Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Мы не преступники. Мы заболели!»

Фото: Ирина Бужор/Коммерсантъ

Мобильное приложение «Социальный мониторинг», запущенное московскими властями для контроля над распространением коронавируса, превратилось как минимум в социальное недоразумение, а для некоторых заболевших — в настоящее бедствие. Кто и как помогает москвичам с ним справиться?

Кто поможет разобраться

О мобильном приложении «Социальный мониторинг» в Москве впервые услышали весной 2020 года, во время первой волны коронавирусной инфекции. Приложение было создано, чтобы отслеживать местоположение заболевших и живущих вместе с ними. Тогда эта мера многим показалась оправданной: новый вирус по-настоящему пугал.

Почти сразу появились и сообщения о штрафах за нарушение карантинного режима — не всегда справедливых. Однако и тут громко звучали голоса тех, кто просил отнестись к весенней неразберихе с пониманием, поскольку всякая сложная система требует отладки (правда, в основном это были голоса неоштрафованных).

Лето принесло передышку, но осенью вирус опять перешел в наступление, и многие москвичи — кто-то снова, кто-то впервые — столкнулись с «Социальным мониторингом». Стало ясно, что за полгода столичные власти практически в совершенстве наладили технологию принуждения к установке приложения и пользованию им, однако человек, который хочет понять, насколько законна эта установка, где опротестовать несправедливо выписанный штраф (каждое нарушение стоит четыре-пять тысяч рублей!), а главное — как «сняться» с социального мониторинга, до сих пор вынужден искать ответы самостоятельно.

Весной 2020 года в фейсбуке была создана группа «Оштрафованы за то, что заболели», которая помогает москвичам в решении этих проблем. В мае в группе было шесть тысяч участников, сейчас — почти десять тысяч, и, судя по всему, группа будет увеличиваться и оставаться востребованной еще долго.

Своими историями с «Такими делами» поделились создатели и участники группы.

«Вместо кольца на ноге — приложение»

Попасть в поле зрения официальных служб и «Социального мониторинга» в Москве сейчас просто: один положительный тест на коронавирус по методу ПЦР (тот, для которого берут мазок из горла или ротоглотки), собственный либо близкого, проживающего по тому же адресу, — и вы в системе.

Данные передаются в Роспотребнадзор, а также, если анализ был сдан в коммерческой лаборатории, — в поликлинику по месту проживания. Через какое-то время (в каждом случае оно разное) приходит врач, который оценивает состояние больного и, если симптомов тяжелого течения заболевания нет, предлагает подписать информированное согласие, в котором больной обязуется не нарушать режим самоизоляции и соблюдать все предписания врачей.

Тогда же больному предлагают — а на деле чаще принуждают — подписать согласие на установку приложения «Социальный мониторинг» (далее — СМ, — прим.ТД). Часто все согласия собраны в одном документе, и многие — особенно те, кто чувствуют себя плохо, — подписывают бумаги, не читая, и только потом понимают, с чем столкнулись.

Приложение «Социальный мониторинг»Фото: Эмин Джафаров/Коммерсантъ

Виктория Кудрявцева, участница группы:

«Я наивно полагала, что СМ — не просто следящая за тобой прога, я думала, что там можно будет в случае чего помощь получить. Но нет. Это кольцо на ноге, как у тех, кто находится под домашним арестом. Но мы не преступники. Мы заболели!

В приложении нет никаких функций, только отправка вашего фото. Приходит уведомление, и ты должен отправлять селфи — неважно, спишь ли ты, в туалете ли. Пока не отправил — идет долбежка звонками и смс. Однажды приложение нещадно глючило. Не открывалось то окно для селфи, то само приложение, то вдруг все открывалось, и я делала фото, но звонки продолжались. После звонков приходили смс: “Вы должны пройти идентификацию”. Я переустановила приложение. Час, два, три… К вечеру я глотала успокоительные, а в конце концов просто выключила звук телефона. Мне было уже все равно, на сколько меня оштрафуют за то, что я просто хочу покоя».

«В апреле-мае люди вообще не понимали, что происходит. Врачи приносили молча эти постановления, не поясняли ничего, кому-то смс об установке СМ приходило, кому-то нет, само приложение все время глючило. После 10 мая люди начали массово получать на mos.ru и Госуслугах штрафы. Многие тяжело болели, и еще это свалилось на голову — у них была просто истерика», — вспоминает Светлана Быстрова, сооснователь и модератор группы «Оштрафованы за то, что заболели».

Сама она тоже болела весной и 10 мая увидела на Госуслугах первый штраф от Главконтроля. Причем уже на третий день болезни было известно, что у Светланы обычный ларингит, но она дисциплинированно соблюдала самоизоляцию: «Система неповоротлива. Попал в квест — играй», — комментирует Светлана. Но она стала писать в юридических группах, спрашивать, что такое Главконтроль, который присылает штрафы, и что с этим делать, если ты ничего не нарушал. Ее публикации комментировали люди со схожей ситуацией, и 13 мая была создана группа «Оштрафованы за то, что заболели». Ее администратором стал Владимир Громак, а Светлана и Михаил Песков взяли на себя функции модераторов. Совсем скоро свое дело сделали сарафанное радио и правило шести рукопожатий, группа стала расти.

«Люди столкнулись с тем, что их пинают из ведомства в ведомство, не дают четких инструкций. А в интернете все можно найти с помощью собратьев по несчастью. Нам всем стало гораздо легче, когда в группе появились юристы, в том числе Антон Папков и Иван Ёжиков. Они бесплатно сделали шаблоны жалоб, объяснили, как подавать их в суд, многих в личных сообщениях сопровождали. Мы невероятно им благодарны», — говорит Светлана.

Егор Метрик, участник группы:

«Я приболел ОРВИ в начале мая. Через неделю изоляции пришла смска об установке приложения СМ. И тут началось… Приложение жутко глючило: уведомления о селфи то приходили каждые 20-30 минут, то их не было по пять часов, очень часто при переходе из уведомлений не было возможности сделать селфи. Отдельная тема — техподдержка приложения.

Когда последний день самоизоляции закончился, я удалил приложение. А через три дня мне прилетел штраф, но… он пришел не за тот день, когда я удалил приложение, а за день, когда я был на изоляции и соблюдал ее!
Затем было долгое ожидание постановления, составление жалобы по рекомендациям в группе и отправка в суд. Жалоба на штраф вот уже почти четыре месяца у судьи. Штраф я не оплачивал и не собираюсь, буду ждать вызова в суд. Но я считаю, мне сильно повезло, так как у меня всего один штраф».

Одни и те же вопросы

Если почитать посты в группе, легко убедиться в том, что чаще всего люди приходят с одними и теми же вопросами — и примерно одними и теми же эмоциями. «Врач сказал, если не поставлю приложение, придет полиция, что делать?» — «Пришел непонятный штраф, что делать?» — «Сижу дома уже две недели, до поликлиники не дозвониться, что делать?»

Почти в каждом новом посте — рассказ о том, что приходивший из поликлиники врач не осматривал пациента, а только вводил его персональные данные в планшет, фотографировал паспорт и настаивал на подписании всех бумаг.

Почти в каждом новом посте — вопрос про начало и окончание самоизоляции: кому-то 14 дней (а иногда 21) начинают отсчитывать от даты положительного теста, кому-то — от прихода врача, а ведь между этими событиями, как правило, несколько дней.

Очередь перед лабораторией, где можно сдать анализ на коронавирусную инфекциюФото: Эмин Джафаров/Коммерсантъ

Почти в каждом новом посте — недоумение: как выходить из-под наблюдения соцмониторинга, как убедиться в том, что самостоятельный визит в поликлинику по истечении 14 дней самоизоляции (на нем часто настаивают врачи) не обернется для тебя штрафами?

Светлана Кузьмина, участница группы:

«Я вызвала врача по ДМС в четверг, он взял тест. Положительный результат пришел в субботу утром. Страховая сообщила, что меня перенаправляют лечиться по ОМС. Я сама позвонила в свою поликлинику — сказали ждать. В понедельник снова позвонила — обещали прислать врача. Но ведь когда врач дойдет, он укажет дату начала мониторинга с даты своего прихода. Это значит, что мой больничный увеличится на несколько дней — и не по моей вине. Как оплачиваются в нашей стране больничные, знают все. Мне на эти деньги и содержать себя и детей, и лекарства покупать.

Мне 40, с 18 лет пользуюсь ДМС, всегда плачу за свое лечение сама. Налоги тоже плачу. Сегодня вторник. С момента появления первых симптомов прошло шесть дней. Врача нет. Лекарств нет. Зато мне трижды позвонили из оперштаба и прочих организаций».

В поисках ответов

Бывалые участники группы делятся опытом, с легкостью жонглируя аббревиатурами: ДИТ — Департамент информационных технологий Москвы (приложение «СМ» — его зона ответственности), ГКУ — Главное контрольное управление Москвы (именно это ведомство рассылает штрафы), РПН — Роспотребнадзор, «главный по ковиду» в структуре государственных органов.

Варвара, участница группы:

«5 октября у сына взяли тест на ковид — результат положительный. 8 октября пришел врач с предписанием для меня, датированным 8 октября, но в самом предписании написано, что карантин с 5 октября на 14 дней. А СМ в системе назначил (видимо, сам!) карантин с 8 по 23 октября включительно! 20 октября врач выписал меня, закрыл карантин, присвоил статус “здорова”. Соцмониторингу — глубоко наплевать! Как стояло 23 октября последним днем, так и стоит. Специалисты “горячей линии” СМ не знают ничего. На мой вопрос, на каком основании карантин был продлен до 23 октября включительно, вопреки постановлению Роспотребнадзора и выписке из поликлиники, мне ответили: “По распоряжению мэра Москвы.” Шедевр! Мэр мне лично продлил карантин на два дня!»

«В группе есть представители и Департамента здравоохранения Москвы, и ДИТа, и Главконтроля, — говорит Светлана Быстрова. — Мы делали адресованный им пост с просьбами от участников, со списком, что именно нужно разъяснить людям, какие инструкции необходимы. Но они его проигнорировали. Сидят в группе молча и мониторят ситуацию. Поэтому и возникают изо дня в день одни и те же вопросы и посты».

Иногда участники группы предлагают товарищам по несчастью обратиться за помощью к представителю Департамента здравоохранения Марии Смирновой, которая тоже состоит в группе. Модераторы группы говорят, что это всего лишь ник, под которым на вопросы отвечают разные сотрудники Департамента. Со стандартными запросами, например, почему так долго не идет врач из поликлиники, — «Мария Смирнова» действительно может помочь, на чуть более сложные дает шаблонные ответы, а за неудобные вопросы может даже забанить. «Мария» каждый раз предлагает изложить ей ситуацию со всеми данными в личных сообщениях, но до сих пор ни разу публично не ответила на вопросы о стандартных алгоритмах действий.

Елена Маслова, участница группы:

«19 октября у моего 10-месячного ребенка поднялась температура, утром 20 октября я вызвала врача, он пришел, осмотрел малыша и взял мазок. 21 октября я сама начала плохо себя чувствовать. 22 октября мне позвонили из детской поликлиники и сказали, что мазок у ребенка положительный. Я сразу позвонила во взрослую поликлинику, чтобы вызвать врача. Но мне сказали, что я должна прийти на прием сама. Я объяснила ситуацию, сказала также, что нахожусь в зоне риска (у меня тромбофилия), но врач так и не пришел. В группе в фейсбуке мне дали контакт Марии Смирновой, я ей написала, и 23 октября врач пришел, взял мазок, но даже не осмотрел меня: все 10 минут визита глядел только в свой планшет. Вечером я посмотрела свою электронную медицинскую карту, а там — идеальный осмотр врача! И давление-то он померил, и жалоб-то у меня нет.

25 октября позвонили из Роспотребнадзора и сказали, что у меня тоже положительный мазок. Я сразу же сообщила об этом в поликлинику и добавила, что у меня заканчиваются лекарства, которые мне необходимы, а из свободной продажи они пропали; мне ответили, что врач все принесет. Пришла врач — и с порога: “Я пришла вас фотографировать!” А я-то думала, что меня лечить пришли. Я сказала, что подписывать принесенное предписание не буду. Она опешила, позвонила в поликлинику, там ей сказали, что это “не катит” и что в следующий раз врач ко мне придет вместе с участковым. Я попросила хотя бы рецепт на лекарства, на что мне ответили, что раз я не подписываю предписание, то и рецептов для меня не будет. В итоге врач ушла, больше ко мне никто не пришел, лечения нет, все мои лекарства закончились (их в итоге я себе нашла сама, родственники выкупили и привезли мне под дверь).

Правда, детская поликлиника отрабатывает на все 100%».

Без вины виноватые

За те неполные полгода, что существует группа, у модераторов накопилась коллекция историй. Есть, скорее, курьезные — например, как заболевшей женщине пришел штраф, потому что под камеры попала ее сестра-близнец. Но зачастую рассказы участников группы вызывают сочувствие, недоумение и гнев.

«Самый яркий случай — это учительница младших классов Елена Тимофеева, — вспоминает Светлана. — Болела и из дома носа не высовывала. 17 штрафов! Еще помню, как одна из участниц группы рыдала — буквально — в камеру телефона из-за того, что проспала уведомление о селфи».

Москва. Мужчина в окне жилого домаФото: Сергей Бобылев/ТАСС

В группе есть люди, оштрафованные (не раз и не два) за нарушения, якобы совершенные, когда они лежали в больнице и никак не могли нарушать режим самоизоляции. Часто человеку, который носа из дому не высовывает, приходят штрафы из-за погрешностей геолокации. Одна участница группы провела эксперимент: стоя на балконе своей квартиры, смотрела, где ее «видят» геолокационные сервисы. Навигатор считал, что она находится на дороге под балконом, Яндекс. Карты поместили ее в детский садик неподалеку, а Гугл решил, что она в доме, но… в соседней квартире.

Алина Р, участница группы:

«Мой день рождения в начале июня. Отмечали его взрослой компанией, детей за пару дней до праздника отвезли к моим родителям. Через несколько дней после праздника мы с мужем почувствовали недомогание, вызвали врача, сдали мазок. Через три дня получили положительные анализы, честно установили приложение. Потом нам позвонила медсестра из детской поликлиники и спросила, где дети. Мы объяснили, что дети у моих родителей и мы уже больше недели их не видели. На следующий день позвонили опять с тем же вопросом. Я еще раз объяснила ситуацию. У меня стали требовать адрес фактического нахождения детей, чтобы отправить туда ковидную бригаду. На мои опасения, что таким образом могут заразить детей или моих родителей, мне грубо ответили, что это не мое дело и у детей обязаны взять анализы как у контактных. На повышенных тонах мне угрожали, что обратятся в службу опеки и в суд, объявят моих детей в розыск. Я испугалась и согласилась привезти детей домой, забрав их из “чистой” квартиры в квартиру с двумя больными ковидом.

На следующий день мои родители привезли нам детей, вечером приехала детская ковидная бригада, и в процессе разговора подтвердилось, что дети до этого дня не были контактными! Они могли спокойно жить у моих родителей, гулять…

До сих пор, вспоминая это, реву от несправедливости. Мы заболели, а вместо помощи нам просто трепали нервы. Никто из врачей нас даже толком не осматривал! Не слушал, не измерял сатурацию. Просто приходили, приносили бумаги, брали мазки….»

Мария Федотова, участница группы:

«Госпитализировала отца с инсультом, в качестве контактного телефона дала свой номер. В больнице отец подцепил ковид. С этим диагнозом и был выписан. Его положительный мазок оказался зарегистрирован на мой телефон, так же, как и мой отрицательный. Я — педагог, две последние недели на дистанте. Тем не менее службы Роспотребнадзора пришли в школу. Администрация в шоке! Мне очень интересна логика Роспотребнадзора: ты не человек с фамилией, именем и отчеством, у которого при этом есть паспорт, СНИЛС и даже номер медицинской страховки. Ты для Роспотребнадзора просто НОМЕР ТЕЛЕФОНА. И в качестве бонуса: отца-инсультника, лежачего, официально выписанного из больницы, объявили в розыск…»

«Нюансы властям не интересны»

У группы «Оштрафованы за то, что заболели» есть четкие правила. Никаких медицинских советов, обсуждений болезни и лечения. Жесткое отношение к «жульническим», противоправным постам и репликам: бывает, что кто-то спрашивает, можно ли выйти из дома до окончания самоизоляции, и получает советы надвинуть шапку пониже, маску повыше, надеть очки и выйти, отворачиваясь от камер на подъездах. Такие советы модераторы удаляют.

Москва. Мужчина в защитной маске проходит возле камеры видеонаблюдения на одной из улицФото: Maxim Shipenkov/EPA/ТАСС

«Мы сразу приняли решение пресекать на корню всякие призывы подобного рода, — поясняет Светлана. — Саму болезнь не нужно отрицать, она есть, и многие до сих пор не пришли в норму, хотя переболели несколько месяцев назад. Кстати, штрафные меры усугубляют состояние: люди вместо реабилитации по судам бегали и нервничали! Но хочу заметить, что такие противозаконные советы порождает сама система. Много ситуаций, когда человек не болеет и это точно выясняется на третий-четвертый день. Но никто официально не снимает карантин, не убирает из базы. Поэтому люди рассуждают, мол, если они так с нами, то и мы не будем их слушаться. Тема очень сложная, ситуаций много: вроде суть одна, а нюансы есть. Но нюансы властям совершенно не интересны».

Татьяна Вороненко, участница группы:

«Ко мне приходила врач из поликлиники. Никакого обследования не было, зато от меня потребовали согласие на все. На обработку персональных данных, на запирание меня в квартире, на отслеживание этого запирания, на штрафы, если отслеживание окажется неудачным (по любой причине), на еще более существенные штрафы за нарушение режима, на установку следящей программы на мой телефон, на принудительное лечение в закрытом стационаре…

Я отказалась это подписывать, написала на той же бумаге, что отказываюсь. Но сообщила, что буду честно сидеть до получения отрицательных тестов. После очередной смс с угрозами штрафов от ДИТ мой протест сдулся: я установила приложение СМ.

И нет никакой официальной инструкции, как выйти из карантина правильно! Я целый день потратила на звонки в разные органы и так и не узнала ответа. В поликлинике один оператор сказал одно, другой — другое, я позвонила на горячую линию по ковиду, там мне сказали: “Делайте, как велит вам поликлиника”. — “Как именно?” — “Мы больше ничем не можем вам помочь”. И повесили трубку».

Спасение заболевших — дело рук самих заболевших

Многие выздоровевшие остаются в группе: продолжают советовать, поддерживать, а некоторые предлагают заболевшим и изолированным конкретную помощь — погулять с собакой, купить продукты. Однако главное дело группы — оказать правовую поддержку людям, столкнувшимся с несправедливыми штрафами и бездействием ведомств. В группе есть шаблоны заявлений «На снятие СМ» — вернее, на отказ от предоставления персональных данных, которые использует приложение. Есть и алгоритмы, как действовать в том случае, если согласие на их предоставление и установку приложения было подписано, но теперь человек хочет отозвать его. Участник группы, предприниматель Александр Бровкин, рассказывает, что был одним из тех, кто первым «обкатал» законную, юридически обоснованную схему отказа (ее легко найти в группе). Александр убежден, что все, кто будут действовать по этой схеме, не получат штрафов.

Приложение «Социальный мониторинг»Фото: Эмин Джафаров/Коммерсантъ

«Если бы органы власти работали как положено, надобности в нашей группе не было бы, — говорит Светлана Быстрова. — Но у государства левая рука не знает, что делает правая. Властями все делалось впопыхах, а отвечают за это обычные люди, которые имели неосторожность заболеть».

Аня, участница группы:

«Мы заболели вместе с моим молодым человеком. Он установил СМ и присылал фото. У меня установить приложение просто не поднялась рука. Я поняла, что имеющийся у меня уровень тревожности повышать уже некуда. Необходимость отчитываться неизвестно кому о своем местоположении по первому звонку спокойствия не добавляет.

Я нашла эту группу в ФБ, изучила ее, написала на следующий день отказ в ДИТ. Из СМ звонили еще два раза, я называла номер обращения. Смс о необходимости установки приложения приходили еще несколько дней, одна — с угрозой штрафа.

Мне повезло быть молодой и сильной, болезнь протекала довольно легко и недолго, но я не могу описать словами, насколько это было нервно. Каждый звонок и каждая смс вызывала ужас: начитавшись историй, я представляла, как мне выписывают миллион штрафов, как приходит полиция…

Мы сидели на карантине честно, дольше двух недель, даже мусор не ходили выносить — совесть совершенно чиста. Взрослому и сознательному человеку не нужен мониторинг, чтобы не заражать других. Нужна только помощь».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Раздельный сбор во дворах Петербурга Собрано 321 712 r Нужно 341 200 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 5 085 043 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 192 558 r Нужно 700 000 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью Собрано 255 480 r Нужно 994 206 r
Операции для тяжелобольных бездомных животных Собрано 383 346 r Нужно 2 688 000 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida Собрано 152 695 r Нужно 1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге Собрано 25 133 r Нужно 460 998 r
Всего собрано
1 529 424 668 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: Ирина Бужор/Коммерсантъ
0 из 0

Приложение «Социальный мониторинг»

Фото: Эмин Джафаров/Коммерсантъ
0 из 0

Очередь перед лабораторией, где можно сдать анализ на коронавирусную инфекцию

Фото: Эмин Джафаров/Коммерсантъ
0 из 0

Москва. Мужчина в окне жилого дома

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС
0 из 0

Москва. Мужчина в защитной маске проходит возле камеры видеонаблюдения на одной из улиц

Фото: Maxim Shipenkov/EPA/ТАСС
0 из 0

Приложение «Социальный мониторинг»

Фото: Эмин Джафаров/Коммерсантъ
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: