выходцах из внутренних силовых структур: «Полковник один, полковник другой, тут майор, там прокурор».

«Антоша мент точно был, в МУРе работал», — утверждает его сосед Алексей с перпендикулярной улицы. Сердий, по словам Алексея, несколько лет назад уволился из органов (в МВД России «Таким делам» эту информацию не подтвердили, но и не опровергли).

Сосед Виктор вспоминает, что Сердий как-то пригнал в СНТ «целый отряд милиции» — когда кто-то залез к нему на территорию и украл одну из видеокамер. С тех пор они покрыты защитными решетками.

На контакт «блатняки» идут значительно менее охотно. «И чего он добился? Дорога будет, матери нет», — бросает мужчина на дорогом черном джипе и тут же проезжает дальше. «Документ!» — внезапно требует следующий, пожилой. Внимательно изучив пресс-карту, произносит: «Ничего не знаю» — и уходит обратно за трехметровый забор.

Участок председателя «Родника-1» Игоря Жукова находится по той же линии «блатняков», что у Сердия, и в несколько раз больше, как и дом. В разговоре с парой других жильцов в ходе еженедельного приема Жуков обрушивает на покойного тираду — из-за происшествия его неделю дергали Генпрокуратура, Следственный комитет, префект ТиНАО Дмитрий Набокин, его заместители.

«Где родственники — не знаю. Женщин не водил, водку не пил, на застольях не был. У него там шесть подвалов, все в видеокамерах — приезжайте на место, смотрите сами», — повторяет свои ответы властям Жуков в беседе с жителями СНТ. В разговоре с «Такими делами» он добавляет, что полтора года до трагедии от Сердия «не было ни слуху ни духу».

«Его вообще не было видно. Я думал, съехал куда», — подтверждает сосед Сердия Алексей. Последнее их подробное общение произошло в 2018 году из-за дороги, когда Алексей узнал о проекте постановления правительства Москвы по поводу строительства трассы через СНТ «Родник-1». «Встретил его и говорю: “Антош, ты попадаешь под снос”», — рассказывает Алексей.

Сердий не мог поверить. Он нашел непроектное постановление, по которому дорога шла в обход СНТ, и три дня приезжал к Алексею — «выносил мозги» за то, что тот якобы его обманывал. А затем развесил по СНТ объявления о том, что «это брехня и никакой дороги не будет».

Однако через год вышло постановление правительства Москвы с новым маршрутом — через участки и дачи.

«Как, я думаю, лес начали валить, у него крыша и поехала», — предполагает сосед Юрий. «Даже страшно — как будто танки идут», — соглашается Анатолий, описывая ход строительства и картину, которую каждый день видел Сердий перед домом. «**** [конечно], свихнешься, **** [блин]. Всю жизнь потратил, ковырялся здесь, и нате», — добавляет метростроевец в очках.

«Дом свой я просто так не отдам»

Cоседка Сердия Оксана, знавшая его на протяжении двадцати лет, вспоминает, что тот ходил на лыжах, катался на велосипеде, не пил и не курил. «Среднего роста, волосы кучерявые, подтянутый — спортсмен. Симпатичный молодой человек, дашь тридцать с чем-то», — описывает она погибшего.

Ничего плохого о нем она сказать не может — «он жил в своем мире». «Советы давал хорошие — по каждой проблеме знал, куда поехать, куда обратиться», — говорит женщина. Сосед Алексей соглашается, что «парень он был добрый, не злой, нормальный».

«У него дома из местных никто никогда не был, — говорит Оксана. — Я слышала, что он там с мамой живет, и все. Даже девушки-то у него никогда не видела». Не видела ни разу она и Валентину Сердий — предполагает, что та могла быть лежачей больной.

Никто из дюжины опрошенных также никогда не видел у Сердия семьи и детей. По словам соседки Оксаны, Сердий считал своим ребенком этот дом.

«Че там случилось-то, ***** [блин]? — подходит к нам еще один метростроевец по имени Володя. Коллеги вводят в курс дела. Володя вскидывает бровь, гамму его эмоций прочитать трудно, но их точно много. Анатолий хочет выйти за ограду своего участка и поздороваться с ним по-нормальному, но тот одергивает: “Да сиди там, ***** [блин]”».

Выпиленный лес перед домом СердияФото: Дмитрий Сидоров

Владелец участка выше Василий Иванович говорит, что при своей закрытости Сердий активно участвовал в жизни СНТ и старался не пропускать ежегодные собрания собственников. «Громогласный [там] был. Но представить, чтобы выстрелил в маму и себя, — нет», — убежден Василий.

По его словам, последние годы на собраниях Сердий постоянно продвигал идею об установке вокруг всего СНТ забора. «Основная масса противилась, людям денег жалко было. Не поставили — нас и сносят. Дожалелись», — резюмирует Василий.

По всей видимости, Сердию грозил не первый в жизни снос жилья — по его московскому адресу из телефонной базы данных располагается тридцатиэтажный жилой комплекс «Флагман», где никогда не слышали о погибшем или его матери. ЖК построен на месте снесенной пятиэтажки в 2011 году в рамках уплотнительной застройки.

10 августа по приглашению департамента развития новых территорий Москвы на участок Сердия приехал независимый оценщик. Он произвел опись изымаемого имущества и ознакомил с ней владельца.

Соседка Оксана — последняя из опрошенных, с кем говорил Сердий за три дня до стрельбы. «Он сказал: “Оксана, дом свой я просто так не отдам”. Я не поняла: а как это? Компенсацию, что ли, получишь, спрашиваю. Он говорит: “Потом узнаешь”. Сдержал свое слово, сделал свой выбор. Мне кажется, правильный», — делится Оксана.

Рабочий-геодезист не согласен. «А куда стройка денется? Кто-нибудь когда-нибудь строительство останавливал? Даже Великая Отечественная не прекратила. Человека-то уже не вернуть. Какая разница?» — возражает он.

«Играют на нервах уже третий год»

Строительство дороги затронуло всех опрошенных жителей СНТ «Родник-1». Для государственных нужд, согласно документам мэрии, будут изъяты участки и имущество 17 семей.

Некоторые участки попали в промежуточную зону. «Мне никто толком сказать не может, попадаю я под снос или нет. Сначала попадал, потом решили сузить, сэкономить», — рассказывает Анатолий, чей участок всего на 30 метров восточнее дома Сердия. «Вот этого соседа, — указывает он на дом чуть ближе к дороге, — снесут, а этого, — переводит руку чуть ближе к себе, — уже нет».

Представители стройки сначала заверили мужчину, что, «если дороге мешать не будете, будет все нормально». Но потом заявили: «Когда подойдет стройка сюда поближе, можем ваш участок забрать для развертывания техники».

Жить в таких условиях не получится, считает Анатолий. «Они мне сюда, может, технику загонят, все переломают и уедут, а я буду все восстанавливать», — волнуется он.

Про компенсацию ему не говорят ни слова. Так же как и Василию Ивановичу с другого участка. По его словам, представители мэрии отфотографировали участок и сделали опись находящегося на нем имущества 10 июля, но с тех пор от них ничего не слышно (хотя по закону расчет компенсации должен длиться не более двух месяцев).

СНТ «Родник-1»Фото: Дмитрий Сидоров

«Нам играют на нервах уже третий год. Не оповестив официально ни одним документом. Ни одной подписи нашей нигде нет. Ни тех бесед нет, про которые говорится, что они проводятся», — перечисляет житель СНТ.

Василий Иванович помнит, как еще при образовании Новой Москвы власти столицы обещали, что дачники на новых территориях «могут не беспокоиться по поводу того, что их участки пострадают от строительства или изъятия».

Когда появился проект трассы, никаких официальных оповещений не было, а узнавать о ее будущем строительстве жители «Родника-1» начали по слухам. Ранее в Земельном кодексе существовало правило, что собственник должен быть оповещен об изъятии его земли под государственные или муниципальные службы как минимум за год, но с 1 апреля, после внесенных поправок, этот срок сократился в четыре раза.

«Администрация [поселения Десеневского] говорит: “Вам [скажут за] две недели [до сноса]” — и до свидания. Этого хватит, чтобы найти еще где-то участок, оформить в собственность, заплатить за него деньги?» — задается риторическим вопросом Василий Иванович.

По его словам, жители «Родника-1» обращались и в администрацию ТиНАО, и в администрацию президента России, и в мэрию Москвы. «Все ответы как в старом анекдоте “жильцам от начальника ЖЭКа”», — сетует садовод.

В упомянутых инстанциях на запросы «Таких дел» не ответили. В администрации поселения Десеневского, куда входит СНТ «Родник-1», лишь заверили, что вопросы строительства дорог с ними не согласуются.

В пресс-службе департамента развития новых территорий Москвы «Таким делам» сообщили, что обращения Сердия поступали на официальный интернет-портал мэрии, но какой на них был дан ответ, не уточнили. Строительство трассы должно завершиться в 2022 году, оценка имущества Сердия не закончена, а судебных исков от него не поступало, добавили в пресс-службе.

«Я здесь пришел и заплакал»

Почти все опрошенные жители СНТ «Родник-1» говорят, что трассу действительно, как в записке застрелившегося Сердия, перенаправляли. Сначала планировалось построить совсем в обход СНТ — но это были бы лишние 300 метров. Второй вариант, проходивший примерно через квартал «блатняков», тоже отринули. «Там вон какие хоромы. А нас можно и сломать», — замечает Анатолий. Участок погибшей семьи Сердий находится ровно между этими кварталами.

За участком № 150 пока еще не тронутый лес. Между деревьев здесь кто-то соорудил игрушечный домик для детей. Трасса пройдет и через это место. В том числе через участок очень пожилого грузина Григория с самым скромным в округе забором из вставленных в землю прутьев.

С покойным он, как и все, общался мало. «Система тут у вас такая, у русских. Туда не заходишь, сюда не заходишь. На дороге идешь, поздороваешься — и то редко. Головой сделают [кивок] и идут — туда-сюда», — объясняет грузин. Но добавляет, разведя руками, что ему «жалко родного».

Сам он узнал о строительстве трассы совсем недавно. «Прихожу сюда утром, стоят ребята, парень-соседушка, [говорит] дорога тут будет. Пошел ты на фиг, какой дорога здесь может быть? — вспоминает Григорий свою первую реакцию на плохие новости. — А вот раз — и видишь, может».

Три месяца назад к Григорию приходили некие оценщики. По его словам, оценили они только участок, без учета построек и хозяйства (по кадастровой стоимости 2,2 миллиона рублей) — дом никак не оформлен, хотя построен он 28 лет назад, столько же времени Григорий «корчевал, сажал».

Дом из квартала метростроевцевФото: Дмитрий Сидоров

«Мне женщина [моя] объяснила — *** [блин], грузин, тут людям такие деньги за участки плотят», — вспоминает Григорий. Тогда он отправился в некую столичную юридическую контору. «Две сотрудницы наперебой уверяли: “Вы живете очень близко к Москве, ваш участок стоит все 35—40 миллионов, дайте нам деньги — миллион рублей, сейчас же начнем все оформлять”. Я сказал: “У меня жена есть, дочь есть, давайте посоветуюсь с ними”. Она [одна из женщин] мне: “Бери трубку, звони сейчас”. Я говорю: “Нет”. Встал уходить, она меня хватает: “Дайте ваш телефон, я вам позвоню”». Уйти получилось только после того, как Григорий «дал кулака по столу» так, что на пол упали все карандаши и ручки.

С тех пор к услугам других оценщиков пенсионер пока не прибегал. Сейчас максимум, на что Григорий может рассчитывать, по его прикидкам, — 3—4 миллиона рублей компенсации. «Но разве это деньги в настоящее время?»

«Конечно, я здесь пришел и заплакал. Место-то хорошее. Люди приходят, гриб собирают», — указывает Григорий в сторону леса. На вопрос, будет ли уходить отсюда, отвечает так: «Как не будешь уходить? Подгонят на бульдозере, и все — хочешь не хочешь. 55 лет отработал на производстве — и вот так».

«Обидно за него, он старый уже и новый дом сделать просто не сможет — помрет», — жалеет Анатолий. По его мнению, власти оценили его участок гораздо дешевле, чем тот в него вложил. Оценивали они просто землю — рыночную стоимость соток, и все. «Дома нам ваши не нужны, сараи ваши не нужны, колодцы ваши не нужны, нам нужна ваша земля. Остальное — сносите», — возмущается житель СНТ.

Читайте также «Пусть меня выбросят отсюда»   Как жить в центре города-миллионника в собственной квартире без ванны, туалета и надежды на будущее  

По закону в подобных случаях учитывается именно рыночная стоимость земельного участка. Но если на изымаемом земельном участке находятся какие-либо объекты недвижимости (вне зависимости от их назначения), к этой сумме также добавляется и их рыночная стоимость, объясняет «Таким делам» Станислав Данилов, партнер и руководитель практики «Разрешение споров» коллегии адвокатов Pen & Paper.

Более того, согласно статье 56.8 Земельного кодекса, должна приниматься во внимание не только рыночная стоимость самих объектов недвижимости, но еще и убытки, которые могут быть причинены собственнику в случае изъятия земельных участков. «Верховный суд разъяснял еще в 2015 году, что под такими убытками могут пониматься, в частности, неполученные доходы», — поясняет Данилов.

Таким образом, компенсация, которая должна быть выплачена собственникам земельных участков, состоит из рыночной стоимости самих участков, рыночной стоимости недвижимости на этих участках, а также всех неполученных доходов и прочих убытков, которые могут быть разумно связаны с утратой ими права собственности.

В департаменте развития новых территорий уверяют, что изъятие будет проводиться по цене согласно отчету об оценке рыночной стоимости изымаемого имущества и причиненных таким изъятием убытков. По земельному участку Сердия оценка не завершена.

***

— Денег мне не надо, давайте жилплощадь. Денег мне своих некуда девать. Денег напечатаем, да, Толь? — говорит метростроевец Володя соседу Анатолию.

— 17 участков. 17 семей пострадали. Лес испоганили, — замечает их друг в очках.

— Все испоганили, а дорога и не нужна. Платный, что ли, будет дублер? У нас тут дорог в округе полно, зачем еще одну-то? — подхватывает Анатолий.

— Москва строится, че. Скоро вообще все снесут.

Детский домик в лесу у СНТ «Родник-1»Фото: Дмитрий Сидоров

— Надо как делать: национализируй то, что выгодно, под приватизацию отдавай то, что невыгодно. А они нефтянку отдали [под приватизацию], водку — на чем Советский Союз держался.

— Не, ну это тоже было плохо [что на этом все держалось], — замечает Анатолий.

— Нефть-газ кончится, что будем продавать? Землю, *** [блин]. Китаю до Урала. И Европе тоже до Урала, — продолжает анализировать их собеседник в очках.

— Понастроили в Бутове, здесь, в Новой Москве, столько жилья, дорог. А где все эти люди будут работать? В обслуге разве что, — продолжает Анатолий.

Для тех, кого минует снос, жизнь в СНТ станет невыносима из-за шума эстакады, считают жители. Мы находимся в точке в 15 минутах ходьбы от Калужского шоссе, но шум доносится и сюда — сложно представить, что будет, когда дорога пройдет прямо здесь. Также местные опасаются, что власти разрушат и находящийся поблизости погост.

Читайте также Черная полоса   Как живут люди в деревнях рядом со взлетной полосой  

— Через кладбище-то не пойдут дорогу делать?

— Мне кажется, могут, че.

— Да не. Упрутся рогом покойники, встанут ночью.

— И такое может быть.

Трасса Мамыри — Пенино — Шарапово пройдет от поселка Мосрентген в сторону Троицка. Она разгрузит Калужское и Киевское шоссе на участке от МКАД до Новых Ватутинок, и москвичи смогут более оперативно добираться до станций метро «Филатов Луг» и «Прокшино». Общая протяженность дороги составит 10,2 километра.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Раздельный сбор во дворах Петербурга Собрано 262 847 r Нужно 341 200 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 4 774 642 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 142 491 r Нужно 700 000 r
Операции для тяжелобольных бездомных животных Собрано 174 756 r Нужно 2 688 000 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida Собрано 86 711 r Нужно 1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге Собрано 15 480 r Нужно 460 998 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью Собрано 14 289 r Нужно 994 206 r
Всего собрано
1 432 460 241 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Улица где жил Антон Сердий

Фото: Дмитрий Сидоров
0 из 0

Ворота Антона Сердия

Фото: Дмитрий Сидоров
0 из 0

Выпиленный лес перед домом Сердия

Фото: Дмитрий Сидоров
0 из 0

СНТ «Родник-1»

Фото: Дмитрий Сидоров
0 из 0

Дом из квартала метростроевцев

Фото: Дмитрий Сидоров
0 из 0

Детский домик в лесу у СНТ "Родник-1"

Фото: Дмитрий Сидоров
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: